Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Автор: Tonio Treski
Фандом: ориджинал
Категория: слэш
Рэйтинг: NC-17
Жанр: слеш
Описание:
В случае зомби-апокалипсиса кого сожрут в первую очередь? Ученых? Врачей? Бомжей? Нет, актеров, решивших, что это очередные съемки...


– Снято! – раздалось на площадке.
Как по команде все вокруг зашумело, а актер, играющий роль маньяка отпустил свою жертву. Объявился перерыв на грим, переодевание и отдых, которым и воспользовался актер-жертва.
– Эй, Ли! Не расслабляйся! После обеда будем снимать, как призрак Ларри преследовал своего убийцу. – окликнул его режиссер.
– Вечером, если Марк сможет хоть что-то сыграть с первого раза. – ухмыльнулся парень, скрываясь в трейлере.
Перерыв обещал быть долгим. Его героя придушили и в качестве трупа будет выступать манекен, так что его появление, вполне возможно, будет не раньше завтрашнего дня.
Сев в кресло, он снял черный парик, распустив каштановые волосы, и потянулся за пачкой влажных салфеток. Под конец сняв линзы, он посмотрел на себя в зеркало. Волосы от длительного отсутствия парикмахеров уже отросли до лопаток, а белки серых глаз красные по краям, не смотря на все капли и старания гримера. Нужно поспать, но Ли решил это сделать чуть позже. Достав из кармана куртки телефон, он убедился в десятке пропущенных вызовов.
– Привет, Гарри. Прости, был на площадке. – оправдался он, едва услышал «алло» в трубке.
– Я так и понял. Как продвигаются съемки? – поинтересовался мужчина на другом конце.
– Прекрасно. Такими темпами закончим сезон в мае, и я приеду раньше запланированного.
– Это хорошо, я соскучился.
– Я тоже. Безумно. От всех этих романтических сцен только быстрее хочется закончить и приехать домой. Забраться к тебе под одеяло и больше никуда не уезжать. – размечтался парень.
– Как будто тебе не к кому прижаться на съемочной площадке? – Гарри попытался сыграть ехидство, но Ли услышал в его голосе нотки ревности.
– Даже и не думал. Ты же меня знаешь.
– Знаю. Но еще я знаю, где ты работаешь и даже не хочу представлять себе, как ты ходишь среди всех этих размалеванных актеров и актрис. Еще два месяца ожидания меня не радуют.
– Меня тоже. Но работа есть работа.
– Знаю. Как ты смотришь на то, чтобы я приехал на выходные через две недели? У меня как раз закончится процесс, и я смогу вырваться.
– Ты серьезно? Это будет просто супер! Правда, к тому времени я буду играть призрака, сводящего с ума маньяка, но думаю, что смогу упросить режиссера на два сокращения рабочих дней. К тому же если Марк сегодня выложится по полной, то мы будем идти вперед графика и у нас будет время…
– Успокойся, Ли. Давай пообщаемся, когда я доеду? Не трави душу заранее.
– Гарри, чтобы потравить тебе душу, мне достаточно сказать, что в данный момент я переодеваюсь. Снимаю с себя свитер, разуваюсь, снимаю носки, расстегиваю ремень и ширинку, медленно стягиваю джинсы, затем трусы, нагибаюсь, чтобы поднять все это с пола…
В трубке послышался неровный выдох, а Ли едва смог сдержаться от смешка:
– А теперь, господин адвокат, идите и готовьтесь к заседанию, а я посплю пару часов до своего выхода. А может, и не посплю, поиграю с собой, представлю на месте своей руки твою… доведу себя до нужного состояния и… испачкаю диван в своем трейлере… – томно протянул парень, заканчивая неровным шепотом.
– Тебе в сексе по телефону работать! Ну и зачем я женился на актере? – простонал мужчина.
– Я подумаю над твоим предложением. Потому что этот актер тебя безумно любит и знает, что и как именно ты любишь. Вплоть до позы и ритма. А воздержание иногда бывает очень полезным, делая встречу после долгой разлуки так похожей на первый раз. – не удержавшись, Ли все-таки рассмеялся, слыша неровное дыхание Гарри на другом конце провода.
– Черт! Ли! И как мне теперь со стояком перед судьей показываться?! – возмутился мужчина
– Не знаю, милый, а лично мне пора. Люблю тебя.
– Я тебя тоже.
Ли сбросил вызов, рассматривая на фотографию на заставке. Они с Гарри. Его муж полная его противоположность. Самому Ли всего 23 и он еще совсем мальчишка по многим критериям, а за счет актерской жизни может иногда позволить себе и поиграть капризного ребенка. Например, когда Гарри не хочет приглашать посторонних в дом для уборки, а Ли не хочет убираться. Пара часов обиженной натуры и мужчина, скрипя зубами, наблюдает, как парень вызывает на дом уборщиков.
Гарри же 32, он уже успел стать довольно успешным адвокатом и еще не известно, кто из этой пары больше зарабатывает. В отличии от хрупкого телосложения Ли, у Гарри вполне подтянутое телосложение, черные, как смоль, волосы, и карие глаза. Такому бы главаря бандитов играть в кино, а не в залах суда доказывать что-то. Но сколько его не упрашивал Ли, он не соглашался, даже с учетом того, что это дало бы им возможность видеться почти каждый день, в случае съемок в соседних павильонах.
Вот такие вот две противоположности – суровый и крепкий адвокат Гарри Грин и его муж, капризный парень, с полным именем Голливуд Грин, которое он даже в титрах просил сокращать до Ли Грин. Родители удружили, заранее выбрав сыну карьеру. Их даже слабо удивило приглашение на голубую свадьбу два года назад.
– Черт! – невольно вырвалось у Ли от неожиданного воспоминания.
В выходные, в которые хотел приехать Гарри, у них вторая годовщина свадьбы, как он мог забыть? Нужно отправить кого-нибудь из ассистентов за подарком!
Понимая, что сон в ближайшее время ему не светит, он встал со стула и вышел из трейлера. На площадке все были заняты съемками сцены возвращения маньяка в свой дом и обнаружения трупа полицией, так что пришлось потрудиться, чтобы найти хоть кого-то, кого можно отправить в город. Но, втолковав мальчишке, что от него требуется и вручив деньги, Ли немного успокоился и направился поесть. В столовой все буйно обсуждали какие-то беспорядки в городе, что было не особо интересно. Ровно до тех пор, пока не включили экстренный выпуск новостей и не послышались выстрелы.
На экране полиция с пластиковыми щитами отстреливалась от толпы странных типов, которым как будто было все равно, что в них стреляют напоминало…
– Это точно новости, а не фильм про зомби? – спросил какой-то ассистент за стойкой.
– Если бы это был фильм про зомби, они бы знали, что надо стрелять в голову. – хмыкнул кто-то другой.
Стоящие рядом расхохотались от воспоминаний о том, как недавно провалилось очередное мыло с примесью зомби-апокалипсиса. Ли тоже было смешно, но картинка пропала и определить, что за фильм с подобными вставками в духе выпуска новостей, оказалось невозможным. Но Ли пообещал себе, что наверняка они с Гарри посмотрят его дома на плазме, чтобы можно было либо посмеяться над качеством, либо по ужасаться реалистичностью в обществе друг друга.
Перебои оказались не с каналом, а с телевизором, бармен какой бы не включал канал, все светились синим и выдавали противный звон отсутствия сигнала. Есть в такой атмосфере не хотелось и Ли, взяв несколько бутербродов и кофе, вернулся на съемочную площадку, стоя в сторонке и наблюдая за съемками.
– Офигеть! Зацените реализм! – восхищенно сказал кто-то из помощников, прервав необходимую тишину.
– Стоп! Что за черт! Уберите этого придурка, не умеющего вовремя затыкаться, с площадки! – разозлился режиссер.
Но все-таки несколько человек обернулось в ту сторону, в которую указывал парень, заставив и Ли обернуться туда же.
В нескольких павильонах от них шла женщина, явно из массовки кино про зомби. Бедняга так вжилась в роль, что даже не смыла грим и идет все так же, как и на съемках. Ли оставалось только рассматривать мастерский грим – мертвенно-бледную кожу, пятна крови, накладки с укусами, сочащимися бутафорской кровью, безумный взгляд и многое другое. Но развлекаться ей осталось недолго, пара работников охраны направились к ней, чтобы потребовать не мешать чужим съемкам. Наш же режиссер вовсю командовал, но мне было интересно, в какой момент женщина все-таки выйдет из жуткого образа и вернется к своей площадке.
Охранники подошли к женщине на некоторое расстояние, что-то ей говоря, но она только махала руками, пытаясь вцепиться в кого-нибудь из них. Из своей роли она не вышла, даже когда они сцепили ей руки за спину наручниками. Ли готов был поклясться, что даже уволакиваемая с площадок, она вовсю изображала попытки укусить парней из охраны. Но потом им навстречу вышли еще трое из того же фильма про зомби. Один из охранников продолжал вести женщину, а другой поднял руку, другой взявшись за шокер и явно предупреждая о применении силы. Сзади напало еще двое, приведя общее количество зомби-актеров к шести, против двоих охранников. Ли даже едва не рассмеялся от победы фанатов, с интересом наблюдая, что же произойдет дальше. Шесть зомби повалили охрану на землю и стали изображать пожирание и разрывание. При чем настолько реалистично, что Ли готов был сам лично вручить им оскар за идеальные роли. Всем восьмерым.
Что-то настораживало, но парень не мог понять, что. Съемки про съемки были не редкостью, но их же явно должны снимать крупным планом? Современности нравится, когда все противное показывают крупным планом.
С нашей площадки послышался женский крик и я невольно развернулся на сто восемьдесят градусов от неожиданности, но тут же успокоился. Все шло по сюжету, снимали, как старушка нашла труп героя Ли в переулке. Он уже читал этот сценарий, и ему было более интересно посмотреть, что же дальше в сценарии про зомби. Которых, кстати, было уже одиннадцать, как мог издалека сосчитать парень. Они как будто услышали крик и направились к его съемочной группе, оставив манекены тел охранников прямо на площадке.
Старший ассистент ткнул одного из помощников и молча указал на приближающихся. Тот поспешил к ним, но на него тут же набросились и раздался срывающийся крик, от которого все вздрогнули. Такой крик не подделать и не сыграть, к тому же он испортит звук в кино. Режиссер в очередной раз выругался, несколько человек подбежали к парню, но их тоже схватили. Ли только и видел, что рвущуюся плоть и кровь.
Неожиданно бутерброд выпал из рук и до него дошло. Никаких камер нет, как и микрофонов, да и невозможно сыграть подобное одним дублем. Творился какой-то кошмар, на съемочной площадке началась паника, а Ли стоял, как вкопанный, выронив бутерброд, пока его кто-то не сбил с ног, убегая прочь. Не зная, что делать, и куда бежать, парень подорвался к своему трейлеру, в уме прикидывая, где его машина. Пара зомби попыталась его схватить, но он увернулся, влетев внутрь и тут же захлопнув дверь, заперев на замок.
Снаружи послышалась долбежка, потом прекратилась, всюду слышались крики, а у шатена подкосились ноги и его вырвало от увиденного и осознания того, что это не спецэффекты, а происходит в реальности. Вытеревшись салфеткой, он убедился, что все четыре окна закрыты и жалюзи опущены. От резкого стука в дверь он подпрыгнул на месте, закрыв себе рот руками и стараясь не издавать ни звука.
– Ли!... открой!... это я!... Джеф!... открой, черт тебя возьми!... Ли!... Отк… – остаток фразы и его имя на конце крика.
Ли не мог открыть, даже своему агенту, он был слишком напуган происходящим. В голове мелькали тысячи и тысячи фильмов и сериалов про зомби, но ни один из них не был со счастливым финалом. Ни один из них не мог доказать, что тот или иной способ убийства зомби спасет Ли. От страха парень забрался в шкафчик и заперся там изнутри. Его всего трясло и по-прежнему мутило, давая две причины зажимать рот обеими руками и стараться не издавать ни звука. Реальность происходящего больше походила на кошмар.
Не зная, что делать, парень решил вылезти из шкафа, чтобы найти свой сотовый и позвонить Гарри или родителям. Не хотелось думать, что это будет последний звонок в его жизни. Но едва он потянулся к защелке, как раздался глухой удар, и трейлер тряхнуло, потом еще раз и еще. Ли едва не заорал от страха и неожиданности, но не зря уже несколько минут закрывал рот рукой. Что творилось снаружи он не знал. И что могло привлечь этих тварей – тоже. Оставалось только молиться, что они не чувствуют, что он внутри и не поэтому ломятся.
Он не мог знать наверняка, какие правила из зомби-фильмов распространяются на реальность и желания проверять их все у него не было. Он просто сидел, запертый в шкафчике запертого трейлера и трясся от ужаса каждый раз, когда слышал стук об него или чувствовал хоть небольшое движение конструкции. Крики постепенно отдалялись, уступая место странным звукам совсем близко. Кто-то бродил или ползал и хрипел совсем рядом. От напряжения слух обострился и Ли начинало казаться, что в любую секунду пол под ним сломается от руки зомби и его стащат из под двух замков и разорвут на части.
Постепенно нервозность сошла на нет, наверное, он сидел не шевелясь и почти не дыша уже больше часа. Может даже дольше. Звуки давно раздавались, совсем близко, но его никто не разорвал. Судя по всему, ему удалось остаться незамеченным во всем этом хаусе происходящего. Вернее, во всем этом кошмаре.
Он сполз ниже, из глаз невольно потекли слезы от осознания того, что он может больше никогда не увидеть своих родителей, Гарри, черт, даже родителей Гарри, которых он в глубине души ненавидел, но Гарри никогда не говорил. Его отец, мистер Грин, за пару месяцев до свадьбы отвел Ли в сторону и сообщил, что его сын ошибся и перепутал женщину с женоподобным парнем, поэтому Ли и присутствует в их доме. Так же он заверил, что у Гарри все со временем пройдет, он одумается и пусть Ли заранее готовится к разводу, если свадьба вообще состоится. Даже после всего этого Ли променял бы то, что творится сейчас вокруг на тот неприятный разговор и не менее неприятный ужин после него. Черт, да парень бы в губы поцеловал старика своего мужа, если бы тот сейчас его разбудил от всего этого.
Слезы постепенно сошли на нет, в горле остался ком, в душе горечь и тоска по любимому мужу, сожаление за несколько случайных измен, в ходе которых он был не в состоянии соображать. Во рту пересохло, к тому же от рвоты стоял тошнотворный привкус. Хотелось почистить зубы, выпить воды и помыться в душе, а потом лечь под теплое одеяло к Гарри. Но в данный момент было бы счастьем прополоскать рот и одеть что-то теплое. Все гигиенические неприятности могли потерпеть до дома, до которого Ли мечтал добраться. И хотелось бы добраться туда живым.
На какой-то момент он отключился от усталости. Сколько он проспал, он не знал, дни напряженных съемок давали о себе знать. Съемок, сериал по которым никому не увидеть до конца. С этими мыслями он пришел в себя. режиссера явно разорвали на части, но после всего этого, если это когда-нибудь закончится, кто-нибудь другой мог взяться за продолжение картины. А Ли просто молился, чтобы это все закончилось, и побыстрее. Чтобы пришли военные и уничтожили всех мертвецов, освободив его. Он готов был даже плюнуть на карьеру и сидеть дома, каждый вечер ожидая Гарри с работы, лишь бы оказаться рядом с ним снова. Ему хотелось верить, что весь кошмар творится только в пределах студии, но ему вспомнился оборвавшийся выпуск новостей и он понял, что как минимум весь этот проклятый город кишит тварями.
Нужно было выйти из трейлера или хотя бы вылезти из шкафчика, чтобы проверить, нет ли возможности добежать до стоянки, где стоит его машина. Хотя ключи от нее в будке парковщика, в которую тоже придется забираться. Вполне возможно, он пролезет в окошко и сможет достать свои из шкафчика. А может и сам парковщик, сидя в защищенной будке, еще жив. Хотя верилось в это с трудом.
Ли уже стало казаться, что он сидит в шкафчике не меньше недели. Но выйти наружу он не мог. Он боялся даже вылезти из шкафчика, стараясь как можно беззвучнее кашлять от пересохшего горла и вздрагивая каждый раз, когда заурчит желудок. Среди странных тихих звуков снаружи это урчание казалось настолько громогласным, что вполне могло привлечь зомби.
Парень еще несколько раз погружался в сон, потом просыпался и снова сидел в раздумьях, боясь зашевелиться. Он не обращал внимания на затекшие конечности и холод. Время суток, как и сколько вообще прошло времени, он не мог определить. Даже по свету, ведь в страхе быть обнаруженным, он задернул все жалюзи, погрузив трейлер в темноту. Ему даже стало казаться, что он остался совсем один, что его все бросили или умерли, а он один сидит, заперевшись двумя замками, и трясется над своей жизнью. Один, в этом кошмарном мире, наедине с зомби. Один, против всех, пока его не заметят или не растерзают. Или пока он не умрет от голода и жажды. Умрет в полном одиночестве, в шкафчике своего трейлера.


– Запас продуктов уже присутствует в номере, как вы и пожелали. – распинался служащий.
– Хорошо. Я всю неделю буду писать, поэтому никому, даже горничной, нельзя входить в мой номер. Даже если в здании пожар начнется, меня не эвакуировать до тех пор, пока огонь не будет полыхать по всему этажу! – злым голосом отдавал распоряжения Ричард, но щедрые чаевые все-таки сунул, тщательно заперев за служащим дверь.
Сняв плащ, он обошел номер, убедился в своем алиби в виде заполненного холодильника, и нашел там же виски. Сев на диван, он включил плазму и стал щелкать по каналам, уничтожая пойло прямо из бутылки. По половине каналов показывали проблемы с пробками на дорогах и мелкие беспорядки, из-за которых всем советовали объезжать центр города.
Сам же Ричард Джерсон не думал о том, что творится на экране. Чем больше он пил, тем больше вспоминалась причина, по которой он оказался в этом месте. О Микки Лайв, его любовнике и предателе. Рик работал агентом и пытался развивать юные таланты, для их последующей передачи в крупные звукозаписывающие компании. В свои 27 у него так и не было звезды, чтобы прославить имя Джерсона. Он надеялся на Лайва, писал для него песни, оплачивал учителей по вокалу. В итоге в один прекрасный момент 22-летний парень просто испарился. Рик сначала подумал, что его любовник вышел подышать свежим воздухом с утра пораньше. Но парень не вернулся. Через несколько дней, к своему шоку, он увидел в новостях, что парень подписал договор со звукозаписывающей компанией и поет не только написанные для него песни, но и все, какие написал Рик. Спустя время Джерсон выявил пропажу своего журнала с сочинениями и отправился за объяснениями. Пару дней назад он попросту вломился в офис компании и застал своего бывшего любовника голым на столе у директора студии звукозаписи.
Все, вроде бы, встало на свои места. Но Рик каким-то образом умудрился влюбиться в несносного мальчишку. А после увиденного он вдруг понял, что все, чего он в жизни добивался, никуда не привело. Все, кого он пытался раскрутить, максимум выступали на разогревах или и вовсе выступали под фонограмму в кафе. А единственный не ограненный бриллиант спал с ним только ради его песен.
Вроде и любовника можно поменять, и песни новые написать не проблема. Но то, с каким разговором он столкнулся впоследствии, он не мог вынести. Тот, кто за несколько дней до этого смотрел на него с обожанием и не мог не вызывать улыбку, теперь смотрел на Рика с таким высокомерием, как будто на вонючего бездомного или хуже того.
Почти заснув в алкогольной дреме, Джерсон проснулся через несколько часов от звуков выстрелов. На экране показывали какой-то фильм про зомби и он выключил плазму. Добавив еще бутылку виски для адекватности, он достал свой кейс и собрал пистолет, прикрутив глушитель. Вставив патроны в обойму, он отложил его на стол. Решение было простым и по его логике, тело найдут в гостинице не меньше, чем через неделю. Либо сразу же, если ему понадобится еще время, чтобы решиться покончить со всем.
Он так же достал письма с отказами от его услуг, от несостоявшимися и бывшими клиентами, перечитав для верности. Потом принял душ, начисто побрился. Одел костюм, затянув галстук и причесался, снабжая почти каждое действие ударной порцией алкоголя. Скурил пачку сигарет прямо в номере, открыл окна. Открыл новую пачку и пару сигарет спустя решился.
Сняв пистолет с предохранителя и убедившись в том, что все собрано правильно и глушитель надежно прикручен, Рик поднес пистолет к виску и закрыл глаза, затянувшись в последний раз. Но нажать на спусковой крючок он не успел. Вернее, сначала он услышал выстрел и остановился, а потом уже понял, что не выстрелил и опустил пистолет на колени. Раздалась еще серия выстрелов. Не в номере или здании гостинниы, а снаружи.
Глубоко вздохнув, Рик взял новую бутылку виски и поддался своему любопытству. Прикуривая очередную сигарету, он вышел на застекленную лоджию и отрыл окно. Внизу бегали люди, перестреливались с другими. Но те, в кого стреляли, как будто не собирались обращать внимания на пули. Наоборот, они толпами догоняли и рвали на части стрелявших, после чего кидались за следующими.
– Дурацкие фильмы про зомби. – пробормотал Рик и вернулся в номер.
Алкоголь снова отдал в голову на голодный желудок и он вскоре снова заснул. Пару дней пропив, но так и не решившись, он поплелся в ванную, но краны не дали воды, сколько бы мужчина их не вертел. Благо, в холодильнике нашлась вода.
Заодно поев, Рик вышел покурить на балкон, заинтересовавшись видом дыма в окне. А внизу, судя по виду, продолжались съемки. Двадцатью этажами ниже были разбросаны муляжи остатков людей и слабо двигающиеся манекены. Съемки прямо на улицах центрального района совсем не были новинкой для Голливуда. Но видеокамер по-прежнему не было видно.
Свет в номере вдруг погас, вынудив мужчину вернуться и попроверять выключатели. Попытка позвонить вниз так же не увенчалась успехом. Пришлось найти в комоде фонарик и выглянуть в коридор.
– Эй, есть тут кто? – повысив голос поинтересовался он.
В ответ на его вопрос послышались странные звуки. На полу что-то было и он вышел посмотреть. Обмакнув пальцы, он растер и понюхал странную жидкость на полу, на вкус было очень похоже на кровь. Но пойдя немного по дорожке, он увидел какое-то шевеление. Странный хрип, по всем признакам, шевелился труп или что-то наподобии. Немного подняв фонарик, Джерсон увидел консьержа. Вернее, его верхнюю половину, с откушенной щекой, ползущую к нему, хрипящую и тянущую руки.
Вдалеке послышались шаги и он решил не рисковать. Вернувшись в номер, мужчина тщательно запер двери и забаррикадировал их шкафом для верности. Желудок все-таки подвел и он вынужден был метнуться в санузел, после чего умылся водой из бутылок. Происходящее было как минимум странно.
При возвращении в гостиную, он услышал бег и крики из коридора. Потом снова тишину. Гайдя свой сотовый, он попытался вызвать «911», но сигнал не пошел. Достал ноутбук, но и на нем отсутствовала связь. Все было слишком странно, чтобы быть правдой.
Он жевал холодные макароны и думал о том, что судя по всему, фильмы про зомби воплощаются в реальность. А спокойствия и уверенности в своей версии он набирался у очередной бутылки с виски. Потом курил на балконе, пытаясь увидеть среди сцены из фильмов ужасов внизу хоть что-то живое. Но кроме брошенных машин, остатков тел, и уносимого ветром мусора, ничего не было. В коридоре так же ничего не было слышно. Он, как будто, остался один во всем городе.


Ли почти погрузился в очередную дрему, когда звуки неподалеку изменились. Ощущалось какое-то движение, странные металлические звуки. Он уже почти заставил себя потянуться к замку шкафа, чтобы открыть и подойти к окну, посмотреть, что происходит снаружи, как услышал копания в замке своего трейлера и одернул руку, сжавшись. За двумя замками парню казалось быть безопаснее, чем за одним. К тому же, не известно, кто пытается проникнуть внутрь и зачем. Все, что он знал, так это то, что люди в экстренных ситуациях ведут себя совсем не так, как в реальной жизни. Он сам, готовый подменить любого, под кого его можно загримировать или сняться в массовке соседнего сериала, не смог заставить себя открыть дверь, когда его же режиссера убили под дверью его трейлера.
Копания в замке ненадолго прервались, послышалось приглушенное «черт», пара непонятных звуков и копания продолжились. Щелчок заставил душу Ли уйти в пятки и жалеть, что в шкафу нет хоть какой-нибудь щелки и он не может посмотреть, кто и зачем к нему вломился. К тому же защита двух зеркальных дверц и одного замка сейчас выглядела самой ненадежной мерой из всех возможных.
Он слышал, как вошедший зашел и запер дверь, потом поднял или посмотрел через жалюзи и стал что-то искать. Ли слышал тихо стукающие дверцы шкафчиков и ящиков, молясь, чтобы про него забыли или не заметили шкаф с ним. Но звуки становились ближе и когда дверца возле него дернулась, он, казалось, перестал дышать вовсе. Как из другого мира он слышал очередное «черт» и видел, как что-то проталкивают между дверцами. Тихий треск и раздвижная дверь поддалась, а Ли не придумал ничего лучше, чем попытаться спрятаться за второй. Чья-то рука схватила его за предплечье и потащила наружу, заставив осипшее заорать от страха, но тут же зажав ему рот.
– Заткнись, слышишь?! Если приманишь сюда этих тварей своими криками, я выброшу тебя наружу и полюбуюсь, как тебя рвут на части! – зло прошипел мужчина.
Судя по виду, сотрудник охраны студии. Дождавшись кивка Ли, он окончательно выволок парня из шкафа и стал шариться внутри, что-то выскивая. Парня же от долгого сидячего положения буквально ноги не держали. Он опирался обо все подряд, стараясь находиться в другом конце трейлера отстранно ведущего себя мужчины, который успел вволю похозяйничать внутри. Все вещи актера валялись по полу, с дивана были стащены подушки, а все шкафчики открыты. Но сотового Ли нигде не было, во всяком случае, парень его не видел среди кучи своих вещей. Перевернув все, мужчина в пару шагов оказался около Ли, схватив его за предплечье.
– Чертов сукин сын! Где дурь?! – прошипел мужчина, встряхнув парня пару раз.
– Что? – не понял он, безвольно болтаясь и пытаясь уцепиться за столешницу.
– Дурь, травка, колеса или чем вы там еще закидываетесь? Где они?
– Я не употребляю подобное! – в страхе прошептал Ли, пытаясь вырваться.
– Врешь! – едва удерживая шепот, зашипел охранник, двинув актеру под дых.
Хватая ртом воздух, Ли только и мог, что ошалелыми глазами смотреть на охранника. Тот же, явно не довольный ответом, с размаху врезал парню по лицу, попав по скуле. В злости он отпустил шатена, дав упасть на пол и несколько раз пнул по животу. Убедившись, что парень явно не встанет в ближайшие несколько минут, он стал ходить от окна к окну, сдвигая жалюзи и что-то высматривая снаружи.
Дождавшись, пока парень попытается принять сидячее положение, он снова схватил его за предплечье и поволок к двери. В панике актер стал выворачиваться, как мог, цепляясь за полки, комод и диван, пытаясь предотвратить свой выход из трейлера.
– Пожалуйста! Не надо! Я сделаю все, что вы скажете! Умоляю вас! Я заплачу, сколько захотите! Мы с мужем богаты! Вам до конца жизни работать не придется! Пожалуйста! Не нужно выводить меня наружу! Я что угодно сделаю! Я… – свистящим от страха шепотом затараторил Ли, но новый удар по лицу заставил его заткнуться, хотя столешницу он так и не отпустил.
– Заткнись! Все вы, актеры, такие. Чуть что – сразу прячетесь, как крысы! Ты сделаешь все, что я прикажу, понял?! – прошипел мужчина, все-таки сдернув парня со спасительного предмета.
– Все, что угодно! Только не выводите меня туда!
– Ты пойдешь туда! И если сделаешь то, что от тебя потребуется, можешь и выжить. Или я тебя тут пришью и найду того, кто мне поможет. Мне тебя прибить или послушаешься?
В качестве доказательства своих слов, мужчина развернул Ли, придавив к двери и приставив нож к горлу. Парню ничего не оставалось, как потянуться рукой и взяться за ручку, едва не зарыдав от ужаса.
– Так-то лучше. – шепотом усмехнулся охранник, отпустив предплечье актера.
Ли ничего не оставалось, кроме как развернуться спиной и посмотреть в глазок. Сдержав рвотный позыв от немного искаженного вида людских останков, он медленно открыл замок и потянул ручку вниз, так же медленно выглянув наружу. Несколько разодранных тел, острый запах гнили, от которого его снова замутило, и просто невероятное количество крови. Но никакого движения он не заметил, что обнадеживало. Лежащие на земле тела явно не собирались шевелиться и нападать. От некоторых и вовсе только пара конечностей осталось.
Как в знак упоминания о себе, мужчина дал парню почувствовать лезвие на спине, немного порезав футболку. Вздрогнув от неожиданности и уцепившись за холод, как за надежду на оттягивание момента, парень повернулся и указал на плащ на вешалке неподалеку. Закатив глаза, охранник обернулся и швырнул им в актера, беззвучно проведя губами «неженка».

Продолжение следует...

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал