Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Автор: Tonio Treski
Фандом: ориджинал
Категория: слэш
Рэйтинг: NC-17
Жанр: слеш
Описание:
Никому недано приручить Эльфа - так считают многие. Эльфов-рабов не бывает в историях. А что, если Эльф попадет к Дракону, куда более сильному? Тоже не вариант? А если этот Дракон его предначертанная пара? Тогда Эльфу придется несладко, ведь Драконы, как известно, весьма агрессивны.


Странное ощущение. Как будто лежу на ком-то. Еще эти покачивания. Ничего не понимаю. Мы с Роелом вроде как на охоту собирались. Но меня еще никогда так не клонило в сон в разгар охоты. Еще что-то присохло к груди. Неужели мы так набрались с вина, что вместо охоты меня несут в собственные покои? Если это так, то я только позорю Амиора.
Подождите. Меня бы не везли на телеге. Еще этот странный запах. Мы были на охоте, а сейчас я готов поклясться, что у меня под рукой чей-то сапог. Не могу открыть глаз и едва удерживаю сознание от сна. Либо это и есть странный сон.
Меня вдруг немного подбросило, а потом я готов поклясться, что мне на лицо упала чья-то теплая рука. Звук колес по камням. И запах пыли. Не могу пошевелиться. Куда меня везут? Сверху упало что-то теплое. На плече ощутилось дыхание. Нет, все слишком странно, чтобы быть реальностью. Это просто сон.
Резко стукнувшись головой обо что-то твердое, я тут же проснулся. В голове по-прежнему гудело, но на сей раз я понял, что мне ничего не приснилось. Меня везли куда-то через лес. На теле были дешевая рубаха и штаны. На рубахе красовался след от крови и, немного ощупав пальцами, я понял, что кто-то пытался меня убить. Но этот вопрос можно отложить. Сейчас меня больше интересовало, почему я в одежде для рабов и еду в какой-то клетке? Руки и ноги скованы оковами и цепями. Попытавшись привстать, я понял, что прикован еще и ошейником к одному из прутьев.
Меня что, продали в рабство? Что вообще здесь происходит? Это чья-то шутка или заговор Амиора? Что тогда произошло с Роелом, который был со мной на охоте? Его тоже в рабство продали?
Я стал осматриваться. Несколько повозок. Но все, кроме меня, люди.
– Эй? Ты не видел здесь еще одного эльфа? – поинтересовался я у едущего в клетке неподалеку раба.
– Нет.
Немногословен. Значит, за нами могут наблюдать работорговцы и раб боится, что ему достанется. Но я-то не боюсь, ведь я не раб. Собрав в руках цепь, я от души махнул ей по решеткам, вызывая грохот металла. Как я и ожидал, процессия остановилась. Пара работорговцев направилась к моей клетке проверить.
– Освободите меня. Произошла ошибка, я не раб. – спокойно сказал я подошедшим.
– Тебя продали, так что умолкни! – рыкнул один из работорговцев и попытался ударить меня палкой.
Дохлый номер. Схватившись за конец, я со всей силы дернул на себя и работорговец влетел в решетку, дав мне прекрасную возможность схватить его за воротник и пару раз приложить к железу головой.
– Я не раб. – процедил я, притянув работорговца и сжимая его шею. – Немедленно освободите меня.
Уж что-что, а преклоняться перед кем-то я не собирался. Скованность конечностей между собой и прикованность ошейника к решетке весьма мешали. Но сдаваться так просто я не собирался. Рабы зашумели, мешая сосредоточиться. Второй работорговец был в поле моего зрения. Но их не могло быть только двое.
Неожиданный удар по голове и темнота перед глазами только убедили меня в этом. Проклятье, во что я ввязался? И кого убить в благодарность за подобное развлечение, когда вернусь домой?
***
На лицо неожиданно полилась вода, перекрывая доступ к воздуху и заставляя закашляться.
– Просыпайся! – приказал кто-то.
Мои руки уже прикованы не только между собой, но и к чьей-то телеге. Во рту металлический привкус, работорговцы явно не отделались одним ударом по голове. Об этом же свидетельствует и боль в теле. Но рассуждать долго мне не пришлось – едва я прокашлялся и вытер лицо, как цепь дернулась, заставив упасть и немного прокатиться. Но не смотря на путающуюся в ногах цепь от ножных кандал, я смог полу сесть на ходу, встать и побрести следом в компании остальных рабов.
Я не я, если не заставлю того, кто ведет телегу пожалеть об оскорблении. Ныне цепь явно была короче, чем телега. Жаль, а не то я бы уже обвил ее вокруг шеи мерзавца. Кстати говоря, на работорговцев, которые были ранее, он не похож. Неужели кто-то решил купить меня? Что ж, я дам ему серьезный повод пожалеть о том, что решил завести в рабах эльфа.
Пока мы шли у меня было достаточно времени подумать о своем нынешнем положении. Подчиняться я не собирался. Ровно так же, как и умирать. Но сейчас и меня и остальных рабов мучила жажда. Не говоря уже о том, что некоторые рабы падали от усталости или уже висели на цепях, прокатываясь по земле.
– Эй? Ты деньги на ветер бросаешь! – решил я привлечь внимание ездока.
Мой фокус удался. Люди достаточно мелочны, чтобы остановиться и тут же оббежать всю телегу и немного позади нее, оглядывая землю.
– Кто это сказал?! – возмутился один из выбежавших.
– Я. Ты идиот, если считаешь, что можно сутками идти без еды и воды. Ни один из твоих рабов не останется жив, если мы пройдем еще хотя бы день.
– Заткнись! Не тебе решать, что нам делать! – рявкнул на меня другой.
Спрыгнув с телеги, он подбежал ко мне с плетью. Глупо. Первый удар, пришедшийся по ногам, я не смог поймать. Но вот во время второго я смог изловчиться и схватиться за конец. Резко рванув на себя, я подставил колено, дав человеку коленом под дых. Схватив за волосы я смог изловчиться и приложить его еще и пару раз об телегу. Второй, спохватившись, подбежал, но на сей раз я был готов. Схватившись за край телеги, я подпрыгнул и со всей силы пнул подбегающего в грудь, немного откинув его от себя. С его пояса слетела связка ключей, к которой я тут же потянулся ногой, частично упуская из виду происходящее. Один из рабовладельцев рванул цепь, сковывающую мои ноги, и я растянулся по земле, связанный по рукам и ногам. Попытки подтянуть ноги или руки оказались бесполезными.
Вполне предсказуемые несколько ударов палками и плетью. Но вот дальнейшее привязывание меня к одной из лошадей за ноги, отвязывание рук и скачка вперед оказались в некотором роде сюрпризом. Брыкаясь по пути, я пытался найти способ сорваться и сбежать или хотя бы уменьшить удары о землю. Бесполезно. Все, что мне удавалось – защитить голову, да и то не всегда.
Через некоторое время пытки наездник остановился. Судя по разговорам – встретил кого-то. Глаза застилало песком и грязью, тело болело. Вокруг меня слышался звук копыт. Потом легкий звон, еще один звон, цепи, звук отдаляющихся копыт. Мои конечности перевязали веревками, а потом меня куда-то закинули. Снова подо мной все начало трястись, но на сей раз, как я понял, меня везут на лошади, перекинув, как дорожные сумки. Попытавшись свалиться, я понял, что меня привязали к седлу сзади.
Жажда продолжала мучить, но усталость и боль в теле вновь отключали сознание. Позже посмотрим, кому на сей раз «повезло» со мной.
***
На сей раз меня пробудили, кинув в воду с головой. Резко вынырнув и закашлявшись, я обнаружил себя в корыте с водой для лошадей. Зачерпнув руками воду, я стал жадно пить и промывать лицо. Голод можно перетерпеть, но вода нужна, чтобы выжить. Любая вода. Я обязан выжить и отомстить тому, кто повинен в моем рабстве.
– Отмылся? Вали на кухню! Подашь еду хозяину и его гостям. – усмехнулся какой-то человек, выдернув меня за цепь на шее из воды и дернув в сторону дома.
Подам еду хозяину? Я вам что, кухарка или разносчица? Ну держитесь, люди, ни один эльф еще не был покорным рабом! Хотя и до нынешней истории я никогда бы не мог подумать, что эльфа вообще можно продать в рабство. Позор мне, как эльфу.
Но все же я пошел на кухню и взял поднос с явствами. Все так же изображая покорность, я вышел в зал, где веселилась толпа людей. Прислуга ткнула мне в хозяина, велев подать еду, как подобает прислуге.
– Смотрите, а вот и мой эльф! Я, между прочим, единственный, кто имеет собственного эльфа в рабах! Еще никому не удавалось подобное! – хвастливо голосил «хозяин», пока я приближался.
У меня это даже вызвало улыбку. Тщеславный человек. Все люди почему-то считают, что могут заполучить себе все, что им не заблагорассудится.
– А что такой побитый у тебя эльф? – хмыкнул кто-то из гостей.
– Издержки воспитания. Эльфы ведь никогда человеку не подчинялись. Но я смог приручить этого своими руками!
– Лгун. – усмехнулся я, приблизившись.
Взяв с подноса, который нес кусок жареного мяса, я отправил его в свой рот к удивлению зала. Народ затих, ожидая реакции удивленного «хозяина». А я тем временем небрежно швырнул поднос на стол, взял кубок, налил в него вина и запил.
– Да как ты смеешь! – возмутился наконец-то додумавшийся до происходящего «хозяин».
– Я смею? Это вы, тщеславные и мелочные люди, как смеете считать, что все перед вами должны отплясывать?! Я тебе не раб, запуганный с рождения! – разозлился я на попытку человека схватить меня за цепь на шее.
Разбив об его голову кувшин с вином, я схватил его за волосы и со всей силы опустил его головой в тарелку. Женщины завизжали, мужчины подорвались со своих мест, кое-кто даже схватился за меч. А я со всей силы дернул за свою цепь, пытаясь понять, куда вбит другой ее конец. Первый пьяный недоумок перелетел через меня, когда я присел, едва не напоровшись на собственный же меч. Меч другого я выбил из рук, перекинув владельца через стол. Но меч оказался настолько затупленным и ржавым, что при попытке обрубить свою цепь, я только сломал его. Вокруг основательно началась неразбериха. Уворачиваясь от очередного меча, я запрыгнул на стол, но тот свалился и я потерял равновесие. Мне бы в руки эльфийский меч и все мечи и цепи давно бы уже были сломаны.
Пока я вставал, на меня накинулись трое, вцепившись в руки и пытаясь придавить к полу. Одного мне скинуть удалось, другой напоролся на меч подлетевшего с его стороны, а третьему я свернул шею цепью. Сгруппировавшись, я откатился и отпрыгнул к стене, хватая все, что под руку попадет. «Хозяин» остался без глаза от вилки, кого-то еще я за руку пригвоздил ножом к стене. Женщины уже давно разбежались, но и мужчин в зале вполне хватало. Совсем как на поле боя. Но на сей раз я безоружен. Чем бы я не вооружался в этом помещении – все сделано руками человека.
Сзади на меня свалился гобелен. Проклятье! Его я не заметил и в руках ничего острого! Резко рванувшись в сторону, я попытался схватить ткань и сбросить с себя, но споткнулся обо что-то и упал. Сверху тут же навалилось что-то тяжелое.
– Не убивать! Мне он нужен живым! – орал «хозяин».
Я уже хотел усмехнуться, что второй раз он одним глазом не отделается, но со всех сторон понеслись удары. Я забрыкался, пытаясь вырваться, но ударов стало только больше. Через некоторое время после того, как я не смог пошевелиться от боли, удары стихли. Гобелен отдернули, руки и ноги перевязали до хруста костей и меня уволокли из зала в какой-то подвал. Мне оставалось только дать себе отдых и наслаждаться мыслями о том, что усмешка над эльфом обошлась тщеславным людишкам достаточно дорого.
***
Сколько я просидел в подвале, я не знал. После отдыха и сна я пытался выбраться, но это оказалось тщетным. Время тянулось бесконечно долго и ко мне никто не спускался. Еды или воды мне тоже не давали. Судя по всему, меня пытались заморить голодом и жаждой. Что ж, желаю им удачи в этом. Хотя бы деньги потеряют за свою наивность на мое приручение.
Я уже совсем обессилел, когда услышал скрип открывающейся двери. Я подумал, что меня пришли убить, но меня поволокли наверх. Видимо, решили продать. Вновь закинув на коня и привязав к седлу, какой-то человек повез меня куда-то. Идиоты. Кто бы и кому меня не продал, я не собираюсь подчиняться. Я быстрее умру. А если выживу, то буду мстить.
***
Через пару дней тряски, мы заехали на какой-то рынок. Наездник спешился, а вокруг меня стала бегать заинтересованная детвора. Когда лошадь была привязана и наездник ушел, кто-то попытался меня напоить, но едва я сделал пару глотков, как человек, который привез меня, вернулся и разогнал доброжелателей. Меня снова отвязали и скинули с коня. На сей раз мне развязали ноги и куда-то повели. Вот ведь глупость, «хозяин» похоже заплатил второй раз, чтобы меня забрали.
Но о чем они совещались без меня, я не знал. Возможно поэтому я не удивился, когда на мне порвали рубаху, перевязали руки двумя веревками и подняли над землей. Видимо, решили для шоу забить меня до смерти. Я уже видел подобные исходы для рабов раньше. Но вот одного они не учли. Я знаю этот рынок. Вернее, слышал о нем. Здесь ходят разные расы существ. И эльфы так же могут пройти. Вот уж кто явно развлечения не поддержит.
Первый удар плети едва не застал меня врасплох. Но я сумел не издать ни звука. Вместо этого я с презрением оглядывал наблюдающих. Неужели всем, как и людишкам, не хватает жестокости настолько, что они любуются на подобные зрелища? Мне наплевать на удары, в боях и за последние дни и не такое пережил. Я не собираюсь молить о пощаде или развлекать их своими криками.
Через некоторое время я ощутил влагу, стекающую по горящей спине. Судя по всему, мне ее уже разодрали в кровь. Но вот наблюдатели ведут себя странно. Обычно к тому моменту, когда у казнимого начинает течь кровь, на площади уже почти все посетители рынка, как хищники ждущие, пока жертва издаст последний вздох. Неужели я им настолько не интересен, раз не издал ни звука?
Но я ошибся. Причина была в другом. Я не сразу заметил, но над толпой вдалеке возвышался и наблюдал за мной крайне редкий гость, привлекающий куда больше внимания, чем молчащий полумертвый эльф. Кто бы мог подумать, что на собственной казни я вживую увижу дракона? Будь мы на поле боя по разные стороны, то я бы опасался приближаться и отдавал бы команды лучникам. Вот уж кто действительно опасен и на кого даже эльфы смотрят снизу вверх. Но вот сейчас этот дракон был до смешного не к месту. Рынок – мирное место, совсем не подходящее для подобных агрессоров. Разве что он выхватит плеть у человека и закончит попытки замучить меня до смерти.
Неужели я угадал? Даже человек с плетью замер когда дракон стал приближаться в расходящейся перед ним толпе. Наверное я разозлил его тем, что мне все равно, от чьей руки подыхать. Эти существа ведь действуют только по собственному желанию и на поводу у эмоций, наиболее частая из которых гнев.
– Почему ты избиваешь эльфа? – с некоторым интересом спросил он у человека с плетью.
– Мне за это заплатили большую сумму. – испуганно отозвался тот.
– Заплатили, чтобы поймать эльфа и забить до полусмерти?
– Нет. Этот эльф раб. И его нынешний хозяин настолько им недоволен, что заплатил за то, чтобы его били плетью до тех пор, пока он не умрет.
Дракон с любопытством подошел ко мне. Не смотря на то, что мои ноги болтались почти в метре над землей, а человек с плетью стоял на платформе еще выше, голова дракона была немногим ниже моей. Но даже не смотря на это, я чувствовал, что у него есть повод смотреть на меня столь возвышенно. Однако я собирался сохранить свою гордость до конца. Он взял меня за подбородок, рассматривая и заставляя чувствовать свою силу, но я сумел вывернуться и брезгливо плюнул ему в лицо. Мне казалось, что от подобного неуважения он мне голову оторвет. Но, к моему удивлению, он утерся и рассмеялся.
– Ну надо же. Никогда не видел столь непокорного раба. Да и эльфа в рабах я тоже не видел. – усмехнулся дракон, после чего вцепился мне в бок рукой, надавливая на разорванную плетью плоть.
Но он мог даже не надеяться. Я могу потерять сознание или умереть, но смотреть на него свысока не перестану. Не добившись результата, он, как я и ожидал, взял меня за оба бока, впиваясь когтями глубже, чем рассекла плеть. Но я не перестал смотреть на него свысока. Даже когда в глазах потемнело от боли. Даже теряя сознание, я не собирался никому подчиняться. Даже дракону. Хотя с этим явно что-то не так.


Неизвестно, сколько я был без сознания. Пришел в себя я в какой-то хижине, весь перемотанный повязками, пахнущими травами. Все по-прежнему болело, но раны от плети на спине уже явно успели затянуться. То ли травы подействовали, то ли времени слишком много прошло. Но сейчас важнее было то, что я ни к чему не прикован и один в хижине. Интересно, куда делся тот дракон? И где я? Почему я жив, если последнее, что я помню – как дракон пытался разорвать меня.
Решив разобраться сначала со своим местом прибывания, я накинул на плечи покрывало и вышел из хижины. Лучше бы я этого не делал. Место, где я был оказалось поселением драконов. Ко мне тут же обернулось несколько пар глаз, заставив отступить и начать вспоминать, где мой меч. Живым я сдаваться не собирался. Либо перебью всех, либо погибну в бою. Но живым не дамся. Я слышал, что драконы делают с теми, кто к ним попадает. И эти пытки намного хуже смерти.
Я встал в боевую стойку и сощурился, мысленно считая количество противников, придерживая одной рукой покрывало на плечах, а другой сумев нащупать только палку. Ладно, и палку можно превратить в оружие, бился же против людей их низкосортным оружием и столовыми приборами.
Но самое странное было в том, что драконы явно не собирались нападать. Насколько я слышал, они агрессивны и тех, кто попадает в их территории, они пытают. Но эти почему-то даже не приближались ко мне и это всерьез настораживало. Но как бы то ни было, приближаться к ним не стоит. И если они не собираются приближаться, то мне лучше уходить, пока они не передумали. Продолжая сжимать палку в руке и внимательно наблюдать за каждым движением драконов, я медленно стал отступать, обходя хижину. Но стоило мне обойти ее и скрыться из виду сидящих, я резко развернулся и рванул куда подальше из поселения.
Как бы мне не казалось поведение драконов странным, свобода была так близко, что я немного расслабился. Миновав поселение, я скрылся в лесу, убегая подальше. Тело ныло, но я не обращал на это внимания. Лишь выбившись из сил и осев под одно из деревьев передохнуть, я задумался. Если я в поселении драконов и последним, что я помню – дракон, пытавшийся меня разорвать, то выходит, что он передумал и зачем-то вылечил меня. Исходя из сути драконов – это уже само по себе странно. Да еще и его сородичи, которые на меня почему-то не напали. Странно все это.
– Отдохнул? – послышалась усмешка позади.
Я резко развернулся на месте, ударив палкой в сторону источника звука. Но палка только переломилась об ствол. Я подскочил настолько резко, насколько смог. Голова кружилась и не давала сосредоточиться. Еще и это постоянное ощущение силы, не имеющее источника. За деревом не было никого. Откуда шел голос – непонятно.
– И это твоя благодарность за спасение, эльф? – послышалось откуда-то.
Я стал оборачиваться, но вокруг никого не было.
– Где ты? Покажись! – гневно прокричал я.
– Мне казалось, что вы, эльфы, предпочитаете биться с нами не приближаясь. Разве это не так?
– Бьемся мы с теми врагами, которых видим. Если врага нет в поле зрения, то исход битвы не в пользу слепца.
– Да ну? Хочешь сказать, что если бы ты меня видел, то смог бы победить?
– Да, смог бы.
– А ты готов поставить на спор свою свободу? Если проиграешь, то ты мой раб до смерти одного из нас. А если выиграешь – ты свободен и тебя никто не будет преследовать.
Я замер и задумался, пытаясь заставить свою голову перестать кружиться и услышать звуки присутствия. Если я вызову его на бой, то он вполне может превратить меня в своего раба, обрекая на вечные пытки. Исход с моим выигрышем практически невозможен. Он хочет, чтобы у меня не было выбора и чтобы я не смог сбежать и нарушить собственное слово.
– Я никогда не стану ни перед кем преклоняться!
– Как тебя зовут?
– Кион, но тебе этого знать не обязательно. Вы на могилах имена убитых не пишете. А я лучше умру, чем стану жить среди драконов, и, тем более, подчиняться им!
Позади раздался шум и раньше, чем я успел обернуться, я уже висел, а дракон одной рукой сжимал мою шею и вдавливал в дерево, не давая дышать.
– Долго думаешь, Кион. Меня зовут Мэмбок и я твой новый хозяин. Я победил и ты теперь подчиняешься мне. – усмехнулся дракон.
Я изо всех сил пытался оторвать его руку от собственной шеи и возмутиться, но хватка была твердокаменной. Более того, из-за исходящей от него силы у меня еще сильнее кружилась голова. Так вот что значит «не подходи к злому дракону, если не хочешь умереть». Но как раз выживать с ним мне хотелось меньше всего. Уж лучше смерть, чем плен драконов.
Судя по всему, он каким-то образом понял, о чем я думаю. И его это не обрадовало. Вдруг отпустив мою шею и дав вдохнуть воздуха, он не дал мне сползти по дереву на землю. Он схватил меня за предплечье и одним рывком развернул, вновь схватив за шею, но на сей раз вжимая в дерево лицом. Вот теперь мне стало страшно. Нет, не умереть. О быстрой смерти я как раз сейчас молился. Я разозлил дракона и страшно даже представить, что он может со мной сделать.
Но я и близко не мог представить, что сбудутся худшие опасения. Мои брюки с треском разорвались от когтей при попытке снять их. Я схватился за дерево, пытаясь забраться по нему, но головокружение усилилось вместе с натиском на шею, не давая мне и пошевелиться. Я ощутил на ягодице коготь и дернулся, но дракон схватил ее и вцепился когтями так, что я почувствовал кровь на бедре. Потом рука исчезла, давая мне возможность выдохнуть.
Но передышка была недолгой. Повязки с треском разорвались и сползли по дереву. По спине прошлись когти, вновь вспарывая едва зажившие раны. Я почувствовал, как вниз по спине стекает горячая кровь. Моя кровь. Дальше он воткнул мне между ягодиц один из своих когтей, едва не заставив закричать от боли. Я попытался расслабиться, чтобы хоть как-то облегчить эту пытку, но он вынул из меня коготь, после чего протолкнул сразу два пальца и раздвинул их. Я уже не мог понять, течет по моим ногам кровь со спины или из заднего отверстия. Лучше бы меня тогда запороли до смерти на площади.
Однако дракону явно было мало разрывать меня изнутри. Выдернув пальцы, он протянул руку между моих ног и болезненно сжал мои член и мошонку. Проклятье, он что, импотентом меня решил сделать перед смертью?!
Хватка немного ослабла, а потом вновь повторилась. Потом снова. Но явно не добившись того, чего хотел, он снова протолкнул в меня когтистые пальцы, начав царапать внутри и двигать ими. Я не понимал, чего он хочет добиться. Того, чтобы я умер от унижения и болевого шока? Тогда он мог оторвать мне все, что ему заблагорассудится и наблюдать за тем, как я истекаю кровью.
Пальцы вновь исчезли, но на сей раз он дал мне зачем-то передышку. Если, конечно, его постоянное давление силой на меня можно было так назвать. Я ощутил его язык, слизывающий с моей спины кровь, но дернуться уже не было сил. Вскоре язык перешел на мое ухо, завершившись укусом. Я даже не сразу понял, что что-то твердое, скользкое и горячее, блуждающее между моих ягодиц, начнет ввинчиваться в и без того травмированный когтями дракона проход. О моей целостности или сохранности он явно не собирался заботиться. Всего парой толчков он полностью вбился в меня, сорвав с закушенных губ вымученный стон.
– О, неужели ты умеешь чувствовать боль? – усмехнулся он, пару раз с силой толкнувшись в мое тело. – А мне уже стало казаться, что ты никогда ее не чувствовал и оттого такой бесстрашный.
Я промолчал, стараясь не издавать ни звука от толчков в собственное тело. Теперь он еще и вдавливал меня в дерево собственной силой, двигаясь все быстрее и грубее. Если бы я был человеком то уже наверняка бы умер. Но ему этого было мало. Перехватив одной рукой мой подбородок, он протолкнул мне когтистые пальцы в рот, раздвигая челюсти и не давая сдерживать хрипы и болезненные стоны. Другой рукой он продолжил грубо терроризировать мой пах. Я не мог понять, то ли он силу не рассчитывает, но пытается сделать мне приятно, то ли он издевается надо мной.
Самым унизительным было то, что мое тело стало немного откликаться на грубые ласки сквозь боль, а дракон, как будто утверждаясь в своей победе, прокусил мне плечо, быстро наращивая темп и силу толчков.
Дерево, не выдержав, сломалось под напором. Но моего насильника это не остановило. Даже наоборот, он широко раздвинул мои ноги, после чего вцепился когтями обеих рук в бока и продолжил еще яростнее насаживать меня на себя, вызывая новые вспышки боли. Я уже попросту ерзал не то по траве, не то по стволу сломавшегося дерева, надеясь, что скоро конец этой пытки. Я и не предполагал, что когда дракон кончит, меня изнутри как будто огнем обдаст и выплеск его силы едва не сломает мне позвоночник. Движения пошли на спад, я надеялся, что это все, но он стащил меня с себя, перевернул и поднял, держа за ноги. А своим горячим языком он игрался с моими членом и мошонкой, обсасывая первый и немного покусывая последнюю. У меня не было сил даже дернуться, а он упорно игрался с моим телом, но едва получая отклик сквозь боль, он снова насаживал меня на себя и грубо насиловал до тех пор, пока не получал удовлетворения. Мне уже стало казаться, что его насилие – долгий вдох, а развлечения с моим телом – скорый выдох. Я не мог понять, чего он добивается своими играми. Я слаб, безоружен, унижен и вдобавок пошевелиться не могу в его руках. Чего еще ему от меня нужно?!
Он бы мог бесконечно измываться надо мной, но во время очередного насилия не рассчитал силу и я наконец-то отключился от болевого шока.


Следующее пробуждение было хуже, чем потеря сознания. Проклятье, когда этот дракон успокоится? Его даже не волновало, что в хижине сидел и наблюдал другой дракон. Унизительно. Меня трахает один дракон, а другой наблюдает и занимается самоудовлетворением, пожирая меня взглядом. А я не могу ничего сделать. Только ненавидяще смотреть, пока этот Мэмбок с силой толкается в меня, заставляя ездить по кровати. А самым отвратительным сейчас было то, что он каким-то образом нашел отклик в моем теле.
– Пре…прекра… ти! – зло выдавил я из себя, к собственному ужасу понимая, что вышло стонуще.
Драконы издали рык, похожий на усмешку, а Мэмбок ускорился. Я вцепился руками в кровать, пытаясь успокоиться и удержаться на месте. Бессмысленно. Он давил силой и не только физической, принуждал к подчинению.
– Эй, Мэмбок?.. – хрипло усмехнулся другой дракон, – Твоя игрушка сопротивляется и явно не довольна…
Проклятье! Они что, издеваются?!
Мэмбок замедлился и вышел, давая мне возможность попытаться выровнять дыхание. Но я чувствовал, что это еще не все и так просто он не успокоится. И я угадал. Резко рванув меня вверх за волосы, он перевернул меня на спину и сдавил шею, перекрыв доступ к воздуху. Я вцепился в его руки, пытаясь оторвать от своей шеи, а он схватил меня за бедро и прижал его к кровати, выворачивая меня до хруста костей. Я ощутил что-то скользкое и горячее на паху. Проклятье! Мэмбок заглотил мой член и играл с ним языком и губами, угрожающе поцарапывая. Я попытался дернуться, но ничего не вышло, он только сильнее сдавил мою шею, грозясь сломать.
Немного поиграв с моим членом, он вновь поднялся и одним толчком вновь ворвался в меня, двигаясь быстрее и с большей силой, чем ранее. От нехватки воздуха у меня помутнело в глазах и я уже прощался с жизнью. На краю сознания я снова ощутил, как все внутри обдало огнем. Но потом мою шею отпустило и я почувствовал судорогу оргазма. Проклятье, какой позор! Я, эльф и честный воин своего поселения, превратился в драконью проститутку.
Хрипло кашляя и мелко дрожа, я понимал, что не могу пошевелиться. Я не мог ни прикрыться, ни ударить, ни спровоцировать драконов на свое убийство. Я мог только лежать, дышать и слушать. Я не хотел открывать глаза и позорно смотреть на их усмешки надо мной.
– Эй, Мэмбок, не хочешь поделиться своим эльфом? – с явным интересом протянул дракон.
– С какой стати? – рыкнул Мэмбок.
– С той, что если каждому дракону не достается по игрушке, то ими положено делиться. А ты привез с рынка игрушку только для себя. Драконы не довольны и ни к чему хорошему это не приведет.
– Ты хочешь сказать, что это я виноват в том, что все игрушки, привезенные ранее в мое племя передохли, не прожив и пары дней?
– Нет, что ты. Но есть серьезные опасения, что кто-то из наших поднимет бунт и силой отнимет у тебя новую живучую игрушку.
– Какими бы живучими не были эльфы, ни один не выдержит обслуживания всего нашего племени. Недовольные все равно останутся.
– Ну со мной-то ты поделишься? Мне же ты доверяешь?
– Даже не думай. Ты будешь следить за тем, чтобы он не сдох раньше времени и только. Если рискнешь им воспользоваться, то не вернешься в племя до тех пор, пока не раздобудешь каждому дракону по эльфу.
– Ты в своем уме? Ни один эльф живьем дракону не дастся! Это твой не успел совершить самоубийство, когда проиграл. Такой случай впервые.
– Это твои проблемы. Я все сказал. Хотите – ездите на рынок и покупайте себе рабов хоть каждый день. Но этого воспитывать буду я сам.
– Но племя…
– Племя обязано подчиняться своему вождю или потребовать честного поединка за лидерство.
Голоса стали стихать, драконы ушли, а я задумался. И правда, почему я не разозлил его настолько, чтобы он меня убил? У меня были прекрасные шансы как на площади, так и в лесу. А теперь я опозорен и превращен в рабыню-проститутку этого дракона, Мэмбока. Не для этого я столько тренировался. Вполне возможно, если я восстановлюсь достаточно, то смогу вызвать этого Мэмбока на поединок и либо умереть, либо убить его. В случае последнего по драконьим законам я должен буду стать новым предводителем, однако драконы не потерпят коронации эльфа и разорвут меня на части. А потом это племя само себя уничтожит в борьбе за власть. Что ж, тогда я смогу считать свою честь отмытой равноценной платой жизней всего племени. Точно так же у меня есть возможность на побег, если смогу внести неразберихи в племя. Пока агрессоры будут биться за власть, у меня будут прекрасные шансы на побег.
***
Сколько мне дали спать, я не знаю. Проснулся я от легкого стука, тут же подскочив в кровати, но резкая боль в теле буквально сложила меня пополам.
– Эй, Кион, затихни, а то себе же хуже сделаешь. – усмехнулся Мэмбок.
Я промолчал. Краем глаза я заметил, что он положил кусок жареного мяса и миску воды на небольшой столик неподалеку от кровати. Забавно, кажется он решил обо мне позаботиться.
– А что, если я собираюсь умереть от жажды и голода? – усмехнулся я.
– Тогда я затолкаю и залью все это тебе в глотку, а потом вышвырну к остальным драконам и пусть делают с тобой все, что захотят. – усмехнулся Мэмбок.
Дракон рассмеялся, наблюдая за моей бессильной злостью. Он прекрасно знал, что я слышал их разговор с другим драконом. Но представить себе, что есть нечто более худшее, чем то, что вытворяет с моим телом Мэмбок было крайне сложно. Но если представить себе, что моим телом воспользуется все племя агрессоров, то я сильно сомневался, что от меня хоть что-то останется для похорон.
До моих ужей донеслись крики, рыдания и смех. По привычке я вновь попытался вскочить с кровати и рвануть к источнику звука, но по всему телу прошлась такая вспышка боли, что я упал на пол. Мэмбок рассмеялся.
– Мои соплеменники развлекаются. Купили себе несколько рабов.
Я замер, вдруг поняв, почему попавших к драконам считают не жильцами. Я мог бы поклясться, что слышу предсмертные крики, звуки рвущейся плоти и хлюпанье крови. Смерти я не боюсь, насмотрелся на поле боя, но то, что творится снаружи, наверняка в сотни раз хуже смерти. Кто бы мог подумать, что я буду благодарен Мэмбоку за то, что не отдал меня на растерзание стаду похотливых агрессоров.
Но я не мог оставаться не у дел. Медленно полусев и оперевшись на кровать, я стащил и накинул на плечи покрывало. Не с первой попытки, но мне удалось встать, хоть и приходилось опираться на все подряд. Немного передохнув, я вышел из хижины. Странно, но Мэмбок даже не пытался меня остановить. Лучше бы он меня остановил. Ни разу в своей жизни, ни в одной из битв я не видел подобного кровопролития. Несчастных людей насиловали и рвали на части одновременно. Казалось, что вся стая, многократно превосходящая количество жертв, измывалась над несчастными. Драконы, как кровожадные хищники, отбрасывали мертвых и еще большим количеством кидались на тех, кому еще не повезло умереть. Кто-то все же забавлялся с мертвыми останками, совсем не похожими на останки людей, которыми они были при жизни. Некоторые драконы рвали мясо и пожирали умерших. Я даже и предположить не мог, что они таким образом избавляются от тел. Никому ранее не доводилось видеть подобное и остаться в живых, чтобы рассказать.
Но радоваться жизни долго мне не удалось. Пара драконов, жующих человечину и почему-то не принимающих участие в общем развлечении, заметили меня. Медленно отступая, я совершил кардинальную ошибку – я обошел хижину Мэмбока и, как мог быстро, побрел прочь. Странно, но драконы, хоть и преследовали меня, но явно никуда не спешили. Я даже сумел стащить чей-то меч и закрепить покрывало ремнем ножн. Добравшись до леса я попытался прибавить шагу. Я слышал, что меня преследуют, но меня больше настораживал тихий шум впереди. Я изменил направление и шум переместился. Мне нужно было как-то скрыться или вернуться к Мэмбоку. В этом лесу так и веяло смертью.
Поняв, что не могу ни оторваться, ни избежать столкновения с чем-то впереди, я скрылся в кустах, дав им скрыть меня ветвями из виду и прислушался. Мой трюк сработал, драконы потеряли мой след и прошли мимо. Немного выждав, пока все стихнет, я побрел обратно. По сути я не знаю, почему. Возможно потому, что мне казалось, что в подобном состоянии мне безопаснее находиться в обществе Мэмбока. Пусть даже он заботится только о том, чтобы его постельная игрушка дышала.


– О, ты вернулся? – усмехнулся дракон, едва я зашел в хижину.
Я промолчал, а он насторожился. Отследив его взгляд, я понял, что у меня на поясе по-прежнему висит стащенный у кого-то меч в ножнах. Но так же он наверняка заметил, что я измотан вылазкой и не в состоянии сражаться. Медленно вытащив меч, я не мог не пройтись по нему взглядом и не отметить, насколько низкого он качества. Мэмбок насторожился, но я воткнул его в землю и, пройдя мимо, сел на кровать.
– Неужто ты смирился со своим рабством? – усмехнулся дракон.
– Нет. Здесь чужаки. – сам не зная, почему, отчитался я.
– Где?
– В лесу к востоку. Они… – отчитаться о действиях драконов я не успел, Мэмбок выскочил из хижины.
Я упал на спину, закрыв глаза и размышляя. Почему мне пришла мысль о погнавшихся за мной драконах, как о чужаках? Очень просто – все, кроме тех двоих, были одного цвета волос. У тех же цвет был намного темнее. Другой вопрос в том, зачем я отчитываюсь тому, кто меня морально унижает? Единственным разумным ответом на этот вопрос было желание хоть на время избавиться от дракона и восстановить свои силы.
Мэмбок вернулся не скоро. Первым делом он кинул в меня какую-то ткань, заставив сесть. Ткань оказалось простой одеждой.
– Одевайся. Мы уходим. – кратко буркнул он мне и ушел.
Одевшись, я вышел из хижины. От недавнего пира человечины остались только кости, куски одежды, плоти и следы крови. Драконы же больше не развлекались, а куда-то собирались. Я стал наблюдать за разборкой хижин, ожидая объяснений или Мэмбока, но хижину, в которой я до этого находился разобрали раньше. На меня никто не обращал внимания и помощи так же не требовали. Мне оставалось только гадать, те двое были причиной сборов или что-то иное.
– Не путайся под ногами! – рыкнул какой-то дракон, наткнувшись на меня.
Я промолчал, а он прошел мимо с каким-то деревянным ящиком. Неподалеку послышался треск и я обернулся. Все, что не складывалось в телеги, драконы ломали в мелкие щепки или сжигали. Теперь я понял, почему никто не видел их предметов быта – они не оставляли о себе никаких следов. Ломали мебель, посуду, которая не помещалась, жгли бревна, державшие крыши. Ничего не оставалось, даже истерзанные останки людей и окровавленные траву и землю кидали в костер. За довольно короткое время поляна опустела, если не считать собравшихся и явно чего-то ждущих драконов с телегами своих вещей. Я заметил, что среди драконов Мэмбок отсутствует, да и не присутствовал он при сборах.
– Где Мэмбок? – поинтересовался я у одного из драконов.
– Не твое дело. – отмахнулся тот.
Решив, что тот где-то неподалеку, я направился искать его в лес, но мне преградили путь.
– Тебя приказано не выпускать. – рыкнул один.
Попытавшись его обойти, я заметил, что меня просто не пускают. Нет, не связывают, не хватают, а просто не пускают, не прикасаясь. Потянувшись наугад к одному, я заметил, что тот ненамного отступил. Судя по всему, меня приказано не трогать.
Неподалеку послышался рев пламени и грохот ломающихся деревьев, заставивший драконов обернуться. Такого шанса нельзя было упускать, к тому же меня терзало нехорошее предчувствие. Выхватив из ножен ближайшего дракона меч, я запрыгнул на ветку ближайшего дерева и перескочил через преграждающих мне путь драконов. В нескольких сантиметрах от моих ног мелькнули когтистые лапы, но мне удалось сбежать. Грохот усилился, заставив меня схватиться за покачнувшееся дерево. Впереди происходило что-то явно серьезное и я помчался туда.
Вскоре я остановился перед горящими деревьями и едва успел увернуться от полыхнувшего пламени. Выглянув из-за дерева, я увидел причину грохота – в нескольких метрах от меня дрались два огромных дракона. Нет, не тех, которые в обличии людей, а огромные, ящерообразные, крылатые монстры. Золотые чешуйки походили на броню, но их же зубы пробивали ее. Я не мог понять причину драки или кто из них кто. Они жарили друг друга пламенем, грызлись и драли когтями, подлетая и катаясь по лесу.
Наблюдать за драконьей разборкой вблизи было довольно опасно. Всюду валились и горели деревья, летели вырванные с корнями и землей деревья. Но оторвать взгляд я не мог. Не каждый день удается увидеть подобное зрелище. Пусть даже мне все время приходилось передвигаться, чтобы не попасть под раздачу.
В итоге один из драконов повалил другого на землю. А упавший, заметив меня, открыл клыкастую пасть. Едва заметив огонь в глотке, я слетел с пригорка, упав на землю, ускользая от грохочущего под головой пламени и быстро перемещаясь, чтобы узнать исход битвы. Но когда я приподнялся из укрытия, драконы уже взлетели, устраивая гонки над лесом и пылая друг друга пламенем. Несколько вращений на разной высоте неподалеку от меня и один из драконов ринулся на обожженную часть в опасной близости от меня. Другой, схватив его зубами за шею, заставил изменить траекторию и оба приземлились в противоположном конце рощи, пропахав землю.
Едва грохот от падения стих, как я понял, что из звуков остался только треск горящих деревьев. Один из драконов был Мэмбоком, я в этом точно уверен. Поспешив к месту падения, я увидел одного из драконов, подранного и стоящего на задних лапах. Заметив меня, он стал приближаться, с каждым шагом уменьшаясь и сбрасывая часть чешуи. Враждебно он не выглядел, но инстинкты подсказали выхватить меч из ножен и направить его в сторону дракона, готовясь к атаке. Дракон остановился в нескольких шагах от меня и перестал уменьшаться. Я так и не мог понять, кто это, но чутье подсказывало, что явно не дружественный мне объект.
Пауза затянулась и я, рванувшись в сторону, отправил меч в сторону дракона, заставив того уклониться и потерять меня из виду. Спрятавшись за одним из уцелевших деревьев, я взялся руками за его корни и сосредоточился. Дракон должен был быть как раз на нужном участке земли. Выдохнув, я закрыл глаза и увидел все, что мне было нужно – систему корней, дрожь ломаемых деревьев и усиление тяжести земли, отчетливо говорящее о шагах врага. Шаг, еще шаг, не в ту сторону, запинается, выравнивается в нужном направлении. Еще несколько шагов, пара запинаний и дракон падает в овраг, отрытый корнями и во время падения практически закрывший края.
Отпустив корни, я направился к оврагу, подобрав по пути меч. Внутри не было ни звука и я склонился, выискивая дракона в темноте, как что-то схватило меня за руку и рвануло вниз, а из оврага, разрывая корни, явился дракон, снова увеличивающийся в размерах. При попытке выбраться, драконья лапа вжала меня в края оврага, а дракон, издавая звуки, похожие на смех, склонился мордой ко мне открывая пасть. Искать корни и прятаться в земле было бесполезно, я бы просто зажарился вместе с землей. Увидев пламя в горле дракона через открытую пасть, я понял, свою безысходность и основную причину отсутствия живых существ, которые видели бои драконов на расстоянии ближе, чем несколько гор.
Я уже собрался поднять меч и встретить смерть лицом к лицу, как пасть дракона вблизи меня и вырывающееся оттуда пламя исчезли. Раздался рев пламени, странный звук, как будто древнее дерево ломали пополам, и лапа, которая меня держала, ослабла. Скатившись вниз по земле, я открыл для себя запасной выход и почувствовав шаги по краям оврага. Но не отметая возможности того, что это может быть как Мэмбок, так и очередной враг, я лег спиной на склон и позволил корням обрасти меня, надежно скрыв из видимости.
Через некоторое время шаги стихли, а потом пошли в обратном направлении. Мне нужно было узнать, с кем я имею дело и очередная череда корней-подножек скатила неподалеку от меня дракона в человеческой обличье. Со спины я видел только то, что он один из дравшихся – растрепанный, побитый, весь в земле, крови и подпалинах. Дракон, оборачиваясь не в те стороны, направился дальше. Еще пара подножек и дракон упал в небольшую яму, вновь спровоцированную моей магией. Вставая, он наконец показал мне лицо и направился в другую сторону, вновь проходя мимо меня.
Я дал корням расступиться, не собираясь выдавать свою магию, и в несколько шагов нагнал Мэмбока, взяв рукой за плечо. Реакция дракона оказалась мгновенной – рывком развернувшись, он схватил меня за шею и вбил в ближайшее дерево. После этого на его подранном лице появилось удивление.
– Кион? – он отпустил меня, – Откуда ты взялся?
– Не стоит недооценивать лесных эльфов. – усмехнулся я, откашлявшись.
Брови Мэмбока взлетели вверх, а я улыбнулся. Все считали, что драконы только разносят селения и уничтожают все вокруг себя, воюя только между племенами. Но увиденная мной драка доказала, что они еще и бьются за лидерство, обращаясь в могучих тварей. Точно так же все считают, что у всех эльфов магия одинакова, а лесные или озерные они только по месту жительства. С одной стороны они правы, но с другой это определяет нашу магию от рождения и единицы ей не соответствуют.
– Возвращаемся?
– А ты нам еще оврагов по пути не найдешь?
– О чем ты, Мэмбок?
– О твоем колдовстве.
– Теперь я не просто эльф-раб?
– Нет. И ты изначально им не был.
Я издал смешок. Кто бы мог подумать, что я смогу заставить дракона уважать эльфов за столь короткий срок. Но раз уж я при этом выжил, стоило узнать давно интересующие меня вопросы о драконах.
– Что ты чувствуешь во время превращения? – с некоторым интересом спросил я.
– Облегчение. Я возвращаюсь в свой истинный облик. А вот когда обратно, мне кажется, что собственное человеческое тело слишком тесное. Это как оказаться в комнате без окон, стены которой сдавливают тебя до тех пор, пока ты и вздохнуть не сможешь. Но потом все проходит.
– Почему тогда ты не живешь в своем истинном обличье?
– А что, хочешь, чтобы я больше не пытался воспользоваться твоим телом? Это слишком неудобно. Некоторые драконы выбирают такой путь с рождения. Но если они не прячутся от рождения там, где человеку до них не добраться, или не имеют достаточно силы, чтобы защитить себя и заставить бояться, то живут крайне недолго. А что ты чувствуешь, когда колдуешь?
– Природу. Лес. Корневые паутины под землей. Каждое дерево леса, в котором нахожусь. Если не сосредоточиться на том, зачем проник в паутину, то она может поглотить меня.
– В смысле сожрать?
– Нет. Сделать частью себя.
– Так это плохо или хорошо? Я запутался.
– И то и другое одновременно. Можно по неопытности остаться безмолвной частью леса. Стать наблюдателем, но не иметь никаких желаний. Наблюдать за всем без малейшего интереса. Но это и выход для тех, кто осознанно выбирает для себя путь безмолвия.
– И что чувствуют те, кто входят в лесную паутину с безмолвным эльфом?
– Мы используем их силы, совмещая со своими. Они этого не замечают. А использующие чувствуют, что у леса слишком много силы для обычного. И чем больше безмолвных, тем больше силы дает лес тем, кто умеет с ней обращаться.
– Здесь есть эти эльфы-деревья?
– Есть. Вы со своей дракой уничтожили часть, но несколько помогли мне.
– Покажи.
– Зачем? Пусть продолжают жить.
– Я тебе показал все свои фокусы, а ты мне не одного. Несправедливо, не считаешь?
– Мы потратим лишнее время на поиски.
– И что с того? Покажи, я не убью твоих спящих вечным сном эльфов. Я просто хочу узнать, как это выглядит.
Вздохнув, я посмотрел на Мэмбока. Мы стояли уже некоторое время. Но я видел, что дракон не собирается отступать. Поразмыслив на тему того, что он и правда открылся мне, что этот разговор затеял я, и что мое поселение все равно меня предало и избавилось, я вздохнул и кивнул.
Присев у ближайшего дерева и расчистив корни от земли, я взялся за них, выискивая ближайшего безмолвного. Я знал, что прятался неподалеку от одного из них, но возвращаться туда было бы неблагодарностью. В итоге я нашел одного неподалеку от лагеря и направился туда. Мэмбок с интересом шел вслед за мной.
Вскоре мы добрались почти до лагеря и я присел возле одного из деревьев. Человеческому глазу она не была видна, но я ее видел отчетливо. Смертельно раненная целительница из лесных эльфов. Она попросила лес о помощи и он принял ее, обволок корнями и дал совсем другую жизнь. Безмолвную и безучастную, но спокойную и умиротворенную. Она просто стала деревом, корни которого ее укрыли.
– Ну и почему мы остановились? – нетерпеливо спросил Мэмбок.
Я медленно обвел пальцами черты той части лица, которую мог разглядеть любой, кто точно знал,что там что-то есть. Но большинство, не зная секрета, не обращают на это внимания. Мэмбок сел на землю рядом, присматриваясь, а я немного разгреб ладонями землю, обнажая обвитые корнями плечо и ключицу. Но едва дракон понял, что к чему, я вернул все к изначальному виду.
– Неопытная?
– Нет.
– Тогда почему она решила стать деревом?
– Она выбрала третий вариант между смертью и очередным перерождением. Так делают многие смертельно раненные. Если бы ты меня тогда прибил, я бы тоже предпочел не перерождаться, а стать частью того леса.
– И чем это лучше смерти?
– Это эльфийский рай. Всего лишь подозревая нечто подобное, враги сжигают наши тела. Это оборачивается небытием.
– Хорошо, ушастик, если ты помрешь, я похороню тебя под каким-нибудь деревцем. – хохотнул Мэмбок, похлопав меня по плечу.
– Глупый дракон. Ты так ничего и не понял. – спокойно ответил я.
В лагерь мы возвращались молча. Оба осмысливали случайно возникшую дружескую беседу.


Когда мы вернулись к остальным драконам, меня ожидал сюрприз. Человек. Вернее, маг. И явно не простой фокусник, а серьезно занимающийся колдовством. Но сюрпризом это было только для меня. Мэмбок явно ждал его.
Подтолкнув меня в спину, он кивнул магу и драконам. Драконы стали собираться, держась от мага поодаль, маг же направился в нашу сторону, заставив меня насторожиться, а Мэмбока встать передо мной.
– Об эльфе мы не договаривались. – сказал маг.
– О магии тоже. – ответил Мэмбок.
– Это меньшее зло, чем лишний груз с неизвестными помыслами.
– Это моя прихоть. Или ты смеешь сомневаться? Мы договорились на твое сопровождение, а как мы это сделаем или что прихватим в качестве сувениров, не твое дело.
Маг промолчал, даже я почувствовал, что Мэмбок злится, а это ничем хорошим не обернется. На ум пришла одна из догадок в наших книгах, что драконы терпеть не могут любое проявление магии. Но тогда по какой причине они могли согласиться на сопровождение колдуна? Это совершенно противоречит их логике.
Маг вновь одарил меня взглядом и отвернулся, направившись вслед за драконами. Мне это не понравилось. Создалось такое впечатление, как будто он замыслил недоброе. Хотя вполне возможно, я просто ему мешаю. Но почему? Если это простое сопровождение, то я могу передвигаться достаточно быстро. Тогда о чем они договаривались? Мэмбок сказал «сопровождение» подразумевая что-то, выходящее за рамки или он и сам не знает планов мага?
Я раздумывал над этой тайной весь день, не отходя от Мэмбока и искоса наблюдая за колдуном, я пришел к выводу, что маг явно задумал что-то недоброе, о чем Мэмбок и не догадывается. Сам не знаю, почему, но я стал причислять себя к племени драконов. Выражалось это в том, что мне не все равно, что с ними произойдет, хотя ранее я бы пошел на сделку с магом ради побега. Но сейчас я был на стороне драконов хотя бы потому, что маг угрожал нам всем.
После заката мы впервые остановились на привал. Все же драконы шли с полными телегами купленного на базаре. Я решил воспользоваться случаем и осмотреться, но Мэмбок толкнул меня, заставив сесть под дерево.
– Сиди здесь. – приказал он.
Я промолчал, наблюдая за тем, как он подошел к магу и они стали отдаляться. Повинуясь нехорошему предчувствию, я незаметно направился следом. Они отходили от лагеря, разговаривая. И явно не собираясь никого в это просвещать.
– Там обвал, мы не пройдем. – сказал маг.
– Растащим или перепрыгнем. – ответил Мэмбок.
– Вам не поднять телеги в воздух. Нужно обойти.
– Тогда обойдем.
– А как же эльф?
– Он со мной и это не обсуждается.
– Зачем он тебе?
– Я за него заплатил.
– Перепродай мне и я избавлюсь от него, а ты не потеряешь в деньгах.
– Зачем тебе так нужен мой раб? Он мой наложник и только поэтому до сих пор жив.
– Я терпеть не могу эльфов.
– И только?
– А почему ты так в него вцепился? Не похоже, чтобы ты его использовал. И почему не делишься с остальными?
– Я его использую, когда мне этого хочется, а остальные получили людей. Мне не нужно, чтобы моя дорогая игрушка сдохла так быстро. А если ты продолжишь так интересоваться им, то наша сделка отменяется.
Оба замолчали, а я не знал, что и думать. Нужно было понять, что задумал маг. Подслушивать и дальше не было смысла, я пошел осматривать предстоящий путь. Забрался на деревья и в самом деле увидел развилку вдалеке. Одна вела в горы, а другая была закрыта лесами. Но дурное предчувствие меня не покидало.
Спустившись вниз, я направился обратно в лагерь. Я планировал предупредить Мэмбока, но я был не один. Кто-то шел мне навстречу. Дракон из племени. Я немного успокоился и собирался пройти мимо, но он схватил меня за предплечье и потащил.
– Что ты делаешь? – поинтересовался я.
Дракон не ответил. Дотащив меня до лагеря, он дернул за руку, заставив меня упасть на четвереньки. Я резко поднялся, обнаружив перед собой Мэмбока. Выражение его лица ничем хорошим мне не светило. Я отступил на шаг, готовясь обороняться, но не доставая меч из ножен, а драконы сузили круг, толкнув меня в сторону Мэмбока, а тот схватил за шею, сдавливая и заставляя опускаться перед ним на колени. Этим дело не ограничилось и он силой уложил меня на землю.
Маг стоял и смотрел из-за спин драконов, что пробуждало во мне нехорошее предчувствие. Неужели он уговорил дракона избавиться от меня? Я взялся за руку Мэмбока, пытаясь ослабить хватку, а он перехватил мое предплечье и резко развернул, придавив к земле. Не имея возможности видеть, я сосредоточился на выравнивании дыхания и ощущениях.
Мэмбок развязал шнуровку моих штанов и стащил их на бедра. Я вновь постарался расслабиться, его дальнейшие действия прекрасно мне известны. Он стал проталкивать в меня пальцы с собственной слюной, растягивая. Мешал лишь факт публичного унижения, из-за которого мне снова с трудом удалось стерпеть проникновения его члена. Он схватил меня за бедро, заставив поднять задницу и стал долбиться внутрь. Снова с силой и сразу быстро. Но на сей раз что-то было не так.
Он отпустил мое бедро и вцепился в бока, наталкивая на себя с большей силой. Одной рукой я схватился за его запястье и почувствовал увеличение чешуи. Он превращался в дракона. Маг что-то сказал ему и он решил не сдерживаться. Я видел такое, когда драконы развлекались с людьми. В порыве похоти они начинали превращаться и просто разрывали свою жертву на части. Мэмбок сейчас был таким же, тешащим толпу. Только он еще схватил меня за шею, заставляя задыхаться и облегчая смерть. Все его игры ранее были только играми, заставляющие меня хоть немного ощущать себя парой, а не используемой плотью. Но сейчас все изменилось и один из нас получает удовольствие, а над уходящим сознанием другого гогочет толпа. В голову пришло, что это конец, но жалел я только о том, что не успел раскрыть заговор мага.
***
Еще не открывая глаз, я ощутил мерное покачивание под собой, что навело на нехорошие подозрения. Но открыв глаза, я в какой-то мере успокоился. Рядом шел дракон. Это значило, что я не только не умер, но и все еще нахожусь в племени Мэмбока. Но попавшийся на глаза маг не дал расслабиться. Он шел возле Мэмбока, указывая путь. Меня это настолько гневало, что я предпочел скатиться с чьей-то повозки.
Устоять на ногах мне не удалось и я повалился на землю, но упрямо встал и, стараясь идти ровно, направился вперед, пройдя мимо Мэмбока и мага. Я заметно ослабел, но это не мешало мне пытаться понять, в какую ловушку пытается увести маг. Даже поступок Мэмбока, который мне еще ответит за содеянное, отходил на второй план. Маг был опаснее хотя бы потому, что пытался от меня избавиться любыми способами.
Никем не останавливаемый, я опередил драконов и пошел вперед, увеличивая дистанцию. Что-то не давало мне покоя, но среди шумных драконов нельзя было понять, что именно не так. От них все мое время пребывания в их колонии несло чем-то, всерьез перебивающим мои ощущения. А при появлении мага эффект усилился.
Стоило мне отдалиться достаточно, я буквально оглох. Нет, я не слышал ни драконов, ни привычных звуков. Не слышал и звуки растений или животных. Меня против воли охватила паника, я никогда ранее не пребывал в подобной изоляции. Я всегда что-то слышал или ощущал, полагаясь на зрение в последнюю очередь. Но сейчас все мои ощущения были вне досягаемости.
Упав на четвереньки, я пытался нащупать растительность или почувствовать запах земли, по которой мы идем, но ничего не было. Все складывалось в худший из моих прогнозов, но без ощущений я быстро ослеп.
– Мэмбок, зачем мы пришли в мертвый лес? – попытался спросить я, но не услышал собственного голоса.
Я не мог понять даже, в каком положении нахожусь. Стою, сижу или лежу на мертвой земле. Даже дышать представлялось невозможным. Казалось, что это и есть забвение, вечность. Но я так же знал, что еще не решил пасть в него и если умираю, то предпочту перерождение, чтобы завершить начатое. Не важно, куда меня перенаправит природа, я буду терпеливо перерожден и выращен вновь, чтобы вспомнить, как жил среди драконов и предупредить их о злых замыслах мага. Если, конечно, к тому времени я еще смогу спасти Мэмбока и его племя.

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал