Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Автор: Tonio Treski
Фандом: ориджинал
Категория: слэш
Рэйтинг: NC-17
Жанр: слеш
Описание:
Адом для мазохиста является рай. Но если по ошибке мазохист попал в самый настоящий ад? Что с ним делать? Как заставить расплатиться за все содеянное? Пытки тут ему в кайф и даже сам Владыка Ада теряется в догадках, как исполнить свой долг и наказать грешника.


– Вы что, издеваетесь?! – злился Люцифер.
– Н-нет, владыка… – оправдывался Веспер.
– Тогда что это такое?! – Люцифер в бешенстве сбил книгу ада со стола.
– С-случайность… ошибка… – заместитель подобрал книгу, снова наткнувшись глазами на имя.
«Стивен Паркер. 26 лет. Гомосексуалист с мазохистическим восприятием, наркоман. Пропагандировал извращение в обществе. Осквернял слово божье и его храмы, занимаясь в них извращениями прямо на алтаре. Совратил 47 молодых служителей божьих, впоследствии 41 отрекся от церкви. Поклонялся Сатане и приносил жертвы. Неоднократно пытался вызывать демонов. Погиб в автокатастрофе, намеренно вывернув под грузовик и прихватив с собой еще 4 жертвы.»
Люцифер закрыл лицо рукой, пытаясь успокоиться, едва за его помощником захлопнулась дверь. Мазохисты должны попадать в срединные места рая, где будут мучиться вечность от скуки и того, что для праведных людей является раем. В то же время они не совсем в раю, поэтому даже при желании навредить себе не смогут. А если мазохист вел праведный образ жизни, то попадает в срединный ад, где ему будет вечный рай в приятных пытках, какие бы ему не захотелось испытать.
Но так вышло, что Стивен Паркер, грешник по всем статьям, оказался определен в сам Ад. Под ведомство Люцифера. Мазохист. В Аду.
Люцифер никак не мог понять, смеяться ему или плакать. Ведь все, что он мог сделать на своей территории – только доставить удовольствие мазохисту классическими пытками. Этого он не заслужил. Он должен испытывать мучения, как и любой грешник.
Двери снова открылись и закрылись. Веспер не рискнул зайти во второй раз и попасть под горячую руку самого Дьявола. Владыка Ада обернулся, оглядывая неприятный субъект. Как и все грешники, парень был раздет донага и его украшали только кандалы, сковывающие оба запястья и связанные цепью с щиколотками. Средний рост, среднее телосложение, чисто выбрит, коричневые волосы на голове отросли чуть ниже плеч, серые глаза с прищуром изучают личность стоящего перед ним. Уши проколоты по нескольку раз, так же оба соска и пупок. Татуировки с символикой пентаграммы и сатанинской символикой только дополняют образ этакого дурного подростка.
Парень же видел перед собой высокого мужчину, крепкого телосложения, облаченного в черный плащ в пол. Черные волосы до лопаток, больше похожие на гриву, и черные, как ночь, глаза, вкупе с грубыми чертами лица только дополняли образ кого-то, кто попытается его помучить. И этого парень ждал с нетерпением. Он все сделал, чтобы попасть сюда. Он считал, что тут ему самое место. А еще лучше – в личных покоях обители самого Сатаны.
Мужчина издал смешок. Все мысли парня были у него, как на ладони. Его непонимание и явная неприязнь по отношению к Владыке Ада и желаний касательно покоев дали неплохую идею для мучений. Но для начала стоило расставить все по своим местам.
– Ты хоть знаешь, где оказался, Стивен Паркер? – спросил Люцифер.
– Если это не идиотский маскарад, то я там, куда и стремился. – с вызовом огрызнулся парень.
Усталый вздох Владыки Ада и кандалы заставили парня пасть на колени к его ногам.
– Не будь таким наивным, Стивен Паркер. Ты думаешь, в аду нет управы на мазохистов? – усмехнулся Властитель.
– Ну не знаю. Управы я пока не видел. Видел только кучку шестерок. Не хочешь познакомить меня с боссом? – хохотнул парень, не зная, с кем общается.
Татуировка на шее шатена вдруг превратилась в реальную цепь, но не стала душить, как он думал, а повисла грузом, достаточно тяжелым, чтобы нагнуть парня еще ниже и едва ли не заставить целовать мужчине сапоги.
Как и ожидал Люцифер, должному эффекту последовал прямо противоположный. От принуждения, имеющего в нормальном мозгу сломленную гордость, парень испытал ощущение экстаза от принуждения в подчинении чужой воле. Не прошло и нескольких секунд, как он с готовностью поцеловал носок сапога Владыки по собственной воле, поняв, что перед ним кто-то, стоящий внимания.
Люцифер же перестал контролировать ситуацию, давая парню свободу поступать так, как ему вздумается. На что Стив поцеловал носок сапога еще раз, взявшись за него руками и потеревшись щекой.
– Вы можете отвести меня к своему боссу? – неожиданно спокойно попросил он.
– И что ты сделаешь, Стивен Паркер? Автограф у него попросишь? – усмехнулся Люцифер.
– Нет. я всегда мечтал служить ему и поклоняться.
– Скорее ты мечтал, чтобы я жестоко имел тебя, таская по всем кругам ада.
В злобе забыв о свободе воли и проговорившись, Люцифер не учел реакцию парня. Тот резко придвинулся, сев на колени и обвив руками его ногу. Склонив голову и прижавшись щекой к бедру короля ала сквозь ткань брюк, он так и светился счастьем.
– Владыка. Сатана. Дьявол. Я думал, вы выглядите иначе. – блаженно прошептал он.
– Ты ожидал рога и копыта? Прости, что разочаровал тебя, Стивен Паркер. Я всего лишь Люцифер… – мужчина заставил себя заткнуться.
Парню незачем было рассказывать истину, касательно падшего ангела и прочую часть истории и первопричин, которые много раз перевирались. Он просто очередной грешник, хоть и по ошибке попавший в выгодное для себя положение. Только вот что с ним делать, чтобы он получил должное наказание, Люцифер пока не знал. Вернее, для него это была новая загадка. Одна из многих. Но он разгадает ее. И начнет с того, что парень гомосексуалист и на этом можно сыграть.
– Отпусти, Стивен Паркер. – приказал король ада.
– Да, Владыка. – тихо ответил парень.
Стив отпустил его и отодвинулся, снова припав к земле в поклонении. Если бы Властитель преисподней позволил, он бы снова принялся целовать его ботинки, умоляя взять в подчиненные. Но так же он знал, что просто так в высокие чины Ада не пробраться. Впереди Стива явно ожидали века искупления своих грехов, потом несколько веков службы на низких чинах и постепенное продвижение по службе. Если такая иерархия, конечно, вообще существовала. И как добиться расположения самого Дьявола парень не знал.
Люцифер же откровенно читал мысли Стивена Паркера. Видел все его потаенные желание и каждый миг жизни. Даже те мгновения, которые сам парень не помнил. И как направить такого на путь истинный? Это была загадка загадок. С остальными все было просто, нужно было только использовать худший страх и немного пыток для разнообразия, зациклив все это на несколько веков.
– Идем, Стивен Паркер. – приказал Люцифер, повинуясь единственной возникшей идее для наказания мазохиста.


Больница. Морг. Пожилой патологоанатом ведет мужчину и женщину в холодильник. Прекрасно зная реакцию в обоих случаях, он неспешно открывает дверцу шкафа и выкатывает поднос. Потом одним движением откидывает простыню с останков парня. Женщина, как по команде, начинает истошно рыдать, поддерживаемая мужем от падения. Она пытается гладить мертвого сына, сжимает руку, но мертвецы в ответ не пожимают.
Патологоанатом устало наблюдает за истерикой, привычной в его работе. Но когда женщина повисает без чувств, в руках мужчины от того, что рука под ее манипуляциями так легко отходит от тела, он возвращает оторванную в аварии конечность на место и накидывает простыню обратно. Раз женщина недееспособна, то все формальности остаются мужчине, у которого умер единственный сын. Отцу придется сообщить двум дочерям о том, что их брата больше нет. Ему же, судя по всему, и придется заниматься похоронами. Но все, что он может, так это кивать на вопросы и расписываться в тех документах, которые ему дают.
– Давай уйдем отсюда. – попросил один из двух невидимых наблюдателей другого.
– Нет, ведь ты еще не усвоил урок, Стивен Паркер. – отвечает его спутник.
Невидимые, неосязаемые, попросту два призрака из Ада, они двигаются вслед за людьми. Мать парня приводят в чувство нашатырем, а потом колют успокоительное и везут на кресле на колесиках наверх.
В приемном покое сидит Лиззи Паркер. Взрослый ребенок 12-ти лет. Стив начинает испытывать какой-то стыд при виде младшей из сестер и Люцифер это чувствует. Девочка же встает при виде родителей.
– Пап, а что с мамой? И где Стивви? – интересуется она.
Мать снова разрывается плачем, бормоча что-то мало связное, на что ее увозят доктора. Отец же, привыкший к сдержанности человек, склоняется к девочке, расстегивает цепочку на ее шее с кулоном в виде маленькой пентаграммы и выбрасывает в ближайшую мусорку.
– Эти штуки погубили твоего брата. – отчеканивает он на попытки Лиззи ринуться к мусорке.
– Где Стивви?! – уже злится девочка, пытаясь выдернуть руку.
– Нет больше Стива. Элизабет, будь взрослой и побудь с матерью, пока я пообщаюсь с врачами. – отец тычет в сторону палаты, куда увезли мать.
Девочка послушно направляется к указанной двери, но как только отец отходит достаточно далеко, она тут же лезет в мусорку. Перебрав и высыпав кучу отбросов, она находит кулон на цепочке и, обдув и потерев об одежду, прячет в рюкзак. Только после этого она скрывается в палате с матерью.
Люцифер не ведет дальше и Стив начинает нервничать. Младшая сестра всегда шла за ним примером, хоть родители и орали все время на сына, пытаясь вбить хоть часть ума. Единственный член семьи, к которому Стив в данный момент действительно испытывал жалость. Жалость и боль от того, что больше с ней не поговорит.
Владыка выбрал один из самых верных способов наказать мазохиста. Может физическая боль и доводит Стивена Паркера до экстаза, но на моральную он реагирует, как и все души. А моральная боль может сводить с ума лучше любых пыток и истязаний. Парень готов был пойти на что угодно, ради того, чтобы все прекратилось. Он остановился у двери, отвернулся и уставился в пол. Все мысли о поклонению Сатане у него из головы выветрились. Основной его мыслью сейчас было то, что станет с его младшей сестрой.
Парень даже не заметил, что они снова в кабинете у Люцифера, а сам Владыка Ада занимается чтением книги душ и исправлениями в ней. Каждой душе должно воздастся по заслугам, чем он и занимался. Составлял планы для мучений, которые должны быть исполнены. Если долго пытать грешника одним и тем же способом, то он может забыть, что вообще грешил и возомнить себя мучеником. Тут нужно разнообразие и постоянное упоминание грехов. Всех до единого, одного за другим.
Шатен же начал с морали, избежав пыток. И смог подать голос только через несколько часов, когда, дойдя до кондиции, сдался.
– Что с ней будет? – тихо спросил парень.
– А сам ты как думаешь, Стивен Паркер? – не отвлекаясь от своего занятия, поинтересовался мужчина.
В голове у грешника тут же стали проноситься предположения. Некоторые даже показались Люциферу дельными, а иные – смешными. Но он не переставал искать там то, что ему пригодится для продолжения моральных истязаний.
– Она же не… – начал он, но не смог завершить вслух свою мысль.
– Она последует за твоим примером, Стивен Паркер. Элизабет Паркер в возрасте шестнадцати лет вполне может угнать машину и, врезавшись в столб, вылететь через лобовое стекло и умереть от удара об столб. – медленно и методично произнес мучитель.
Дождавшись нужного действия, представления всех ужасов и последствия, Владыка продолжил:
– Она может попросту спрыгнуть с моста и разбиться о дорогу внизу. Она может связаться не с той компанией и разбиться насмерть в аварии на мотоцикле, даже не достигнув совершеннолетия. В любом случае ей не быть мазохисткой и ад для нее предстанет Адом, а не парком развлечений, о котором ты мечтал, Стивен Паркер. Элизабет Паркер действительно может стать мученицей в жизни, из-за любви к брату пойти на самоубийство, а затем стать мученицей в Аду. И поверь мне, ты все это увидишь, но не сможешь ничего ей сказать. Ты будешь просто призраком, не способным ни сделать хоть что-то, ни утешить ее.
– Прекрати! Хватит! – заорал парень.
Упав на колени, он сел, сжавшись на полу, зажмурившись и закрыв уши ладонями. Этого было достаточно, чтобы он исчез из рабочего кабинета Владыки Ада и перешел на следующий этап. Люциферу оставалось только хохотать над тем, как же быстро он нашел разгадку к такому сложному грешнику. Нет, Весперу его нельзя было доверить. Заместитель отличался исполнительностью и желанием угождать своему господину, но не желал проявлять и малейшую фантазию в наказаниях.
Вся суть Ада склоняется к тому, что каждый грешник должен расплатиться за свои грехи. И Стивен Паркер не исключение. Уж об этом позаботится сам Владыка.


Серо. Пасмурно. Холодно. Но никакого одеяния грешникам не положено. Только кандалы и цепи, напоминающие о том, что за все придется платить. Стивен Паркер шел по странной холодной пустыне уже несколько часов. Несколько часов одиночества, холода и мыслей о том, что происходит в реальности без него и что он него хочет Люцифер.
«Где я?» вывел парень пальцами на песке, особо не надеясь на ответ. При полном отсутствии ветра надпись сдуло, разровняв песок. Еще одно мрачное упоминание, что он находится во власти Владыки Ада, который оказался совсем не таким, каким его представлял Стив. Где та анархия и разруха ада? Он даже не видел ни одного грешника. Только какого-то типа, который привел его из кромешной тьмы к Люциферу.
«Что я должен делать?» написал он на песке снова. Идти больше не хотелось, и он просто сел, обхватив ноги руками и пытаясь согреться. Эта надпись исчезла, как и предыдущие. Парень надеялся, что эти надписи попадут к Владыке Ада и он ответит. Служить ему он пока еще не передумал.
Неподалеку послышался тихий шум и Стив резко встал. Звук был какой-то знакомый и он направился туда. В песке неподалеку виднелся кусок черного пластика, первая вещь, не являющаяся песком или воздухом, которые сопровождали парня уже долгое время. Это должен был быть знак.
Раскопав песок, парень, к своему удивлению, обнаружил свой ноутбук. Потряхивая и обдувая, он избавился от забившегося песка, невольно улыбнувшись изрисованной пентаграммами крышке, после чего поднял экран. Немного поводив пальцем по клику, он обнаружил, что ноутбук стоял в режиме экономии энергии, а на экране появилась его страница. Недолго думая, он вывел сообщение «Я в Аду. Он не такой, как мы думали.», и нажал на кнопку отправки.
Ноутбук завис, судя по всему, в этом странном месте беспроводной интернет хреновый. Но потом экран пару раз мелькнул, выдал сообщение о разряженной батарее и выключился, так и не закончив отправку. Парень хотел было кинуть его куда подальше, но не смог. Это была вещь из его жизни, которую он начал ценить совсем недавно.
«Что это все значит?» нарисовал он снова на песке, наблюдая, как надпись исчезает. Просидев какое-то время в холоде, он встал, подобрал свой ноутбук и двинулся дальше, не зная, зачем и куда в итоге придет. Просто ему надо было двигаться, чтобы хоть как-то согреться.
Сколько он бродит, парень и сам не знал. В голове крутились нехорошие предположения того, что если Владыка захочет, то Стив вечность будет так бродить. Это парня не прельщало хотя бы потому, что он каким-то неведомым ему образом испытывал голод. Еще в горле пересохло и губы обветрились. А при попытках вообразить, что это такая сладкая пытка от самого Сатаны, парню почему-то становилось страшно. Раньше подобные мысли могли вызвать возбуждение, но теперь не вызывали ничего, кроме страха.
Парень пробовал согреться дрочкой, но ничего не вышло. Сколько бы он не представлял всевозможные возбуждающие сцены изнасилований, сколько не двигал рукой по своему члену – у него попросту не встал. Холод был тому причиной или страх, он не знал. Но возникало жуткое ощущение того, что Дьявол следит за каждым его шагом и не дает делать то, что ему не угодно.
«Как долго мне тут торчать?» написал он на песке, ненадолго остановившись, а когда надпись исчезла – отправившись дальше. Желудок пел жалобные мотивы, а до парня едва доходило, как он вообще может хоть что-то испытывать. Так же он не мог понять, почему в Аду так холодно. Или почему в этой пустыне нет других грешников. Было больше похоже на то, что это его личный Ад, в котором нет доступа ни единому живому существу или растению.
Из ноутбука в руках стал сыпаться песок и парень остановился, чтобы вытрясти загрязнитель. В итоге ноутбук и сам рассыпался в кучку песка, которая быстро разровнялась, слившись с остальным песком. Теперь от его жизни остался только он один. От скуки он даже начал рисовать на песке незамысловатые узоры. И все время думал, не переставая. Этого даже Люциферу было у него не отнять.
Парень думал о своей жизни и том, как ее закончил. Попали ли те, с кем он был в подобные адские места или же они отправились в рай, как мученики. Могли ли их счесть в качестве жертвы, как он планировал? И что тогда с ними произошло? Их превратили в энергетическую пыль и поглотили? Тогда им проще, они ведь просто перестали существовать. Да и близки они никогда особо не были. Сколько они ни вопили дружно сатанинские мотивы, сколько ни пытались вызвать дьявола вместе, они никогда не были достаточно близкими друзьями. Стив даже не трахался ни с кем из них.
Говоря о личной жизни, парень с неожиданным теплом вспоминал свои похождения в церквях. Только он видел, что подростки, выросшие в церквях и готовящиеся к безбрачному служению своему богу, заблуждаются. Он просто показывал им, что за стенами их церкви, где разврат, содомия и сатанизм, жить куда веселее, чем в вечном служении несуществующему богу.
Все, что было в жизни Стива, сейчас оставалось только приятным воспоминанием. Сколько бы знакомых и друзей он ни заводил, он всегда оставался один, как в этой пустыне. Только окруженный людьми, но плюющий на всех и каждого.
«Это мой личный Ад? Ты запер меня в собственной душе?» нарисовал он очередную догадку. Но появившееся вокруг помещение его нисколько не радовало. Не радовал и Владыка, сидящий на своем месте за той же работой.
Парень просто вдруг осознал, что впустую провел 26 лет своей жизни. Ничего не добился, ничем не запомнился. О нем напишут, как о сволочи, убившей еще 6 человек. Или как о не справившемся с управлением. Но это будет в хвосте ежедневной газеты и быстро забудется. Он ничего за собой не оставил. Ничего. Даже его семья быстро его забудет, ведь он никогда с ними не общался достаточно близко.
Стивен Паркер вдруг понял, что впустую растратил все свое существование. Люцифер же, увидев его мысли так же ясно, как свои, захохотал и захлопал в ладоши. Парень был готов двигаться дальше. Он понял еще один закон построения вселенной и заглянул в глубины собственной души, не найдя там абсолютно ничего. Ничего, живого или мертвого.


Какое-то время не было ничего. Потом Стивен Паркер предстал перед Люцифером снова. На этот раз странной книги не было в руках у Владыки. Не было и кабинета. Комната была больше похожей на гостиную. Только крайне маленькую, где из мебели присутствовало только кресло, в котором сидел сам Правитель Ада.
Стив не знал, что ему делать, и попросту стоял на коленях у кресла, а Люцифер сидел к нему в пол оборота и наблюдал за огнем в камине. Парню ничего не оставалось, кроме как тоже посмотреть туда. Языки пламени плясали, как на пожаре, а угли каким-то образом двигались сами. Присмотревшись, парень увидел, что горят не обычные дрова, а деревянные фигурки людей. И каждый раз, когда одна сгорает, а угольки превращаются в пепел, появляется другая.
Владыка глубоко вздохнул и устроился в своем кресле поудобнее. Подперев одной рукой подбородок и не отрывая взгляда от огня, другую он свесил с кресла ладонью вверх. Но никак не подал виду, что нужно делать парню и дав ему время замешкаться.
– Возьми меня за руку, Стивен Паркер. – устав ждать, тихо приказал он.
Стив, хоть и с большой опаской, но взял его за руку. Владыка не пошевелился и не отвернулся от огня. Его рука была на удивление теплой и приятной на ощупь. Парень даже рискнул накрыть ее второй. Он ожидал очередной расплаты за свои грехи, какой-то изощренной пытки, но Владыка как будто не собирался ничего делать. Он просто сидел и смотрел на огонь, позволяя парню держать его за руку.
Но переведя взгляд на огонь снова, парень увидел лицо. Пара минут потребовалось, чтобы вспомнить, кому оно принадлежит. Его первая жертва. Первый молодой священник, которого Стиву удалось совратить. Тот парень едва принял сан и проводил исповедь в новой церкви, в которую еще не добрался настоятель. Всего 22 года, вырос при церкви и даже не знал, что такое разврат. Стив дождался, пока все уйдут и зашел в кабинку для священнослужителей, проигнорировав кабинку для исповеди. Немного обманных речей, немного лести и неопытный священнослужитель поверил, что ни разу не поддавшись греху, нельзя воистину уверовать в его бога. В итоге от первого в своей жизни оргазма, полученного при минете, он рыдал, как ребенок. А от вестей Стива, что он сам Дьявол во плоти и священнослужитель поддался с ним греху, он был разбит и жизнь его была разрушена.
Стив и не заметил, что огненное лицо находится прямо возле его собственного, а языки пламени обступают его ловушкой. Вместо этого он видел, как отчаявшийся человек бросил все, ради чего жил. Как несостоявшийся священник сбежал из церкви и умер от голода на окраине города, не переставая бормотать молитвы об искуплении. Парень буквально чувствовал его отчаяние. Страх священника за свою душу и панику, что тот не сможет вымолить себе прощения.
Потом парень вдруг ясно увидел пляски огня вокруг себя, огненное лицо, превратившееся в обгорающий труп, и слышал его крик, доводящий до головной боли. Огонь никак не вредил Владыке, которого он все еще держал одной рукой, но вот самого парня жгло и вводило в ужас то, что он каким-то образом чувствовал чужие муки совести и страх за не искупление.
Стив одернул руку, резко отстранившись назад и все исчезло. Люцифер выглядел так же, даже с места не двинулся. Он все так же смотрел на огонь и горящих деревянных человечков, а его рука, которую держал парень, все так же свисала с подлокотника ладонью вверх.
– Ч-что это было? – пытаясь выровнять дыхание, спросил парень.
– Я давал тебе разрешение задавать вопросы? – вопросом на вопрос ответил Владыка.
Парень промолчал, не зная, можно ли ему ответить. Все выглядело так, как будто ничего не произошло. Но парень знал, что видел и чувствовал и его откровенно трясло. Он знал, что расплачивается за свои грехи и давно понял, что ад не такое прекрасное место, как он думал. Это оказалось не раем для мазохиста, а адом во всех смыслах этого слова.
– Возьми меня за руку, Стивен Паркер. – снова приказал Люцифер.
Стив не пошевелился. Он знал, что Владыка ада способен придумать еще что-то более изощренное, чтобы его мучить, но не хотел идти на это добровольно. Ему наконец-то стал внушать страх Правитель Ада. Парень не знал, сколько именно он совратил священнослужителей, но чужую боль ощущать не хотел.
– Ты, кажется, хотел уединиться со мной? Что-то не так? – ухмыльнулся Владыка.
Парень поднял на него взгляд. Люцифер улыбался, а отражение языков пламени плясало в его глазах. Казалось, что пламя Ада было в самих глазах Владыки, было его сутью. Огнем, который должен был карать грешников.
Владыка шевельнул пальцами свисающей руки, приглашая продолжить, но парень не пошевелился. Тогда Люцифер перевернул руку и положил на подлокотник, как полагается. Его улыбка исчезла, а пламя в камине и отражении его глаз стали гореть ярче. Пламя вырвалось из камина и, миновав Люцифера, устремилось к парню, заставив того едва ли не отползти к противоположной стене. Вокруг него образовался горящий круг, не дающий уйти. А сам парень не мог оторвать взгляда от глаз Владыки, внушающего ужас.
Парень, сам того не желая, видел и ощущал всех своих церковных жертв разврата. Чувствовал отчаяние каждого и как каждый из них умирал, в страхе за свою душу. Все они орали и горели прямо перед ним. С их лиц облезала кожа, плоть обугливалась до черепа, а потом все осыпалась прахом. Ужас и отчаяние 47 жертв настигли его в один миг и длились, казалось, уже целую вечность. Он не видел Владыку или комнату, но видел и чувствовал историю и душевную боль каждого священнослужителя и всех по отдельности. Их крики ужаса и отчаянное бормотание молитв сводили с ума.
Парень не знал, сколько он все это видит и слышит, не знал, как идет время в реальном мире. Он никак не мог принять, что совершил столько страданий обычными пошлостями и противостоянием церкви своими деяниями. Но от всей этой боли он не мог пошевелиться. Он начинал чувствовать, как сам горит со своими жертвами. Как с него слазит кожа, сгорает плоть и он превращается в безобразное обугленное чудовище. Это была не сладкая боль на грани оргазма и возбуждения, как он привык. Он сам горел, изнутри и снаружи. И гореть изнутри было гораздо хуже. Он взрывался и в отчаянии умирал с каждой жертвой, не переставая ни на мгновенье. Это был какой-то бесконечный круг ада, врущий душу на части.
– Возьми меня за руку, Стивен Паркер. – вновь приказал Люцифер.
Ад вокруг испарился. Испарились и лица. Пламя по-прежнему было только в камине и отражении глаз Владыки. От всего кошмара остался только сам Стив, лежащий на полу и рыдающий, как ребенок.

Продолжение следует...

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал