Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Автор: Tonio Treski
Фандом: ориджинал
Категория: слэш
Рэйтинг: NC-17
Жанр: слеш
Описание:
Судьба любит пошутить. Особенно когда заталкивает серьезную личность в несерьезное тело. Главу клана мафиози после смерти, например, он сделал эльфом. Но не так все просто, как хотелось бы. Кругом война, люди приняли его за единственную женщину в мире, а эльфы - либо за величайшего в истории мага, либо за альбиноса, не имеющего никаких способностей к магии. Что плохого в последнем? Да хотя бы то, что своим с подобной внешностью не давали ничего делать. Что люди, что эльфы, использовали красивых особей как замену женщинам.


Кто бы мог подумать, я дожил до седых лет и оказался беспомощным мальчишкой, лежащим голым в лесу. Чертов старик и чертова пуля. «Ты будешь жить вечно, если сможешь позабавить меня». И как мне его позабавить, если я даже пошевелиться не могу? Мне казалось, что он вернет меня в бразды правления, где я докажу свое право на наследование собственной власти и заменю всех чертовых копов своими людьми или и вовсе изгоню всех, у кого есть значок, из страны. Для меня это было бы забавно, если бы мафия писала все законы в стране.
Вновь попытавшись пошевелиться, я понял, что тело мальчишки, которое я выбрал, атрофировалось как после комы. Но силой воли я заставил его пошевелиться. Мне нужно было знать, кто из моих людей выжил в той перестрелке и наплевать, что я в теле бабы с членом.
Прислушавшись к собственным ощущениям, я понял, что этим телом и правда никто не пользовался. Все нервы безумно болели от попытки пошевелиться, как будто я отбегал марафон. К тому же на лице ощущалось что-то странное, но я не мог понять, что. Сумев пошевелить рукой, я ощупал пальцами. Пирсинг. Старик и вправду решил надо мной посмеяться. По лицу и ушам было несколько пирсингов, в основном бусины, не понятно на чем держащиеся. Если я и знал, что кольца можно раскрутить и вытащить, то с бусинами мне явно понадобится чья-то помощь. Еще и странной формы уши, которые были нормальными, когда я видел это тело с женским в том месте, где старик предложил мне выбор из их. Нет, нужно избавиться от всего этого, если я собираюсь унаследовать собственную власть. И поработать над телом, слабаки в нашей профессии долго не живут.
Сумев пошевелиться, я кое-как принял сидячее положение. Пирсинги на голове были не единственными. Старик явно посмеялся, когда натыкал их по всему телу и явно сделал мое новое тело импотентом. Хотя зачем мне наследники, если я и вправду бессмертен? Единственный мой сын от шлюхи не оправдал ожиданий. Боже упаси, если он до сих пор жив и попытается управлять кланом. Этот слабак пустит дело всей моей жизни под откос.
Заставить себя встать оказалось довольно сложно, тело не слушалось ни в какую. Но мне это удалось. Как говорил один из моих ребят, «в движении жизнь, если ты можешь двигаться, то это значит, что ты все еще жив». Интересно, выбрался ли он с той перестрелки? Глупый мальчишка, но я всегда хотел себе такого упрямого и целеустремленного сына.
Опираясь о дерево, я заставил себя сделать шаг. Потом отпустил ствол, едва не упав, и сделал новый. Еще пара шагов до другого дерева, о которое я сумел опереться рукой. Потом несколько шагов до следующего. Мне удалось заставить тело двигаться и идти, хоть ощущения и напоминали накачанность дешевой наркотой. Оставалось найти одежду и понять, где я нахожусь и как мне вернуться в свой дом.
Лес казался бесконечным, но я упрямо шел в одну сторону, привыкая к странному телу и побеждая усталость. Впереди слышался какой-то металлический лязг и, если я не ошибался. хаотично отдаляющийся стук копыт. Я направился на звук, вслушиваясь, но он постепенно стих. Вместо него постепенно я услышал журчание воды. В горле давно пересохло и я двинулся туда.
Впереди оказался ручей, к которому я упал, черпая воду руками. Напившись и промочив лицо в воде, я огляделся. Немного вверх по течению было что-то похожее на повозку из исторических книг. Осторожно добравшись до нее, я, к своему удивлению, обнаружил несколько трупов в исторических костюмах. На данный момент выбор у меня был небольшой и я стащил с одного рубаху и штаны, которые болтались на мне мешками и были слишком короткими одновременно. Сапоги мне оказались малыми, как то ни смешно, мой рост был больше, чем у людей, хотя в комплекции я им всерьез уступал. Но самым забавным было то, что эти показушики были убиты резаными ранами и у них с собой даже были кованные и заточенные мечи.
– Совсем распоясалось малолетнее хулиганье. – усмехнулся я.
Мне изначально и вправду показалось, что парни заигрались в исторические бои и что-то не поделили. Но потом я заметил следы подошв, напоминающих мой нынешний размер ноги и следы копыт. Немного рассмотрев и попробовав думать логически, я понял, что на людей, передвигающихся на лошадях, напало несколько человек. Но вот суть разборки мне была неизвестна. Вполне возможно, тот старик собирался заставить меня поверить в то, что я оказался в средневековье. Или в молодежном «мире меча и магии». От подобных мыслей мне стало смешно.
До моих ушей донесся странный свист и я чудом избежал врезавшейся в повозку, на которой я сидел, стрелы. Выдернув ее, я понял, что ее либо сделали по всем правилам истории средневековья, либо я и вправду в него попал. Но самым интересным было то, что предназначалась она явно мне. И кто-то за это заплатит.
– Кто ты?! –крикнул я, оборачиваясь в ту сторону, откуда она прилетела, – Покажись!
Снова послышался свист и я едва успел упасть за телегой. Кто бы в меня не стрелял, они явно не шутили. Стрелы сыпались с переменным успехом. Я вытащил у одного из убитых кинжал с пояса и стал ждать. Рано или поздно нападавшие должны приблизиться, чтобы убедиться, что я мертв. Пистолета или лука у меня нет, поэтому отстреляться и укрыться надежнее я не мог. Оставалось надеяться на удачу и кинжал.
Неожиданно свист стрел сменился звуками водопада. Помедлив и убедившись, что стрелы прекратили сыпаться, я прижался к земле и заглянул под повозку. Ручей, находящийся рядом, стал преломляться неподалеку и дальше тек по воздуху стеной. Я ничего не понимал, но стрелы через него почему-то не пролетали, а за водной гладью я видел пару десятков лучников. Решив подумать над странном явлением в безопасности, я побежал обратно в лес, надеясь скрыться в кронах деревьев.
В лесу стоял странный тип. Внешность чем-то похожая на мою нынешнюю, но выше и с коричневыми волосами. Одет в какую-то мантию. Он стоял, держа перед собой вытянутые руки, направленные ладонями в мою сторону и что-то бормотал. Решив подстраховаться, я перехватил кинжал поудобнее и направился к нему. Но он как будто не видел меня, а смотрел куда-то за моей спиной. Быстро обернувшись, я увидел ту же картину с ручьем. Потом увидел другого типа, похожего на первого, но сидящего на земле, опираясь на нее руками и тоже что-то бормочущего.
– Кто вы?! И какого черта происходит?! – спросил я, приближаясь.
Странные типы замолчали и переглянулись. Я держал кинжал наготове на всякий случай. Но позади снова послышался свист, одна из стрел попала в плечо стоящему.
– В атаку! – заорал сидящий на земле.
Из-за деревьев появилось еще несколько таких же, но с черными волосами, луками со стрелами и мечами. Они кинулись в мою сторону и я приготовился драться, но они пробежали мимо меня, к лучникам. Начался какой-то идиотизм, напоминающий постановку исторических боев. Обычные люди дрались с высокими и ушастыми, но то и дело почему-то пытались кидаться в мою сторону с мечами наготове. Мне едва удалось увернуться от пары стрел, скрывшись за деревом.
Все напоминало перестрелку, в которой я схлопотал пулю, но теперь у меня был только кинжал в руке, а у нападавших – стрелы. Но на этот раз я собирался взять реванш и кинулся с тем, что есть на обычных людей. Ушастые, в отличии от них, не пытались меня убить. Тело почти не слушалось и отдавало дикой болью от любого удара, но я упрямо дрался за свою жизнь. Благо, что развлечением моей прошлой жизни помимо стрельбы и охоты было фехтование. Но эти люди дрались получше моих учителей и оппонентов до этого. Более того, несколько раз я едва успел увернуться от режущих ударов.
Резкая боль, пронзившая спину, буквально сбила меня с ног, поставив на колени перед противником. Но я не собирался подыхать на коленях и предпринял попытку встать. Воин передо мной выбил у меня кинжал из рук и попросту пнул в солнечное сплетение, заставив упасть на спину. От падения боль усилилась, и я готов был поклясться, что видел окровавленный меч, торчащий из моего живота. Боль и невероятная усталость сковали все тело, не давая и пошевелиться. Очередной бой завершился для меня тем же, чем и прошлый. Даже его средневековый мотив не был преградой. Даже обещанное стариком бессмертие оказалось дешевой подделкой.


Как то ни странно, я не умер. Мертвые не ощущают слабость. Хоть это было и сложно, но я смог пошевелиться и открыть глаза. Надо мной был белый потолок. Первым делом потянувшись рукой и ощупав живот, я не смог обнаружить пореза. Странно, я готов был поклясться, что чувствовал удар в спину и видел при падении, как меч вышел из моего живота, пробив меня насквозь. Но сейчас я не чувствовал ничего. Ни пореза, ни шрама.
– О, вы пришли в себя. – услышал я сбоку, едва успев сесть.
Обернувшись, я увидел ушастое существо непонятного пола, Одежда, что-то среднее между мантией и платьем, а так же черные волосы ниже пояса, давали только неопределенности. Пока я его разглядывал, он встал, развернулся и направился к двери. Но не успел я придумать, что спросить напоследок, как дверь открылась прямо перед парнем. На пороге был еще один тип с острыми ушами, но у этого точно была мантия. И светло-песочные волосы. А еще он был на голову выше первого.
– Я как раз собирался вас позвать. Он пришел в себя. – сказало ему средне полое существо.
– Я вижу. – сказал вошедший, проведя пальцами по щеке, – Ты свободен. Можешь отдохнуть пока.
Я невольно дернул бровью. Ни за что не сказал бы, что мелкий парень. Но когда он ушел, я сосредоточил свое внимание на втором. Я не знал, чего от него можно ожидать. Он спокойно прошел и сел в кресло напротив кровати и стал молча разглядывать меня.
– Где я? – решил я нарушить затягивающееся молчание, – И кто ты?
– Меня зовут Домиус, я верховный маг эльфов этого леса. Вопрос в том, кто ты? И откуда?
– Эрнесто, родился и вырос в Италии.
– Ты маг?
– Не знаю.
Домиус издал смешок, но промолчал, продолжая разглядывать меня. Я же решил не рассказывать ему о своей жизни и сделке со стариком. То, что он представился, не давало мне поводов доверять ему.
– Где находится твоя «Италия»? Там много таких, как ты? – спокойно поинтересовался он.
Я пожал плечами. Его вопрос откровенно загнал меня в тупик. Не похоже было, что он знает, кто я или где Италия. Судя по его виду, я вообще сомневался, что нахожусь на той же планете, на которой прожил всю жизнь.
– Кто я по-твоему? – ответил я вопросом на вопрос.
– Ты мне скажи. Твоя внешность дает одно из двух понятий твоего существа. Ты либо величайший маг среди эльфов, либо альбинос и украшение.
– Что значит «украшение»?
– Только то, что ты достаточно красив, чтобы украсить чей-то дом.
– Что ты несешь?! – начал злиться я.
– Палитус, которого ты только что видел, один из моих украшений.
– Ты что, ходишь за ним и пидорастично любуешься?
– Я не понимаю твоих выражений. Палитус украшает мой дом своим присутствием и по моему желанию делит со мной постель. В то же время он может уйти к кому угодно, если мы друг другу надоедим. Мы не люди-животные, чтобы насильно удерживать тех, кто нам по душе.
– А бабу себе или шлюху женского пола ты себе подобрать не удосужился? – усмехнулся я.
– Забавно, но и люди и мои эльфы думали, что ты первая женщина за последнее тысячелетие.
– Как же вы размножаетесь? – хохотнул я.
– Природа возрождает людей и эльфов. Мы просто находим младенцев, забирая своих и убивая людских.
– Природа? По мне, так там, где вы всех находите, поблизости бордель, полный шлюх, но не имеющий презервативов.
– Повторюсь, я не понимаю твоих выражений. Но могу доказать, что я был одним из последних рожденных естественным путем. Вопрос только в том, кто тебя произвел на свет.
– Что за чушь ты несешь?
– При исцелении у тебя обнаружили пупок. А у большинства ныне живущих он исчезает, как только появляются молочные зубы. И на младенца ты не похож.
– Я все понял. Ты псих, заведующий местной психиатрической лечебницей?
– Я местный маг и правитель.
– Тогда поясни свою логику. Как тебе может быть тысяча лет и как так называемые эльфы могут рождаться без женщин?
– Эльфы живут бесконечно долго, так было всегда. Но по ошибке одного из наших правителей, секрет бессмертия оказался у людей. Но природа всегда находит баланс. И платой за бессмертие людей стали женские особи обоих рас.
– Тогда почему я видел мертвых? Каким образом так называемые бессмертные умирают?
– Даже бессмертие можно прервать смертельной раной. Так было всегда.
Наступило молчание, в ходе которого я убедился, что этот Домиус не собирается вставать с места и смог искоса оглядеться. Помещение напоминало спальню. Высокие потолки, огромная кровать с портьерами, на которой я сидел, укрытый только странным одеялом, но помимо только кресла и диваны у стен.
– Где моя одежда?
– Ту, в которой ты был, мы сожгли. Она человеческая. Мы подобрали тебе нашу одежду, но я не могу понять, какой из нарядов тебе вручить.
– В каком смысле?
– Ты вел себя, как эльф, не имеющий магии. Ты дрался, но с подобной внешностью ты не должен этого уметь. Но твои белые волосы делают тебя либо альбиносом, либо магом, Так кто ты? Воин, маг или украшение?
– Явно не последнее. Черта с два я буду спать с мужиками.
Послышались шаги и зашел тот же парнишка.
– Домиус, Бэлум вернулся. – сказал он.
– Спасибо за информацию, Палитус. – ответил сидящий напротив меня.
Встав, он ушел, снова проведя пальцами по щеке парня, когда проходил мимо. Парень же с любопытством меня разглядывал. Такое чувство, что он меня боялся и не верил в то, что я реальный. А будь у него шанс, он бы потрогал меня, чтобы убедиться, что я ему не мерещусь.
– Бу! – шуганул я его, резко подавшись вперед.
Хоть между нами и было пол комнаты, парнишка испугался и убежал. Подумав, я понял, почему этот Домиус сел на расстоянии от меня. Ему тоже было страшно, хоть внешне он этого и не показывал. В этом плане я имел преимущество до тех пор, пока не выяснится, что я не тот, за кого себя выдаю.
На одном из диванов и правда было три набора одежды. Мантия-платье вроде той, что была на Палитусе, мантия как на Домиусе и одежда, на подобии той, в которой была ушастая армия.
Недолго думая, я оделся в последнюю. Как то ни странно, все было практически по размеру. Даже сапоги подошли. Только оружия в одежде не было. Разорвав одну из оставшихся мантий, я собрал мешающиеся волосы в хвост. Так же я прихватил несколько украшений, лежащий на мантии-платье. Каким бы не был этот мир, тут врят ли что-то нельзя купить за деньги или драгоценности.
Выглянув за дверь, я убедился, что комнату никто не сторожит. Выйдя, я отправился на поиски выхода. Сколько бы эльфов я не встречал по пути, они уступали дорогу и провожали взглядами, но ни один даже не попытался меня остановить. Так же я заметил, что все одетые в мантии-платья были черноволосы и похожи на женщин, другие черноволосые были одеты, как я, а мантии на подобии мантии Домиуса носили представители коричневых волос любых оттенков. Это давало логику, что черноволосые либо воины, либо так называемые украшения, в зависимости от комплекции, а шатены – маги. В магию, собственно говоря, я не верил. Все, что я видел ранее, вполне могло быть результатом действия психотропных веществ или обманом зрения.
Неожиданно найдя лестницу, я случайно сбил ведро. Само ведро покатилось вниз, а вода, ненадолго застыв в воздухе, последовала за ним, после чего влилась обратно в пойманное и поставленное на землю. Мне показалось, что я уже видел эльфа, который это сделал.
– Кто ты? – спросил я его.
– Каторий. Маг воды.
– Как ты это сделал?
– Попросил.
– Почему тогда не попросил ведро остаться на лестнице?
Пара эльфов в мантиях-платьях, хохотнули, еще один, в форме воина, промолчал, едва улыбнувшись.
– Потому что ведро не из воды, разумеется. Магия не всесильна, она только дает помощь тем, кто умеет общаться с ней. – спокойно ответил Каторий.
– А с чем общается ваш Домиус? – усмехнулся я.
Эльфы переглянулись, а Каторий, помолчав и подумав, ответил:
– Он один из величайших магов и у него нет конкретной стихии.
– Что же он тогда просит ему помочь, чтобы колдовать?
– Все. – голос Домиуса за спиной заставил вздрогнуть и меня и окружающих.
Я недоверчиво прищурился, обернувшись, а он перевел взгляд куда-то за мою спину. Проследив взгляд, я обнаружил открытое окно. Вновь посмотрев на эльфа, я развернулся и собрался спускаться к выходу дальше, но тихий стук у окна привлек мое внимание. Под окном лежал апельсин, но за окном начинала цвести яблоня, которая явно не принесет спелых плодов еще месяц или около того. Но, как будто прочитав мои мысли, ветки яблони стали крениться. Яблоки росли и падали у меня на глазах. Потом дерево расцвело цветами и из них образовались апельсины, которые так же упали, созрев.
Ощущая себя идиотом, я медленно обернулся. Домиус стоял на том же месте, спокойно наблюдая за мной. Но я знал, что это не просто спокойствие. Он понял, что я впервые в жизни видел колдовство. Я видел в его глазах, что больше он меня ничуть не боится.
Поднявшись обратно, я взглянул ему в глаза. Странно было смотреть на кого-то не сверху вниз, а наоборот. Он не пошевелился.
– Я не знаю, что ты задумал. Но я не собираюсь бояться тебя из-за пары фокусов. – процедил я.
– А кто сказал, что кто-то кого-то должен бояться? Ты волен жить так, как тебе захочется. Я предоставил тебе одну из своих комнат, но если ты не хочешь в ней жить, то можешь уйти туда, куда захочешь.
– Именно так и сделаю.
Резко развернувшись, я спустился по лестнице и стремительно покинул его дом. Остальные эльфы не стали меня держать, как и все, просто расступившись передо мной. Однако покинув здание, напоминающее замок, я попал как будто в его продолжение. Всюду были дома исторического типа и ходили эльфы. Затеряться в толпе мне не удалось, на меня всюду оборачивались, как на привидение. У некоторых был привычный мне взгляд – скрытый страх. Так на меня всю жизнь смотрели. Но эльфы, в отличии от моих людей, явно не собирались мне подчиняться. Я был для них кем-то вроде неведомой зверушки и это раздражало. Вопросом оставалось только то, почему этот Домиус изначально меня боялся? Думал, что я обладатель великой магии и пришел сместить его с трона? Он упоминал что-то про цвет моих нынешних волос, но я не понимал его логики. Хотя если бы я оказался тем самым магом, то мог бы легко создать в этом мире те же порядки, к которым стремился и которые поддерживал в своей прошлой жизни. Нужно было только понять, как они колдуют и умеет ли колдовать мое нынешнее тело.


То, что каждый может заниматься, чем захочет, я понял, всего лишь пару часов побродив по округе жилища эльфов. Я и в самом деле не увидел ни одной женщины. Но вот что забавно, я изначально думал, что воины занимаются тяжелым трудом, маги – остальным, а так называемые «украшения» бездельничают или на побегушках. Но как оказалось, каждый занимается, чем хочет. Я видел эльфа в одежде мага, занятого в кузнице, эльфа в одежде воина, следящего за детьми и эльфа-украшение, ловко разделывающего тесаком мясо.
Кстати говоря, не все украшения были похожи на Палитуса. Некоторые были вполне взрослыми. Всех представителей этих мантий-платьев отличала только хрупкая фигура и женственное лицо. Так же, к своему удивлению, я случайно обнаружил несоответствующую сложившимся у меня стереотипам пару – мага и воина. Выходило, что украшений меньше, чем желающих утолить свои сексуальные потребности, либо не все любили подобные экземпляры. Не отрицаю, я сперва подумал, что некоторые из них представители женского пола. Но немного проследив, я понял, что они все-таки парни. Вся атмосфера напоминала либо разномастную армию, либо педерастический рай.
Наблюдения наблюдениями, а день быстро приближался к вечеру и желудок давал о себе знать. Неизвестно, сколько я провалялся без сознания, но есть и пить этому телу было необходимо так же, как и спать.Найдя в карманах стащенные украшения, я подошел к одной из таверн и положил на стойку перед работником браслет.
– Меняю на еду и немного вина. – сказал я, решив, что немного выпить мне не помешает.
По таверне разнесся смех, а работник ушел, после чего принес тарелку с мясом и овощами и кувшин.
– Дарю, если вернешь украшения Домиусу. – сказал он мне.
Снова смех, причины которого я не понял.
– С чего ты взял, что они его? – спросил я.
– Он их создает для своих украшений. Но ты в одежде воина и явно чужой здесь. Деньга и драгоценности здесь не имеют никакой ценности.
– Как же вы тогда расплачиваетесь друг с другом?
– Мы ничего не платим. У каждого своя работа. Я наливаю вино и даю эльфам поесть. Мне не важно, кто чем занимается. Но если ты вор и для тебя подобные драгоценности представляют ценность, то отрежь свои уши и уходи к людям. Если хочешь остаться, то не воруй, а найди себе занятие или того, кто о тебе позаботится.
Его слова поставили меня в тупик. Я взял еду и вино и сел за один из столов, подальше от остальных. Пока я ел, я не мог не заметить, что на меня пялятся абсолютно все. Эти эльфы приходят, едят или пьют и уходят, ничего не заплатив. Но абсолютно каждый из них как минимум несколько раз посмотрит на меня. Один направился в мою сторону.
– Держи. Это тебе пригодится. – он положил передо мной кожаный пояс с кинжалом.
– Спасибо. Но мне нужен меч. – ответил я.
– Тогда приходи в мою кузницу и выбирай. Спроси Фарериуса.
Я кивнул и эльф ушел. Я придвинул пояс и достал кинжал из ножен, разглядывая. На нем были какие-то странные рисунки, похожие на иероглифы и несколько узоров. Но когда я провел пальцем, то почувствовал только идеально гладкое лезвие. Медленно проведя по столу и оставив хорошую царапину, я убедился в его остроте и вернул в ножны, застегнув пояс. На ум пришло, что мои знания о владении холодным оружием слишком современны и не годятся для времен «меча и магии». Во время битвы я в основном уворачивался, а попадал по противнику только в случае удачи. Это никуда не годится. Если я оделся в одежду воина, то должен уметь обращаться с любым оружием.
Решив, что никто не обращается с оружием лучше того, кто его делает, я направился в кузницу. К собственному удивлению, я обнаружил там уже знакомое лицо.
– Что ты здесь делаешь? Разве ты не должен ублажать своего хозяина? – поинтересовался я, заставив эльфа обернуться.
– Я не собственность Домиуса. Мы устраиваем друг друга, как партнеры, но я могу делать, что захочу. И я решил помогать Фарериусу. – ответил Палитус, продолжая тереть лезвие каким-то раствором.
– А может ты просто хочешь жить с Фарериусом?
– Я еще не понял. Но если я решу так поступить, то Домиус не будет меня держать.
– И где сейчас Фарериус?
– Относил оружие на склад. – ответил кузнец за моей спиной, – Ты что-то хотел?
– Научи меня обращаться с оружием.
Палитус издал смешок, а Фарериус улыбнулся. Я же стал злиться от того, что весь день все воспринимают меня, как клоуна.
– Фарериус не владеет мечом. Не совсем. – пояснил мне Палитус.
– Это как?
Палитус отложил меч к тем, что лежали возле него и отошел. Фарериус что-то забормотал. Мечи поднялись в воздух и все, как один, облетели кузницу и вернулись обратно. Кроме меча, который Палитус полировал. Тот перевернулся и вошел в ножны, стоящие на подставке. Я снова ощутил себя не в своей тарелке. А Фарериус подошел ко мне и потянул руки, заставив отступить и насторожиться.
– Спокойно. Так кинжал ты не достанешь. – пояснил он.
Медленно взявшись за пояс с кинжалом, он расстегнул его, провел через какие-то части моей нынешней одежды и застегнул в свисающем состоянии. Я взялся за рукоять, понимая, что так и вправду удобнее.
– Научи меня колдовать? – попросил я, надеясь получить хоть какие-то знания.
– Ты тоже общаешься с металлами? – спросил он.
Я пожал плечами. Я не знал, с чем и как я должен «общаться».
– Чтобы научиться магии, ты должен знать свою стихию, это каждый ребенок знает. – удивленно сказал Палитус.
– И как ее узнать? – поинтересовался я.
– А к чему тебя тянет? – поинтересовался Фарериус.
– Не знаю.
– Твоя стихия определится, когда ты услышишь шепот от нее. Тогда тебе следует найти себе мага-наставника с похожей стихией.
– А если мне ничего не шепчет?
– Тогда либо еще слишком рано для этого, либо у тебя нет способностей к магии.
– И что, нельзя никак узнать наверняка?
– Попроси Домиуса помочь.
– Нет.
– Если ты с этим затянешь, то придется просить его научить тебя обращаться с мечом. Магии можно научиться только до определенного возраста. И, вполне возможно, ты его уже упустил. Попроси Домиуса научить тебя обращаться с мечом.
– Он что, и на это способен.
– Он лидер, потому что владеет всем и способен защитить всех, за кого несет ответственность. Или научить защищаться. Во времена другого лидера он был лучшим магом-воином из всех. И после падения нашего прежнего мага-правителя, его попросили стать лидером.
– И что, все всем довольны?
– Он прекрасный руководитель и учитель.
Я не нашелся, что ответить. Я хотел занять его места, но даже не знаю, как этого добиться. Я привык к тому, что все уважают силу, боятся и подчиняются, надеясь на пощаду. В этом мире все было по другому. Я тут не лидер, а привидение, на которое все глазеют. И сильно сомневаюсь, что этот Домиус будет учить меня чему-то просто так. Тот старик сделал мне слишком бабское тело, чтобы меня все воспринимали, как проститутку.
– Домиусу ты интересен. Пока он не потерял к тебе интерес, он научит тебя чему угодно. – как будто подтвердил мои мысли Палитус.
Я зло сжал зубы. Выходит, что если я хочу чему-то научиться, то должен ложиться под проклятого Домиуса как только тот щелкнет пальцами? Черта с два! Я не пидор! И уж тем более не буду бабозаменой или местной проституткой!


Я вернулся в бар и напился вина. Кажется, это тело не рассчитано на большое количество алкоголя. Судя по ощущениям, я лежал на кровати, но чтобы выходил из бара – не помню. Я открыл глаза, удивляясь отсутствию типичных похмельных синдромов.
– О, ты пришел в себя. – услышал я усмешку и обернулся.
Я лежал на кровати на подобии той, на которой впервые очнулся в убежище эльфов. Но эта была побогаче. Даже ткань была нежнее шелка. Кстати, одежды на мне снова не было, что заставило меня рефлекторно укрыться покрывалом хотя бы до пояса. Домиус невозмутимо наблюдал за мной, сидя в кресле с книгой на коленях.
– Что я здесь делаю? Где я? – потребовал я объяснений.
– Даже не знаю, как тебя посветить в твои деяния. Ничего не приходит на ум?
– У нас же ничего не было? – не своим голосом прохрипел я, впадая в ужас.
– Нет. Более того, ты заявился в мою спальню посреди ночи, швырнул в меня краденые драгоценности, а потом стал рвать и кидаться своей одеждой, крича, что ты не падарас или как-то так. Еще ты кричал, что никогда не будешь спать со мной, но под конец заснул на моей кровати.
Мне показалось, что я побледнел и залился краской одновременно. Выходило, что я в данный момент лежал голый на кровати Домиуса. Я не мог понять, хорошо это или плохо и действительно ли у нас ничего не было. Домиус же закрыл и отложил книгу, после чего встал и подошел, оперевшись руками на кровать по сторонам от моих ног и приблизился, заставив насторожиться.
– А может ты просто понял, что хочешь быть моим украшением, но не знал, как это сказать? – растягивая слова и нехорошо улыбаясь, произнес он.
– Я никогда под тебя не лягу! – прошипел я.
– С чего бы тебе утверждать подобное, если ты даже не пробовал? И как ты умудрился до сих пор ни разу не быть с мужчиной? Я тебя осматривал и знаю это наверняка.
– Мне казалось, что у вас здесь никто никого не принуждает? – зло прошипел я, стараясь согнать краски с лица.
– Я и не принуждаю. Я предлагаю попробовать. Ты вчера так же упоминал, что тебе что-то от меня нужно.
– Мне нужно от тебя научиться магии и владению мечом, а не трахаться с мужиками.
– Я не понял твоего последнего выражения.
Я не смог удержаться от очередного закатывания глаз. Он явно издевался надо мной. Он приблизил лицо и я отвернулся, едва сдерживаясь, чтобы не дать ему по наглой роже.
– Подумай, от чего отказываешься. Я многому могу научить тебя. Но пока ты не обретешь внутреннего равновесия, твоя стихия тебе не откроется. Если она, конечно, у тебя есть. – прошептал он у самого моего уха.
Я не удержался и собрался двинуть ему, но он схватил мою руку за запястье в сантиметре от своего лица. Я пожалел, что больше он меня не боится. Я не мог напугать его так же просто, как Палитуса. А хотелось безумно. Хотелось увидеть не скрытый страх в его глазах, а реальный ужас.
Он отстранился и выпрямился, после чего немного отошел, скрестив руки на груди.
– Вставай и одевайся. – приказал он.
– Я не обязан тебе подчиняться.
– Если хочешь чему-то научиться, то обязан.
Я смерил его ненавидящим взглядом. Он не пошевелился, спокойно наблюдая за мной. Подумав о том, что при таких типах лучше не наклоняться за мылом, я обмотался покрывалом ниже пояса и встал с другой стороны кровати. Поискав глазами, я нашел свою одежду и пояс с кинжалом на диване неподалеку. Одежда и вправду была разорвана.
На другом диване лежала одежда «украшений» моего размера. Я обернулся к Домиусу, собираясь сказать все, что думаю о нем, но он только издал смешок и кинул в меня одеждой воина, лежащей возле него. Взяв покрывало в зубы и внимательно следя за эльфом, я натянул штаны, после чего отпустил покрывало и полностью оделся.
– А если бы мы разделили постель этой ночью, ты бы отказался от повтора? – протянул он с усмешкой.
– Захлопнись! – огрызнулся я, заканчивая одеваться.
– Собрался?
– Да. Что делать?
– Тысяча кругов вокруг моего дома.
– И так у вас учатся обращаться с мечом?
– Так у нас проверяют, способен ли эльф к воинскому ремеслу. Если ты не способен выдержать и половины, то какой от тебя толк в бою?
– Пошел к черту!
– Я не понимаю твоих выражений.
Смерив его долгим взглядом, я подумал, что эта мразь все прекрасно понимает. Но если эта пробежка поможет мне заставить его научить меня биться на мечах, то я пробегу.
Соглашаясь на подобное, я и не думал, какой величины дом Домиуса. А мне еще казалось, что мое поместье огромное. За час я пробежал меньше десятка кругов. Либо мое тело было настолько хилым, либо я так давно не бегал, что пробежав пару десятков кругов, выдохся настолько, что упал на бегу, пытаясь отдышаться.
– Эрнесто? – услышал я детский голос сверху.
В поле зрения сел молодой эльф. Я бы ему дал не больше 15-17 лет на лицо. Хотя лицо у него было довольно женственным. И что-то мне напоминало.
– Мы знакомы? – прохрипел я.
– Ты ничего не помнишь? Хотя ты вчера был так пьян. Я Кентиам. Мы с тобой вчера выпивали.
– Ничего не помню.
– Не хочешь сегодня выпить?
Я пожал плечами. Мне все равно было невозможно пробежать требуемое Домиусом. Так что мешает мне напиться с того, что я поддался на его уловку, но не смог выполнить. И я, отдышавшись и собравшись с силами, побрел в уже знакомую таверну. В голове пролетела мысль, что я превращаюсь в этом месте в алкоголика. Но вот что странно, пили мы с юным эльфом молча. И он явно почти не пьянел. Но у меня складывалось такое впечатление, что он от меня чего-то ждал.
– Чего ты хочешь? – спросил я, начиная злиться.
– Того же, что и вчера. – ответил он.
– А что было вчера?
– Я сделал тебе приятно.
Я подавился вином и закашлялся, в ужасе глядя на мальчишку. Чтоб меня поимел какой-то шкет?! Да ни за что в жизни! Хотя Домиус вроде как говорил, что у меня еще не было опыта с мужчинами. Как бы то ни было, я прокашлялся, схватил эльфа за шкирку и притянул к себе.
– Рассказывай немедленно, что вчера было?! – прошипел я.
Алкоголь не вовремя ударил по голове, заставив меня отпустить парня и опереться лбом о руку, стоящую на столе. Вместе с тем я увидел обрывок, где этот Кентиам смотрит на меня снизу вверх, а я сжимаю его волосы, не давая отстраниться. Так, если мальчишка просто мне отсосал, то в этом ничего страшного нет. Разве что я не голубой педофил. Но вот как узнать, было ли что-то еще? У этого тела же пирсинг на том самом и если бы я трахнул мальчишку, то сам бы об этом пожалел.
Неожиданно для себя, я заметил, что мальчишка скрылся из виду. Зато я ощутил странное возбуждение. Резко откинувшись на стуле, я встретился затылком со стеной. Потерев ушиб и заглянув под стол, я обнаружил там Кентиама, облизывающего каждый пирсинг на моем члене и посасывая сам детородный орган. Вот теперь-то я обратил внимание, что взгляд остальных эльфов сменился с заинтересованного, которым меня сверлили все время, на завистливый. Но зависть их была обращена не ко мне, а скорее к юному эльфу, делающему мне минет. Складывалось впечатление, что каждый из них не прочь оказаться на его месте.
У меня голова шла кругом от непонимания и алкоголя. Неужели их словосочетание «разделить постель» значит сделать друг другу минет и спать в обнимочку? Но тогда почему Домиус сказал, что у меня явно не было опыта с мужчиной? Он ведь был, этот юный эльф делал мне минет, а потом уже я заявился к Домиусу? Или я заявлялся к Домиусу с Кентиамом, но он мне этого не сказал? Но минеты-то в моей жизни были! Как же тогда?
Мысли быстро вылетали из головы под действиями эльфа. Должен был признать, либо пирсинги так влияют, либо парень знал, что и как делать. В собственном теле я такого не ощущал. Хотя отдаленно это напоминало первый секс. Но сейчас ощущения почему-то были ярче. Я даже вцепился в стол, но все равно не смог сдержать стона, когда кончил. Мальчишка же, как опытная проститутка, проглотил все, а только потом выпустил мой член из губ, заменив ощущение горячего рта легкой прохладой. Начав трясущимися руками поправлять свои штаны, я получил неожиданную помощь от Кентиама. Выпив пару кружек вина почти залпом, я попытался собраться с мыслями, но они разбредались, давая только мимолетные картинки.
Я был как во сне, видел юного эльфа и бар с эльфами, явно жаждущими тоже сделать мне приятно. Потом какое-то дерево, показавшееся мне знакомым. Мне даже показалось, что я видел лицо Домиуса. Я попытался что-то сказать. Кажется, сказал. Следующим ощущением было невероятное возбуждение, проходящее судорогой по всему телу. Давящий дискомфорт в области задницы заставил меня на какое-то время прийти в себя. Дышать было сложно, чужой рот накрывал мой и я чувствовал чей-то требовательный язык. К тому же моя голова, кажется, была запрокинута назад. Внутри что-то коротко дернулось, вновь давая странное перевозбуждение, влекущее невольный стон. Я чувствовал под одной рукой чье-то бедро, а другой, судя по ощущениям, я сжимал чьи-то волосы. Чья-то рука придерживала мое тело, а другая добавляла невероятных ощущений паху. Готов поклясться, я чувствовал чье-то движение внутри своей задницы. То плавное, то резкое, дающее давящее ощущение. Казалось, что я откинулся спиной на чью-то грудь. Либо это рука меня прижимала. В голове все плыло, дышать было сложно, а странный предмет замедлился, снова слегка толкаясь и пробегаясь судорогой по моему телу. Но достигнуть пика мне не дала рука на паху. Предмет вновь стал быстро двигаться, иногда все же повторяя то движение и заставляя меня невольно постанывать, но почему-то не давая разрядки. Я смутно осознавал, что меня трахают. Но состояние не давало и шанса на сопротивление. Более того, мне казалось, что еще немного, и я сам попрошу насильника дать мне кончить. Эта пытка длилась бесконечно, все мое тело уже буквально горело, но несколько почти болезненных толчков и по моему телу прошлась судорога оргазма, заставив простонать. Все либо прекратилось, либо я отключился, повиснув на ком-то. Мне казалось, я ощущаю, что что-то течет по моим ягодицам и бедрам. Лицо Домиуса даже привиделось. Нет, надо бросать пить. Нахрен мне такие кошмары.
Просыпаться мне не хотелось. Кажется, от странных снов, у меня появился утренний стояк. И кажется, этот Кентиам не успокоился, я ощущал чей-то горячий рот вокруг собственного члена и язык, блуждающий по пирсингам. Мне даже показалось, что что-то склизкое внутри меня, может слюна юного эльфа натекла. Неожиданной оказалась только судорога, привидевшаяся во сне и отдавшая в пах.
Я резко открыл глаза и обнаружил лицо Домиуса неподалеку. Вернее, его лицо завершалось моим пирсингованным членом, торчащим из его рта.
– Прекрати! – стонущее взвыл я под очередную судорогу.
– Зачем? Ночью ты сам пришел ко мне за этим. – протянул он, отпуская мой член.
С очередной судорогой я понял, что он занимается массажем моей простаты. Но вот что странно, так в своем изначальном теле у врачей я ни разу не ощущал подобного. Ощутив страх от того, что кто-то берет власть над моим телом, я рванулся, заставив его вынуть из меня пальцы и собрался бежать. Сильные руки вернули меня обратно, придавив лицом к кровати. Я почувствовал, как головка его члена проникла в мое тело и сжался от страха. Послышался смешок и он двинулся внутрь, вновь вызвав у меня невольную эрекцию. Я едва успел заглушить невольный стон покрывалом. Он медленно развернулся и навалился на меня, не давая и шанса встать. Его руки скользили по моему телу в разных направлениях. Одна стала вытворять нечто невероятное в моем паху, другая, после его толчка и резкого давящего ощущения, протолкнула пальцы ко мне в рот, держа рот открытым и не давая сомкнуть челюсти или уткнуться в подушку. Мне показалось, что его член покидает мое тело и он встает с меня, но короткий толчок в направлении простаты вызвал у меня невольный стон.
– Не ты ли говорил, что никогда не ляжешь под меня? А сейчас ты как все, стонешь и извиваешься в моих руках. Я же говорил тебе попробовать. – хрипло усмехнулся он, сопровождая каждое предложение короткими толчками в нужном направлении, вызывающими у меня невольные стоны, которые я никак не мог сдержать.
Он медленно протолкнулся в меня до тихого шлепка мошонки по моим ягодицам. Снова появилось давящее ощущение и мысленные проклятья его размерам, откровенно доставляющим дискомфорт. Он стал покидать мое тело, а потом вновь вернулся, начав двигаться. Я надеялся, что он перестанет играть с моим телом, но его рука на моем члене снова стала играться, вторя его ритму. Я ничего не мог поделать, как не сдерживался, от его махинаций из моего горла иногда доносились жалобные стоны. Тело, в котором я находился, предало меня без сопротивлений, подчиняясь эльфу. Но ускользающим от перевозбуждения разумом, я ненавидел его, как никогда раньше. Я быстро ощутил приближающийся оргазм, но это явно не входило в его планы. Сдавив мой член и перекрыв выходящий канал, он ускорился, не давая мне разрядки. Другая его рука покинула мой рот, начав играться с пирсингами в сосках и как-то странно водить по изгибу бедер, от чего я сам не заметил, как раздвинул ноги, открывая ему большие возможности. Мое тело снова горело, не в силах разрядиться, я невольно чувствовал подкатывающий оргазм одновременно с его долбежкой в собственное тело. И это было просто невыносимо. Ни одна проститутка в моей прошлой жизни так меня не мучила. Более того, я сам часто сдерживался, чтобы их перетраханные тушки тоже кончали.
Его толчки снова замедлились, а потом изменили угол проникновения и он снова стал толкаться в мою простату, лишь частично входя, продолжая меня провоцировать, но не давая кончить. Я ощутил себя в безысходно-унизительном состоянии. Он насильник, но все его действия были направлены только на то, чтобы я кончил. Это было ненормально, напоминало идиотизм и мучило меня.
– П-пожал-луйста… – взмолился я, сдавшись.
– Признай, что тебе нравится и поцелуй меня. – хрипло усмехнулся он.
Я пытался молчать какое-то время, но оказался замученным собственным телом. Кивнув, я развернул голову, немного приподнявшись и коротко коснулся его губ. Он же схватил меня за подбородок и углубил поцелуй, вернувшись к долбежке в мое тело, умудряясь не давать мне кончить и ласкать мой пах одновременно. Я горел, задыхаясь и не имея возможности что-либо сделать. Но он отпустил меня, дав с вымученным стоном кончить, и стал замедляться. Я чувствовал, что он тоже кончил в меня еще до того, как он покинул мое тело. Он лег рядом, переводя дыхание и обнимая меня, а я даже не мог пошевелиться. Я был в шоке от произошедшего. Не сказать, что я не испытывал оргазм, но он был насильно-провокационный. Мое нынешнее тело было слабым и податливым, не оставляющим ни малейшего шанса на сопротивление. Старик, судя по всему, посмеялся и засунул меня в тело одного из местных проституток. При чем создал такой вариант, который всем мозги сгоняет к члену. И как бы я не злился на Домиуса, тот просто слишком откровенно указал мне на мое нынешнее положение. Просто невероятно, пасть от главы мафиозного клана к трансвеститской проститутке.
Я был так разбит, что не заметил, как Домиус встал и оделся. Я ощутил только ткань, упавшую возле моей руки.
– Одевайся. – приказал он, – Попробуем определить твою стихию в магии.


– Это тебе только помешает. – сказал Домиус и потянул руки к моему лицу.
Предчувствуя неладное, я отступил и поднял кулаки, собираясь драться. Еще пара шагов на отступление и меня схватило… дерево! Чертов ушасто-лесной колдун! Я задергался, пытаясь вырваться, а он схватил меня за лицо. Я даже зубы сжал от злости, а он вскоре убрал руку и предъявил мне один из пирсингов.
– Если захочешь драться в открытую, то любой удар повредит твое милое лицо. – с долей усмешки в голосе протянул эльф.
– Тогда вытащи их все! – прошипел я.
Он издал смешок, но, к моему удивлению, послушался. Сняв все пирсинги с лица, он стал расстегивать мою одежду. Предчувствуя неладное, я задергался, но дерево сдавило меня до хруста костей, а Домиус продолжил меня лапать, не давая и шанса на сопротивление. Снятие интимных пирсингов оказалось очередным ударом по моей гордости, а эльф, как будто издеваясь, стал провоцировать мое тело. Но потом отошел, высыпав горсть пирсингов на стол.
Дерево меня отпустило и я, быстро застегнув одежду, схватил кинжал и кинулся на обидчика. Под ногой всплыл корень, Домиус схватил меня за руку и вывернул ее, дернув и заставив подлететь.
– Неплохой кинжал в неумелых руках. – услышал я его голос, поднимаясь с земли.
Не смотря на всю злость, что я сейчас испытывал, должен отдать ему должное – он был практически мной до попадания сюда. Не смотря на всю их «каждый делает, что захочет», он был лидером, которого все слушались и боялись. Он учил меня методом кнута, которым я пытался вбить в своего сыночка разум. Только вот я своего сына не насиловал. Рожу я ему подпортил, когда он меня разозлил, но…
Меня вдруг осенило. Точно! Злость! Гнев всегда застилал глаза людей, делая их безрассудными. Я всегда этим пользовался, заставляя врагов нападать и проигрывать. Чем люди отличаются от этих эльфов? Я стал одним из них, но остался прежним. Остался только один вопрос: что может разозлить Домиуса настолько, чтобы он потерял рассудок? До сих пор я не задавался вопросом о том, что я о нем вообще знаю? Он пидор и педофил, владеет магией растений и раньше почему-то меня боялся. Потому что думал, что я могу оказаться колдуном сильнее его. Но как собрать только из этого моральный удар для него?
Я отошел к дереву и сломал ветку, наблюдая. Ни дерево, ни Домиус, не отреагировали. Ему все равно, даже если я переломаю весь его сад. Иначе он бы не стал драться со мной в подобном месте. Или стал бы? Он здесь всесилен, как он сам говорил, это его стихия. Чем бы его таким подцепить?
– Ты собирался учить меня магии. Почему стал учить драться?
– Потому что ты пришел в одежде воина и морально не готов к магии.
– И как быть готовым?
– Твоя душа должна быть спокойной. Ты должен знать свое место.
– Я знаю свое. Я… воин и маг. Но средней одежды у вас не бывает. – едва не проболтавшись словом «лидер», я решил осторожнее подбирать слова.
– Нельзя быть и тем и другим. Особенно с подобной внешностью. Но если ты так стремишься умереть в бою или подпортить свое лицо, то кто я такой, чтобы тебя останавливать? Я снял с тебя украшения, чтобы ты наигрался в воина, но уродливее ты от этого не стал.
– Я тебе нравлюсь? – наступил я на собственную гордость, зацепившись за то, что может его волновать.
– Я этого не отрицаю. – в его глазах против воли отразился ответ.
– И ты хочешь, чтобы я признал себя украшением и стал твоим? – я неспешно приблизился.
– Неужели ты так быстро понял то, что я не могу до тебя донести с момента твоего появления здесь? Ты украшение, но став моим, ты окажешь мне честь, а себе – одолжение. – эльф не отступил, дав мне максимально сократить расстояние.
– И что мне это даст? – я взялся за кинжал, легко забрав его.
– А чего ты хочешь? Я многое могу тебе дать.
– Как насчет твоего места?
Резко рванувшись, я нанес удар кинжалом. Я планировал перерезать ему глотку, но он снова схватил меня за запястье. Если бы он не отвернулся, я бы подумал, что промазал. Он сжал мое запястье до хруста, а другой рукой сдавил мою шею и медленно обернулся. Я удачно выбрал его шею, хоть и не попал в нее. Его щека была рассечена почти насквозь, заставляя меня улыбаться при мысли, что у него останется уродливый шрам, который отгонит от него голубых поклонников. Но его щека каким-то образом стала снова целой.
Снова выворот моего запястья и кинжал упал на землю, после чего он отпустил мою руку и стер кровь. Мои ноги как будто вросли в землю, но попытавшись дернуть ими, я понял, что так и есть, но это все эльф. Я схватился за его руку, пытаясь отодрать от своей шеи, но он рванулся в мою сторону, уложив на лопатки.
– Ты собрался занять мое место? – поинтересовался он.
Его рука сдавила мою шею настолько, что у меня потемнело в глазах.
– Но как ты это сделаешь, если ты всего лишь украшение? Ты мнишь себя кем-то, но на деле даже не способен себя защитить. Для таких, как ты, не доступно и владение оружием. Магия же вовсе обходит таких, как ты, стороной.
Он вдруг отпустил меня, встав и дав мне вдохнуть и откашляться. Судя по ощущениям, мои ноги так же оказались свободными.
– Ты не эльф. Ты просто ошибка природы. Убирайся из нашего дома и не возвращайся до тех пор, пока не признаешь свое место. Если, конечно, не сдохнешь в ближайшие пару дней.
Я встал, ощущая свое поражение. Мне не только не удалось убить его, но и научиться хоть чему-то. Он воспользовался мной, а почувствовав угрозу, решил избавиться.
Я присел подобрать кинжал, но он ушел в землю. Домиус явно не собирался давать мне и шансов снаружи. Но он так же мог подумать, что ощущение беззащитности заставит меня молить его о пощаде и обещать делать все, что он захочет, лишь бы остаться. Этого никогда не будет.
Я выпрямился, окинув эльфа ненавидящим взглядом, и ушел. Меня никто не стал удерживать. Мне даже укали, где выход из селения.
– Постой! – услышал я знакомый голос позади.
Я обернулся. Ко мне спешил Каторий.
– Не уходи. – попросил он.
– Почему? Ваш великий Домиус меня унизил и выгнал.
– Я знаю. Но он просто хотел открыть тебе глаза.
– Он открыл мне глаза. Здесь я проститутка.
– Я не понимаю, но там ты просто погибнешь.
– Из-за людей? А кто сказал, что я не смогу прикинуться там своим? Среди вас лицемеров мне явно не место.
– У тебя это не получится. Как бы тебе не казались отвратительны эльфы, люди намного хуже.
– Я так не думаю. – я развернулся и направился к выходу.
– Ты не сможешь вернуться, если выйдешь! И не сможешь себя защитить, пока не поймешь, кто ты! Ты, возможно,… – голос эльфа неожиданно прервался.
Я невольно обернулся. Я сделал всего несколько шагов за пределы селения, но на том месте, где оно было, оказался лес. Ведомый чистым любопытством, я пошел обратно, пытаясь нащупать хоть что-то. Но сколько бы я не шел, вокруг не было ничего, кроме деревьев. Я побежал вперед, но через несколько минут достиг границы леса, так и не встретив ни одного знакомого места. Все селение, эльфы и сады испарились. Даже растений из селения вокруг меня не было. Вот, что означало, что я не смогу вернуться.
Останавливаться я не собирался и пошел дальше. Открытая местность настораживала меня ввиду первых событий этого мира, но выбора не было. Из интереса ощупав по пути собственное лицо, я не смог обнаружить дырок от пирсингов. Значит смерть от инфекции или что-то подобное мне не грозит. Более того, это значит, что легкие раны на мне заживут как и на Домиусе. Ну или медленнее, но все равно заживут. Но судя по тому, что я не увидел в селении нескольких воинов, бок о бок с которыми дрался. Память на лица у меня всегда была лучше некуда. Это значит, что легкие ранения могут зажить, а серьезные раны ведут к смерти. Но тогда почему я жив? Точно, меня же исцелили. Думали, я их мессия или что-то вроде того.
Я остановился. Вдалеке послышался детский плач. Прислушавшись, я так же услышал шаги и тихий лязг доспехов. Это могли быть либо эльфы, либо люди. Если эльфы, то нет никакой гарантии, что из того же селения. Да и если из того же, что мне-то с того? Меня же Домиус изгнал.
Детский плач стал меняться. Готов поклясться, я слышал звуки резни и плач некоторых менялся коротким хрипом и стихал. Вот уж что-что, а беззащитных детей убивать я не позволю! Никогда никому из своих не разрешал убивать детей! Подростков – только для дела, но чтоб совсем детей!
Я побежал в сторону звука. Голосов детского плача становилось все меньше. Через некоторое время я увидел лес и плач шел с его стороны. Перепрыгивая со склона на склон и едва не падая, я вскоре скатился по одному и предстал перед людьми в доспехах. По поляне было несколько детей. Еще несколько человеческих лежали в телеге. Тут я заметил, что несколько младенцев порезаны и не шевелятся, но у всех эльфийские уши. А мечи людей окровавлены на концах.
– Ах вы… – зашипел я, схватившись за пояс и собираясь прибить детоубийц.
Но на поясе не было пистолета или меча. Ножны из под кинжала так же были пусты. Я был безоружен, а люди, даже те, которые до этого перекладывали детей, достали мечи из ножен. Я стал отступать, стараясь не наступить на крошечные тела и пытаясь быстро придумать, как действовать. Как я и ожидал, они стали пытаться меня окружить. Как то ни странно, они при этом не нападали. Как будто пытались схватить живьем. Это могло быть мне на руку, нужно было только увести их с поляны и вернуться первым.
Я резко повернулся и побежал вглубь леса. Люди кинулись за мной, забыв про то, что делали. Сколько бы я не бежал, я слышал плач и мне это было на руку, я повел людей спиралью, увеличивая разрыв и то и дело теряясь за деревьями, судя по их крикам. Но и границы леса были неподалеку, значит нужно было быстрее действовать. Я бежал со всех ног и когда услышал, что они меня потеряли, помчался на плач.
Земля вдруг ушла из под ног, и по лицу хлестануло листвой. Я куда-то кубарем покатился и упал в какую-то яму. Попытавшись встать, я ощутил боль в бедре и плече. Прокашлявшись от пыли и дождавшись, пока она осядет, я обнаружил, что в отдающих болью местах торчат колья. Потянувшись двигающейся рукой, я попытался сломать их, но ничего не получилось, я был слишком слаб.
– Эй, вон он! – услышал я голоса людей сверху.
– Попался в наш капкан! – кричал другой.
Я выматерился, снова пытаясь освободиться или подняться, но боль сковывала все тело. Люди стали спускаться. Один обошел все колья и ударил меня по голове, отправив в бессознательное состояние. Последней разумной мыслью остался вопрос: зачем я им нужен живым?

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал