Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Отдыхать долго мне никто не дал. Да и не спалось мне после всех происшествий. Начиная с того, что я увидел в той бездне, пропавшем или погибшем Палитусе, и заканчивая ребенком, спасшим мне жизнь, ценой потери своей. Неужели для магов так много значит их магия? Я, как выяснилось, тоже маг, но магией почти не пользуюсь. Хотя я и открыл ее недавно, в моем мире нет ничего подобного.
Раньше мне было все равно на всех. Даже на своего выродка от той проститутки. Главным был авторитет, из-за которого все даже дохнуть без приказа боялись. Можно сказать, это и была моя своеобразная магия. Но в чужом мире пришлось резко перестроиться. Здесь, если я хочу свергнуть Домиуса и уничтожить основных врагов – людей, мне нужно было думать, как эльфу. Эльфы жили ради помощи себе подобным, а люди отличались эгоизмом, как и в моем мире. Только здесь еще и магия примешана.
Выходит, чтобы стать лидером эльфов, мне нужно стать незаменимой защитой этого сообщества. Если я свергну Домиуса силой, то остальные, во главе с Паконисом, восстанут против меня. Да и силой свергнуть его почти невозможно – я своей магией научился пользоваться недавно, а он, если не врет, целую тысячу лет маг и правитель. Выходит, первостепенная задача – научиться пользоваться магией. Второстепенная – завоевать уважение эльфов. А между делом разобраться, с чего это вдруг раньше меня хотел каждый, а теперь все нос воротят. Неужели испугались, что я маг? Ну Домиус, во всяком случае, меня точно не боится.
– Собирайся. Домиус просил отвести тебя исправить свои ошибки. – отвлек меня от мыслей Териус.
– К ручью что ли? – буркнул я, подумывая о том, что во мне увидели угрозу.
– Нет.
Пожав плечами, я встал и оделся. Териус повел меня куда-то по замку. Я только и мог, что наблюдать за шарахающимися эльфами и изучать коридоры, чтобы знать, как выбраться в случае чего. Но никакой предполагаемой западни не было. Эльф привел меня в одну из спален. Обстановка та же, что и у меня. Но в этой еще и стояли всевозможные кувшины и ведра с водой. На кровати лежал тот самый эльфенок, а рядом сидел и держал его за руку Паконис.
Первой мыслью было удрать, пока снова не нарвался на очередной гнев местного целителя, но захлопнутая за моей спиной дверь не дала этого сделать. Сразу же появилось ощущение загнанности в угол хищниками. Но местный целитель явно не собирался ничего предпринимать. Только одарил странным взглядом, заставившим невольно передернуться.
Подавив очередное желание сбежать куда подальше, я обошел кровать с другой стороны и сел на окно, отодвинувшись к самому стеклу. Но даже такая махинация не дала ощущения безопасности, поэтому я решил отвлечься, переведя взгляд на мальчика. Интересно, у меня во сне такое же безмятежное выражение?
Спустя какое-то время молчания, до меня стало доходить, что Паконис пытается восстановить мальчика. Но у того по-прежнему были черные, как смоль, волосы. Задумавшись, я вспомнил, как у него темнели волосы, когда он уже лежал без сознания. Еще у Домиуса немного потемнели волосы после того, как меня спасли из людского рабства. Выходит, если использовать магию на пределе сил, можно потерять магию в принципе. Интересно, а если обладать магией, но не использовать ее? Может поэтому у меня белые волосы? Мое тело вполне взрослое, как мне кажется, но я его таким и получил.
Если тот старик и есть местный бог, то он вполне мог выращивать оба тела, которые мне предложил. А если они лежали в состоянии покоя, имея при этом магические способности? Выходит, что тело девушки по-прежнему где-то есть? Может в этом-то и разгадка? Может я должен найти ее и породить новую расу сверх магов? Хотя если в том теле кто-то и есть, то ее или его судьба намного хуже моей. Меня, женоподобного парня, как подстилку используют. А она, вполне возможно, рожает без остановки. Хотя так же есть вероятность того, что и я, и она – всего лишь бесплодные альбиносы.
Но сейчас у меня было задание от местного правителя и, как бы не хотелось, как бы ни было дискомфортно в одном помещении с обидчиком, нужно было узнать свои способности и отплатить мальчику помощью за спасение жизни. Только вот как это сделать?
Решив переключиться, я попытался взаимодействовать с водой, которой было достаточно в комнате. Сосредоточив все свое внимание на одном из дальних ведер, я попытался заставить воду подлететь. Как и ожидалось, никакой реакции. Что там говорил Палитус? Желание защитить? Помочь? А потом не гордиться собой? И как такое вообще возможно? У эльфов явно шестеренок в мозгу не хватает!
Собравшись с мыслями, я попытался выбросить гордость из головы. Мне сейчас, наверное, очень помогла бы йога, если бы я ей занимался при первой жизни. Но йога по моему мнению тогда была уделом женщин. А всех мужчин, занимающихся йогой, я считал геями.
Я невольно издал смешок от осознания того, что нынче являюсь кое-чем похуже тех геев. Я сейчас просто баба с членом и манией величия. Выходит, нужно вспомнить, чем занималась моя бывшая или последняя любовница.
Встав с окна, я попытался принять то же положение, какое занимала моя любовница. Встав на одну ногу, уперев в нее другую, сложив ладони вместе на уровне груди. Очередная попытка призвать воду к движению завершилась неудачей. Еще и целитель наблюдал за мной, как за идиотом. Вспомнив, что там еще что-то было про дыхание, я попытался сосредоточиться на нем. Я дышал то медленнее, то быстрее, но ничего не происходило.
В итоге упав из неудобного положения, я от досады пнул ближайшее ведро, вызвав цепную реакцию и в итоге создав кучу перевернутых емкостей и мокрый пол. На ум тут же пришла идея перевернуть все емкости обратно и попытаться вернуть в них воду. От очередной неудачи я со злости топнул по луже, но не удержался на ногах и навернулся на пол.
Со стороны кровати послышался смех. Я обернулся и увидел, что мальчик пришел в себя. Но его смех сменился спокойным выражением лица, после чего удивлением и попыткой встать, остановленной Паконисом. Эльфенок всеми силами пытался встать или добраться до воды, но целитель надежно удерживал его, прижав к себе одной рукой, а другой взяв за голову. Прищурившись, я понял, что Паконис пытается магически успокоить юного эльфа.
– В чем секрет? – спросил я эльфенка, пытаясь отвлечь.
Мальчик перестал вырываться, посмотрев на меня.
– Спокойствие. – ответил он.
– Пока не перестанешь испытывать человеческие эмоции, такие, как эгоизм и гордыню, ничему не научишься. – добавил Паконис.
Убедившись, что мальчик перестал рваться к воде и лежит смирно, целитель просто встал и ушел, оставив нас одних. Вот тут-то я и понял, что оказался в ловушке. Что мне делать с эльфом-ребенком, который в любой момент может рвануть к воде, которая его тут же убьет?
– Может в покер сыграем? – ляпнул я первое, что пришло на ум.
– Что это? – поинтересовался он.
Логичный ответ на мой идиотский вопрос. В этом мире нет азартных игр. Хотя, может и есть, но явно не у эльфов. Хотя какой покер в нынешнем средневековье? Какие у них вообще есть развлечения?
– В вашем мире только ваше эльфийское селение и то селение людей или еще кто-то есть? – решил подойти я с другой стороны.
– Что значит, в «нашем» мире? – снова не понял меня мальчик.
– Ну, я… головой стукнулся и все забыл. Даже то, как быть эльфом. – как-никак выкрутился я.
– Эльфы не могут потерять память от удара головой.
– Значит у меня магией память отняли. Больше похоже на правду? – начал злиться я.
Эльфенок пожал плечами. Мне же нужно было занять его хоть чем-то, как-нибудь отвлечь или просто узнать побольше об этом мире.
– Эльфов и людей множество селений. Есть еще магические существа и другие эльфы. Люди тоже разные бывают. Но все они ведут себя, как животные. И только наше селение скрыто особой магией.
– Что за разные люди и эльфы?
– Все отличаются в зависимости от места обитания. Мы живем в лесу, есть те, кто живут на озерах, есть те, кто живут высоко в горах. А еще есть те, кто никогда не покидает подземелья. Самые страшные люди или эльфы обитают на мертвых землях или пустошах.
– И что же в них такого страшного?
– Они только сами за себя. Детей никто не находит и выжившие подчиняются местным обычаям. Они бьются друг с другом и всеми, кто встает на их пути. Занимаются черной магией и никому не доверяют. Эльфы могут отравить тебя и наблюдать, как ты умираешь. А люди с таких мест потрошат тебя живьем по той же причине.
– Жуть. А что за черноволосый и молодой Домиус на дне ручья?
Мальчик удивленно на меня уставился, а я прикусил язык. Во-первых я проболтался на самую интересующую меня тему, а во-вторых, эльфенку незачем еще один соблазн к опасному месту. Нужно было срочно сменить тему. О чем можно поговорить с ребенком?
– А как вы тут развлекаетесь? – поинтересовался я.
– Тренируем воинское дело и магию, работаем на благо других. Зрелые эльфы иногда развлекаются удовлетворением друг друга в своих покоях. А иногда и в компании. – спокойно ответил ребенок.
Я невольно осел в кресло. Ребенок не должен знать о подобных гадостях. Это омерзительно само по себе, а детям такое зрелище просто противопоказано. Но этот ребенок так просто об этом говорит, как будто…
– Тебя кто-нибудь трогал? – неровным тоном прошипел я.
– Я еще незрелый. – спокойно ответил он.
– Да как ты можешь так спокойно об этом говорить?! Ты еще ребенок и вообще не должен об этом ничего знать! – я быстро выходил из себя, готовый к любым необдуманным действиям.
– А ты не думал, что я в прошлой жизни мог этим заниматься?
Сначала я не понял, о чем он говорил. Но потом до меня медленно стал доходить смысл его слов:
– Ты уже жил и помнишь свою прежнюю жизнь?
– Только основные навыки. Основы знания о мире, речи, культуры. Эльфы перерождаются эльфами, а люди не перерождаются. Ты либо слишком много времени провел среди людей, либо шутка природы, переродившая человека эльфом и компенсировавшая тем, кто ты есть. Ты думаешь, не как эльф, а как человек. У тебя есть все их качества: эгоизм, продажность, алчность, переизбыток зла и эмоций. Даже младенец из наших поймет, что в тебе больше человеческого, чем эльфийского.
– У тебя не пропала магия. Она просто изменилась. – решил я зацепиться хоть за что-нибудь.
– Магия не может изменяться.
– Почему же? Я владею всем, но управлять ни чем не умею. А ты из мага воды превратился в прорицателя. Иначе как ты узнал, что я был человеком в другом мире?
– Это логично. С самого появления в селении ты ведешь себя так, как будто тебе все чужое. Магия не умеет меняться, если она врожденная. И мои черные волосы только подтверждение тому, что я отверг свою магию.
– Но как можно отвергнуть то, что ты есть? Может ты просто опустошен и тебе нужно восстановиться.
– Можно отвратить от себя свою стихию, если воспротивился ее воле до того, как слился с ней. Это как чаша, из которой вылили воду. Она просто высохнет, но новой воды в ней никогда не образуется.
– Но эту чашу можно поставить под дождь и она снова будет полной.
– Но это будет не та вода и не все могут найти дождь, под который поставят чашу.
– Что мешает тебе найти другую воду?
– Я не могу это сделать. Я родился с той водой. Меня даже нашли в ручье. Я его часть, а он часть меня. Ты когда-нибудь терял часть себя?
Я пожал плечами. Слишком взрослый разговор для ребенка. Эльфы и правда, судя по всему, росли иначе, чем люди. Проблема была только в том, что я не умел быть эльфом. Я привык воевать со всеми, потом разделять и властвовать. Но тут все было иначе.
– Выходит, почернеть волосы могут у всех? – поинтересовался я.
– Когда гневаешь свою стихию, она мстит тебе, постепенно лишая магических сил. И волосы темнеют.
– Тогда почему мои не темнеют? Я разозлил и ваш ручей, и меч Домиуса, и дерево.
– А ты обычный эльф? Вполне возможно, что ты лишишься всего и сразу, либо будешь неисчерпаемо использовать свои силы. Только Домиус может знать ответ.
Я не мог не злиться. Выходит, что все в этом мире сводится к главе этого селения. И за что мне такое наказание?


Найдя для ребенка няньку «на время», я несколько дней рылся в местной библиотеке в поисках карт и информации о биологии всего живого в этом мире. Юный эльф подал мне замечательную идею, которую я планировал осуществить. Если я не мог править местным селением, и никто не планировал учить меня магии, то я мог научиться ей и воинскому делу сам, сбежав за пределы в нужном месте. Но тут вставал вопрос, где нет людей? Новых, незнакомых эльфов, я вполне мог ввести в заблуждение. Но вот снова попадать в лапы людей мне совсем не хотелось.
Я так же периодически следил за выходом за пределы селения, пытаясь понять, в какое время выходящие не сталкиваются с людьми и есть ли в этом хоть какая-то закономерность. Но в итоге все оказалось практически бесполезным.
Упоминаний о близнеце Домиуса так же нигде не было, как и о временах, когда в этом мире существовали женщины. Местный библиотекарь, имени которого я не знал, сказал, что до скрывающей магии на селение был набег людей, который уничтожил почти все. Об этом и том, как Домиус остановил их и стал главой почти книга была написана. Так же в ней было указано, что до всех событий Домиус был только магом сада, который не подавал особых надежд и ни разу не бывал в бою.
Выходило, что Домиус ни с того, ни с сего, вдруг одолел целую армию людей силами растений, и научился воинскому искусству. Как-то в голове не укладывалось. Слишком резкий переход от садовника к правителю. Неужто всего кучка погибших так на него повлияла? Во всяком случае, кроме «бесчисленных погибших или пострадавших эльфов», ничего указано не было. Никаких близнецов Домиуса и в помине не было. Вывод о том, что к концу сражения в селении осталось меньше сотни эльфов, которые и восстановили все вокруг, казался нереальным.
Изучая все окружающее и всех жителей, я обнаружил не меньше пары тысяч эльфов. Выходит, что всего за тысячелетие они нашли столько младенцев? Плюс погибшие в бою? Что-то тут не сходилось. Но что именно, я не знал. Эльфы, как они меня заверяли, не врали. Но все перечисленное в книге больше походило на рукопись фантастического романа, не иначе.
Чем дальше я пытался что-либо понять, тем больше мне казалось, что правду я получу только после воскрешения черноволосого Домиуса или после того, как сам Домиус на себя заклятья правды и болтливости наложит. Из учета невозможности последнего, оставалось только первое. Здесь вариантов было мало. Только человеческие некроманты, живущие на мертвых землях. Но если верить Ринису, то они меня замучают до смерти раньше, чем я успею хоть что-то сказать, попросить или сделать. Оставались только озерные эльфы, если, конечно, их озера меня не прикончат по пути. Я уже пытался обмануть ручей в селении, проходя мимо в балахоне, с перемазанными сажей волосами и прочими уловками из нынешних возможностей. Все было без толку – стоило мне приблизиться к берегу, и вода угрожающе разверзалась, как готовый к нападению хищник.
По итогу, не придумав ничего лучше, я своровал из кузницы лук, колчан стрел, меч и пару кинжалов. Так же я припас балахон, скрывающий меня с головы до пят. Оставалось только ждать. Чего? Я думал, что возможности последовать за какой-нибудь группой или что-то вроде того. Только вот охранник местного выхода никуда меня не выпускал по приказу Домиуса. Чертовому тирану что-то от меня было нужно, не только перевоспитать того мальчишку.
К Ринису, кстати говоря, я с тех пор не приходил. Может меня пугали его слишком взрослые и в то же время наивные взгляды на жизнь, то ли просто было стыдно за содеянное. Извиняться я никогда не умел. Да и не зачем мне было. Вместо извинений я давал деньги, отпускал семью или отправлял в больницу. И это самое лояльное, что я делал вместо извинений. Иногда я убивал всю семью, а потом и не согласного со мной человека. Так было нужно. В мире мафии если тебя не боятся, то ты ничего не стоишь. И в первую очередь трястись за свою жизнь должны друзья и подчиненные. Это препятствует предательствам. А потом тряслись враги от того, что я делал с людьми из их жизней.
Но что мне делать с эльфенком? Тут даже старые инстинкты не работают, ведь у него нет родных, а друзья – селение, которым я не прочь завладеть. Да и, как говорится, «не кусай руку, которая тебя кормит». Я мог только изучать местных, набираться знаний, и готовиться к побегу.
Да и попыток обмануть ручей я не оставлял. Вот и до сих пор хожу мимо на безопасном расстоянии. Если мне все же удастся сбежать, не смотря на книжную выносливость эльфов, мне рано или поздно захочется пить. Если я не могу усмирить местный ручей, не нападут ли на меня остальные ручьи, озера и реки? Если так и местная планета так же полна морей и океанов, то я крупно влип.
Я поднял с земли камень и кинул в воду. Ничего не произошло. Я попытался молить ручей о прощении, но до меня быстро дошло, что я прошу прощения у обычной водички. Реакция последовала незамедлительно и мой камень отстрелил в меня же, сбив с ног. Как бы эльфов не восхваляли за выносливость, от подобного полета явно останется синяк на паре мест.
– И как вы все думаете только о других и общаетесь со всякой хренью? Так же и свихнуться недолго. – проворчал я ручью.
Тот никак не отреагировал на мои слова. Да и чего я ожидал? Это же просто вода. Ну колданул я с ней случайно, что с того? От этого у «аш два о» мозги не появятся. Поэтому я, пожав плечами, вернулся к себе. Помимо оружия и плаща, я все же стащил у Домиуса все драгоценности, до которых смог дотянуться. Кто знает, вдруг мне удастся выменять их на еду у какой-нибудь дружелюбной магической твари? Этого нельзя исключить. Но, надев сумку с краденым и меч на пояс и балахон на плечи, я напоминал себе бродягу с белыми волосами. Немного пошуршав с капюшоном, я по-прежнему палился с почти белым лицом, белыми бровями, ресницами и сверкающими радужками глаз. Я и сам не знал, почему они не просто белые, а какого-то странного цвета, с синеватыми крапинками по краям. Может всему виной тот старик?
Прицепив для надежности лук и стрелы на плечи, а кинжалы спрятав в сапоги, я только придал себе психоватого вида. Я сам себе напоминал постановщика средневекового боя, переборщившего со всем, с чем только можно.
Страдальчески вздохнув, я скинул капюшон и снял с себя лук и колчан стрел. Какой в них смысл, если я и стрелять-то из лука не умею? Или умею?
Взяв лук, я достал одну из стрел и попытался натянуть тетиву. Но либо я такой слабак, либо лук заколдован, но мне это не удалось ни на сантиметр. Упрямство не имеет границ и я сел на пол, уперевшись ногами в древко и взявшись за тетиву со стрелой обеими руками. Стало получаться натягивать, но до острия было еще далеко, да и стрелять из такого положения врят ли будет удобно. Честно говоря, если бы кто из моей прошлой жизни увидел меня в подобном положении, он бы долго давился от смеха. Но у меня была цель – натянуть тетиву и попробовать выстрелить. Этакий детский интерес. Мне оставалось еще совсем чуть-чуть… еще сантиметров 10 до нормального натяжения… 5… почти…
Резкий грохот на улице заставил меня выпустить добычу. Стрела вписалась в стену, а лук отлетел в окно, но меня это не волновало. Я подлетел к окну, но смог увидеть только то, как эльфы бегут куда-то. Любопытство и ощущение того, что стряслось что-то действительно серьезное, заставили на всех ногах рвануть на поиски источника грохота. Или шума? Напоминало то ли водопад, то ли цунами, то ли водный смерч, не иначе. Что с этим проклятым ручьем снова не так?
Но, вылетев из замка, мне расхотелось принимать участие во всеобщем… чем-то… Ручей подлетел, образовав сферу, внутри которой кто-то был, а всех, кто пытался приблизиться, он просто отшвыривал в разные стороны. Даже Домиус явился на всеобщее представление, но меня не заметил.
Тут до меня дошло, что это и есть мой шанс. Пока все заняты вызволением кого-то из водной ловушки, на меня никто не обратит внимания. А еще у меня на руках все, с чем я планировал побег. Кроме лука и стрел, но за ними возвращаться было некогда, да и незачем. На сбор припасов времени так же не было.
Не надеясь на успех, я помчался против толпы. Едва не сбиваемый с ног, всеми толкаемый, я мчался к пустым воротам. Я видел одного из охранников в толпе, так что выход должен быть открыт. Только бы никто не остался на страже.
Преодолев большую часть расстояния почти не дыша, я выдохнул с облегчением от вида пустых ворот. Даже дерево с изумрудами никто не охранял. Прихватив парочку в сумку с сокровищами Домиуса, я дернул за ручку. Заперто. Матерясь на все лады, я пинал дверь, не имеющую замков и понимал, что моя свобода снова от меня ускользнула. Подобного отчаяния, когда почти все получилось, но в самом конце казалось фиаско, я еще в жизни не испытывал. Я даже стал говорить с воротами, молить их выпустить меня. Прыгать на них с разбегу и долбиться. Отчаявшись основательно, я просто сполз по ней, ощущая себя в клетке Домиуса и бормоча себе под нос:
– Черт! Выпустите меня! Ну пожалуйста! Откройтесь, врата! Там, где я буду подальше от людей и смогу сбежать! Отпу… – не успев договорить, я выпал куда-то за ворота. Не свой от счастья, я успел заметить только слабое свечение из сумки, но не придал этому значения. Я вырвался! Пусть даже падаю куда-то. Долго падаю… И летать не умею… Я же не со скалы сорвался?!..


Полет завершился падением в воду и невероятной паникой. Я изо всех сил забарахтался, пытаясь всплыть и не быть утопленным. Но нынешняя вода и не пыталась меня сдерживать, вскоре я вынырнул и вдохнул. Вокруг кромешная темнота, но где-то слышно эхо, на которое я и направился. Через несколько минут я ощутил под ногами дно и поспешил выбраться на берег. Как бы выносливы ни были эльфы, меня мучила вполне человеческая отдышка.
Придя в себя, я стал ощупывать поверхность под собой, пытаясь понять, где я. Спустя какое-то время я попросту пополз на четвереньках подальше от воды. Определить где я, было невозможно. Все, что я ощущал – холодную и скользкую поверхность. Это мог быть берег какой-нибудь реки или озера, пол пещеры, болотисто-скалистая местность или еще что-то в этом духе. Говоря откровенно, я мог ожидать чего угодно от этого мира и даже не догадывался, куда меня «выпустили» врата.
Спустя какое-то время, я нащупал перед собой стену, такую же, как и пол, холодную и скользкую. При попытке встать, я, как всегда, удачно треснулся головой. Ну хоть плюс в том, что я теперь был уверен, что нахожусь в какой-то пещере. Потерев затылок, я стал ощупывать все вокруг и двигаться до тез пор, пока не смог встать в полный рост. Теперь оставалось только найти выход и я предпринял самый простой способ прохождения любого лабиринтах – пошел вдоль одной стены. Двигаться было сложно из-за того, что приходилось не только вести одной рукой по стене, но и махать рукой в том направлении, в котором я шел, чтобы не наткнуться на очередной сюрприз. Отдающиеся эхом звуки моих шагов не давали ощущения покоя. Даже наоборот, создавалось впечатление, что я вечность буду бродить по пещере, но так и не найду выход. Хотя чего мне бояться? Людей здесь нет, да и эльфы бессмертны, судя по их рукописным книгам. Так что тут мне не сдохнуть, только если от скуки.
Темнота и тишина, не считая эха от моих шагов. Какое-то время не по себе, но потом начинает нервировать. Такое впечатление, что будь у меня фонарик, я бы в два счета нашел выход. Или если бы в пещере была бы хоть щелочка, и снаружи был бы день. Так, спокойно, сбегал я вечером, и до дня еще целая ночь. Или пол ночи. Или я еще просто не добрался до света. Сколько я вообще иду? Вернее, сколько времени прошло с тех пор, как я попал в пещеру?
Остановившись, я сел спиной к стене и задумался. В сумке было свечение, но сейчас глухо. Что это могло быть и как вызвать это свечение снова? Здесь нет фонариков, но даже небольшой свет может дать мне надежду на выход. Или можно вернуться обратно и попытать счастья снова, предварительно поискав информацию обо всех существующих пещерах и найдя переносной источник света? Если я не ошибаюсь, нужно попросить главу селения впустить тебя, чтобы увидеть врата.
– Домиус, впусти меня. – выдавил я из себя.
Никакой реакции или чудесного явления врат не последовало. Пришлось думать снова, в чем заключается моя ошибка. Все, что приходило на ум, так это по произносить то же самое, но на разные интонации и с разными ощущениями. Я попробовал мольбу, гнев, панику и желание защитить селение, но все оказалось без толку. Я не понимал, что не так. Все верно, чтобы попасть в селение, нужна вещь из него и просьба к главе. Вещей из селения у меня было предостаточно, что же не так? Меня уже успели добавить в черный список или местный бан-лист? О, да, я не скупился в прошлой жизни научиться компьютерной науке под старость лет. И даже следил за всем не только лично, но и в сети. Где еще мне искать вероятных предателей, как не предлагать им измену анонимно, под чужим именем?
От размышлений меня прервал странный звук. Сначала я обрадовано вскочил, надеясь, что в любой момент выберусь из пещерного плена, но потом замер на месте и прислушался. Звук был издалека и отдавался тихим эхом, но я готов был поклясться, что слышу лязг металла по камням. И кто бы это ни был, он явно видит в темноте, ведь источников света с той же стороны или, хотя бы, их слабого отсвета, я не видел. Это заставляло нервничать против воли, потому что враг или друг там неизвестно. Но точно известно, что этот кто-то вооружен. Мне бы не хотелось быть застанным в расплох, поэтому пришлось встать и двигаться в противоположную сторону.
Стараясь шагать, как можно бесшумнее, я изо всех сил прислушивался к звуку, стараясь себя не выдать. Через какое-то время звук прекратился и я замер в ожидании. Я старался ника не двигаться и даже дышать почти перестал, вслушиваясь в тишину. Нервы снова натянулись до предела, а еще появилось ощущение угрозы. Такое впечатление, что не только я, но и источник звука вслушиваемся друг в друга, пытаясь что-то понять. Только вот меня не покидало нехорошее предчувствие о том, что кто-то, кто издавал звук, преследует меня. Иначе как объяснить то, что я столько шел, но явно ничуть не увеличил дистанцию. Боже, я бы сейчас душу дьяволу продал за фонарик парочку автоматов.
Неожиданный выдох поблизости заставил против воли рвануть в противоположном направлении. Кто выдохнул в пещере? Насколько этот кто-то близко? Друг или враг? Как подкрался настолько незаметно? Или ждал меня, а издающий звук гнал меня в его сторону?
Захлестнувшая паника заставила бежать без оглядки и попыток скрыть издаваемый шум, отдающийся в голове. Я снова и снова слышал дыхание в паре метров за спиной. Я через раз врезался во все подряд в темноте, тут же корректируя направление и продолжая бежать со всех ног до очередного столкновения.
Через какое-то время я наступил в пустоту. То ли в какой-то обрыв, то ли в яму. Но на сей раз летел я недолго. Меня ударило о землю и завертело в падении вниз по какому-то склону. Потом нога в чем-то застряла и меня ослепило, обдав ветром. Готов поклясться, что каким-то образом летел. Ну, либо раскачивался. Но если бы я висел на веревке, то явно еще бы и вертелся вокруг своей оси, а застрянь моя нога в ветке, я бы не качался с такими амплитудами.
Потерев глаза и закрыв руками, я повернул голову вниз и сначала попытался посмотреть сквозь пальцы. Перед глазами расплывалась зелень, через несколько секунд обратившаяся в мелькание леса подо мной. Я явно летел. Обождав немного для привыкания глаз, я посмотрел вверх. Сначала увидев только солнце и сощурившись, я вскоре различил какую-то огромную птицу, схватившую меня лапами за ногу и несущую куда-то. Но потом я стал различать, что это не птица, а какая-то неведомая мне тварь, явно хищного характера. Оглушительный неприятный звук только стал этому подтверждением.
Отпинывание по держащей меня лапе свободной ногой, оказалось безуспешным и я стал вертеться изо всех сил, стараясь хоть как-то заставить летающую тварь меня выпустить. Своими увертками я только выронил плащ, глядя, как он полетел вниз, сносимый ветром. А тварь тем временем стала набирать высоту, делая мое падение все более опасным. Нужно было действовать, как можно быстрее и я запустил в голову твари сумкой с камнями и драгоценностями, но промахнулся. Снова появилось неприятное ощущение, что мне недолго осталось. Тварь была ни на что не похожа и я даже не мог различить против солнца, как точно она выглядит. Но что-то мне подсказывало, когда меня будут жрать детеныши этой твари или тварь сама, я краем глаза увижу, что это. Если, конечно, меня предварительно не решат отбить об скалы или что-то подобное.
Мои очередные размышления прервало резкий рывок в сторону и освобождение ноги. Меня завертело в воздухе, а где-то вверху дрались уже две твари, насколько я заметил. Самое время было пожалеть о выпущенном плаще, из которого можно было сделать хоть какое-то подобие парашюта. Вскоре меня стало бить по телу ветками и листьями, но попытки хоть за что-то ухватиться были тщетны. Все ветки или листья, за которые я цеплялся, ломались и обрывались. Хотя, как мне показалось, такими темпами падение свое я все же замедлял.
Удар последовал неожиданно, напрочь отбив возможность дышать. Я перевернулся на бок, пытаясь вдохнуть и трогая все вокруг себя. Постепенно я стал успокаиваться. Судя по ощущению и запаху, я лежал на траве. Хоть и снова я оказался почти в полной темноте, на сей раз я мог быть уверен, что не в плену пещеры. К тому же глаза вскоре стали различать окружение и я смог постепенно начать дышать. И все было бы прекрасно, если бы не ощущение острой стали на шее.
– Кто ты такой? – задали мне вопрос со спины.
«Эрнесто, глава мафии, в теле бабы с членом и острыми ушами.» пришел на ум весьма ироничный и правдивый ответ.


– Кто ты такой? – повторили мне вопрос.
Свой ироничный и правдивый ответ я решил оставить при себе. Вместо этого я стал думать, как в моем мире обычно отвечают при допросах?
– А если не скажу, то что? Сбросите меня с еще большей высоты, чем я свалился? – ответил я вопросом на вопрос.
Забыл я здесь только одно. Такие дерзкие ответы никогда не оставляли остряка целым и невредимым. Но мне, кажется, от полета и падения напрочь отбило инстинкт самосохранения.
Легким звоном ремешков меня оставили безоружным, даже не дав понять, кто мои захватчики. Потом дернули за волосы, заставив встать, и отбросили к дереву, схватив за шею и сдавив ее. Но я смог разглядеть своих обидчиков. Душил меня, прижав к дереву и приставив острие меча к груди эльф. Вернее, темный эльф. Дроу или как их там еще называли в книгах. Мой захватчик был очень похож на чью-то иллюстрацию: темная кожа непонятного в сумерках оттенка и черные волосы. Воин. Если я правильно помнил, в летописях было сказано, что где-то семь веков назад они изгнали всех своих магов и с тех пор ненавидят магию в принципе. Что-то там было про черную магию и то, что их маги не гнушались издеваться над своими же, но магией не владеющими. Но так же они ненавидели все остальные расы и было странным то, что меня решили допросить, а не убили на месте.
– Кто ты такой? – в третий раз спросил меня задержавший.
Я искоса видел еще двоих с направленными на меня луками. Только вот было их не трое. Еще несколько скрывались на тот случай, если открытые будут повержены. Это их своеобразный стиль боя и «охоты на ведьм». Только так не владеющие магией могут победить действительно серьезного колдуна.
– Отшельник. Магией не владею. – хриплой скороговоркой ответил я, ощутив угрожающее давление лезвия.
– Зачем явился в наши леса? – мой захватчик остановился только задев кожу между ребер и грозясь проткнуть сердце.
– Я безоружен и магией не владею. Убьешь меня и никогда ничего не узнаешь. В том числе и почему у меня белые волосы. – прохрипел я, решив играть «ва-банк».
Я нашел первую причину ненависти к темным эльфам. Сначала на его лице вообще ничего не отразилось. Хотя, может и отразилось, но в полумраке я не увидел. Потом я перестал ощущать меч и даже давление на мою шею ослабело. Но мне «везло» как всегда – меня дернуло вперед за шею, а потом я ощутил серьезный удар по голове. Последним, что я увидел в полумраке, были трава и несколько пар приближающихся ног в полутьме.
***
Очередная разница между мной и остальными эльфами – от ударов моя голова явно не так быстро восстанавливается, как должна. Вернее, регенерацией большинства эльфов я не страдаю. В общем, приход в себя встретил меня головной болью. Попытавшись пошевелить рукой, я услышал металлический звон. Немного пожмурившись и потерев глаза о плечи, я огляделся. Сначала мне показалось, что я в той же пещере. Потом я увидел отблески света и замысловатую решетку. Оглядевшись же, я понял, что скован по рукам и ногам какими-то кандалами. Даже на шее металлическое кольцо. Так же меня полностью раздели перед заключением.
То, что меня все-таки не убили уже о многом говорило. Мой блеф удался. Теперь я им интересен. И остался только вопрос, что нужно от них мне и как выбраться из заключения. Ну первое, возможно, воинское мастерство. Эти самые дроу в этом мире считаются самыми искусными воинами. И если мне удастся свободно разгуливать среди них, как и среди селения Домиуса, возможно, они научат меня своему мастерству. Но перед этим явно будет вопрос и им явно что-то нужно от меня взамен. Хоть и темные, они все же эльфы. И все мужчины. Может за счет нынешнего тела мне удастся хоть у этих выторговать себе что-нибудь?
Долго сидеть и размышлять мне не дали. Я увидел приближение света и невольно съежился, насколько это было возможно. Человеческий рефлекс отвержения наготы, от которого нужно было избавляться. В этом мире нагота и гомосексуализм были нормальны, ведь женских особей, как я понял, не было ни у одного вида. Ну а люди и эльфы склонны иметь вожделение ко всему женоподобному. То есть, я подхожу на роль местного украшения. А еще я являюсь диковинкой за счет цвета волос и глаз. Собственно только поэтому меня и не убивают все враждебно настроенные.
Вслед за усилением света я увидел факел и фигуру. Один из темных эльфов открыл мою тюрьму и приблизился, присев на корточки напротив меня. Факел поднесли прямо к моему лицу, заставив зажмуриться от яркого света. Потом ощутил, как мой подбородок схватили, повернув ближе к огню.
– Альбинос. И с чего ты взял, что будешь настолько интересен, чтобы я не сломал тебе шею одной рукой? – поинтересовался вошедший, отпустив подбородок, но перехватив шею.
– И что у вас у местных за любовь хватать за шею? У меня предложение к вашему лидеру. – ответил я, стараясь подбирать слова.
– Союз с кем бы то ни было нам не интересен.
– Мне тем более. Я предлагаю свои тело и душу вашему правителю в качестве платы за обучение воинскому искусству.
Минута молчания, в течении которой я все-таки смог разглядеть эльфа в свете факела, по-прежнему находящегося в опасной близости от моего лица. Темно-фиолетовая кожа, черные глаза, уши более длинные, чем у тех эльфов, у которых я был ранее. Телосложение так же намного крепче и он явно выше Домиуса и всех тех эльфов, хотя и явно не великан. Черные волосы заплетены в необычную конструкцию, хотя большая часть свободно свисает. Так же я смог заметить более необычную одежду воина и серьезное вооружение. Но он явно не собирался им пользоваться, иначе давно бы уже вскрыл меня живьем.
– С чего ты взял, что мне интересно твое предложение? – спросил он с усмешкой.
– Хотя бы с того, что ты не местный лидер. – съязвил я.
– Это еще почему?
– Ты слишком молодой, да и допрашивать пленных лидеры не ходят. Я бы предположил, что ты либо тюремщик, либо кто-то из его приближенных.
Эльф рассмеялся, отпустив меня и встав. Пытаясь быстро сообразить, я упустил возможность его задержать и снова остался наедине с собой. Одно хорошо, меня снова не убили, так что есть шанс, что мое предложение хотя бы рассмотрят. Да и если мне придется сбегать отсюда, нужно для начала хотя бы разжиться одеждой. В ином случае я мог снова стать общественной подстилкой. Если не людей, так еще кого-то. Насчет своего предложения я рассудил вполне разумно – лидеры предпочитают держать при себе самое лучшее. А я был единственным в своем роде беловолосым и довольно женоподобным благодаря тому проклятому старику.
На сей раз ожидание было долгим. Я даже успел задремать в сидячем положении. Зашел тот же дроу с двумя другими. На сей раз меня освободили от оков, после чего тот дроу схватил за предплечье и потащил куда-то, перевязав глаза. Волочиться следом было сложно, ноги почти не держали после долгого нахождения в кандалах и практически одном положении. Еще было сложно идти нагим из-за ощущения того, что вокруг много эльфов и все на меня пялятся. К тому же, ничего не видя, я постоянно спотыкался и запинался обо все подряд, едва не падая каждый раз. Хотя я и знал, зачем мне перевязали глаза. Затем, чтобы я не мог видеть, куда меня ведут и заблудился при попытке побега.
Через какое-то время меня толкнули вперед, отпустив. Я упал на что-то, напоминающее жесткий диван. Я снял с глаз повязку и обнаружил себя на кровати. Позади послышался стук двери и щелчок замка. Я сел, обернувшись. У двери стоял все тот же темный эльф. Так же неподалеку от меня было оружие, до которого было намного ближе, чем до эльфа. Он же снял свое оружие, скинув в угол и скрестил руки на груди, ожидая от меня чего-то.
Все было более, чем очевидно и я решил действовать интуитивно. Встав с кровати, я обошел подставку с оружием и подошел к эльфу, оказавшемуся на две головы выше меня. Прекрасно понимая, что мне не дотянуться до первой промелькнувшей идеи, я встал перед ним на колени и склонил голову. Если я верно помню, темные эльфы так же славятся тщеславием.
– Я пришел сюда учиться у лучших воинов мастерству, а не пытаться поубивать всех. И в качестве платы я отдаю свое тело и душу вашему лидеру, какими бы ни были его намерения. – спокойно сообщил я, не поднимая головы.
Для дальнейшего путешествия и собственной безопасности мне и вправду нужно было уметь защищать себя. Особенно из учета того, что магия была против меня, и мне нельзя было ее использовать для собственного блага. И к чему мне женоподобное тело, если я не могу им воспользоваться для получения собственной выгоды или новых навыков?
Очередная минута молчания закончилась рукой эльфа на моих волосах, заставившая встать. Спиной вперед он потащил меня обратно, пока я не упал спиной на кровать и не отполз по ней к изголовью. Дроу наклонился надо мной, заставив остановиться упертыми по обе стороны от меня руками. Его намерения были яснее некуда и я подался вперед, пока не был остановлен рукой на шее. Очередная минутная пауза и он отпустил, дав мне с осторожностью приблизиться к его губам. Не сказать, что я ощущал себя девственником или чем-то наподобии того, но я не знал, чего ждать. Мне была позволена некоторая свобода действий, но что-то подсказывало, что если темного эльфа что-то не устроит, то он может оторвать мне голову голыми руками. А сам эльф не давал мне и шанса понять, нравится ему или нет.
Оставалось только обнять его одной рукой за шею, а другой изучать тело и одежду в попытках расстегнуть последнюю или медленно добраться до ответа. Я и не заметил, как он смочил пальцы чем-то скользким и стал проталкивать в меня сразу два. От давно позабытых ощущений я чудом не свел ноги вместе. Выдохнув пару раз, я развел их в стороны и постарался расслабиться, закрыв глаза. Что-то мне подсказывало, что если он начал меня готовить к использованию, то явно не собирается вредить или убивать.
Резкий толчок внутри вызвал странную волну возбуждения, совсем, как тогда, с Домиусом. Я против воли сжал его шею, вцепившись зубами в воротник. Он же отцепил меня от себя, вернув на спину, но пальцев из меня не вытащил. Наоборот, он начал двигать ими внутри, все время затевая что-то. Вызывающее возбуждение. Свободной рукой он открыл мне рот, разместив большой палец между зубов так, чтобы я не мог его закрыть, и вынужден был стонать против воли. А не имея иной возможности, я схватил одной рукой за его руку, а другой – за ткань на кровати. Он что-то творил со мной, заставляя стонать и извиваться в его руках, ощущая увеличивающееся напряжение. Я словно с ума сходить начал и метался ровно до тех пор, пока он не вынудил меня кончить, громко застонав и залив спермой собственный живот.
По завершению он отпустил меня, вынув пальцы и давая возможность отдышаться. Сам же он отстранился и встал, неспешно раздеваясь. Он явно не собирался заканчивать, вопрос был лишь в том, зачем он заставил меня разрядиться своими махинациями. Для меня же это был неплохой шанс разглядеть его и, не смотря на эльфийскую регенерацию, вся его спина была покрыта шрамами. Вот тут-то до меня и стало доходить, что он, вполне возможно, не так молод, как кажется. Он вполне мог оказаться лидером в расцвете сил.
Раздевшись, он снова навис надо мной, склонившись. На сей раз я осмелел, взяв в руки его лицо и припав к губам. Немного махинаций языком и он поддался, впустив меня в свой рот, но тут же перехватив инициативу. Я ощутил, как его руки прошлись у меня под коленями, после чего сжали бока, приподняв. Проникающие толчки внутри не были для меня неожиданностью, но против воли я сжался от неприятных воспоминаний. Но эльфа это явно не остановило. Напротив, мне показалось, что его это раззадорило. Он дернул меня, насадив на себя до упора и заставив ощутить ягодицами низ его живота и изгибы бедер.
Надеяться на передышку я не мог и пришлось постараться расслабиться как можно быстрее. Он же сдавил мои бока и начал быстро двигаться, вдавливая меня в кровать. Я невольно выпустил его лицо из руки схватился за кровать одной, пытаясь удержаться на месте, и за его руку другой, стараясь хоть немного ослабить хватку. Дроу не давал мне и шанса на своеволие, моментально показывая, кто главный в постели. Едва я попытался скрыть стоны, как он снова открыл мне рот, постарался приостановить его и он отдернул мои руки, начав двигаться быстрее и сильнее. Периодически его руки грубо проходились по моему члену, не давая потерять возбуждение или блуждали по телу, изучая. Мне же он не позволял подобной вольности, отстраняя руки раз за разом и наращивая темп.
Действие было бы похоже на насилие, если бы своими махинациями он не довел меня до разрядки незадолго до своей. В последние толчки я ощущал внутри теплую, вязкую жидкость, замедляющиеся толчки до упора и, в итоге, покидание эльфом моего тела. Странное ощущение измотанности, легкой эйфории и своеобразной опустошенности. Дроу же сел рядом, оперевшись спиной об изголовье.
– Ты не девственник, но и не опытен. Прежде, чем предлагать свое тело, тебе следовало хотя бы научиться им пользоваться. – сказал он через какое-то время.
– Это значит, что ты принял мое предложение и научишь меня воинскому ремеслу? – чуть охрипшее спросил я.
Эльф не ответил, издав смешок. Повинуясь непонятному порыву, я повернулся на бок, уткнувшись лицом в бедро эльфа и прикрыв глаза. В глубине души я не мог отрицать, что отчасти был благодарен эльфу. Не только за вероятное согласие меня учить, но и за облегчение от недотраха. Здоровая потенция периодически требовала «облегчить яйца», но после возвращения от людей в селении светлых меня все игнорировали. А дроу, пусть даже по-гейски, но дал мне избавиться от недотраха. Еще он дал ясно понять, что не терпит своевольности или сомнения в его лидерстве во всем.
Да уж, чувствую, обучение предстоит весьма и весьма «веселенькое».


Пробуждение было от легкого стука двери. Я сел. В комнате я был один, темный эльф ушел. Начав злиться, что мной снова просто воспользовались, я заметил на полу деревянный таз с водой и тряпкой, а неподалеку стопку одежды. Ну хоть гигиену мне предоставили после буйной ночи. Дальше будь, что будет. Если меня здесь ничему не научат, то я просто сбегу и направлюсь дальше.
Вода была температуры местных подземелий. Но от мытья, как то ни странно, мурашек не было. А закончив с мытьем, я развернул одежду и понял, что она чем-то похожа на мою прежнюю. Это одежда воина, такая же, как была на том эльфе. Только моего размера. Выходит, что меня все-таки будут чему-то учить.
Не зная, чем заняться, я расправил ткань, послужившую мне одеялом по жесткой кровати. Посидел и попытался услышать, что творится снаружи. То, что меня заперли, было вполне очевидно, чтобы пытаться выйти. А если стучаться и шуметь, я могу навлечь на себя неприятности. Я по-прежнему не знаю, чего ожидать от темных эльфов. Я читал, что они весьма жестоки при расправах и не терпят не послушаний. При отпоре людям был союз всех эльфов, но едва битва окончилась, как темные эльфы перебили почти всех магов своих союзников. Такова их ненависть и если они признают, что я маг, то меня за пытают до смерти или обезглавят на месте. Удивительно еще, что я до сих пор жив, будучи светлым эльфом среди темных.
Двери открылись, зашел мой партнер на ночь, кинув что-то ко мне в ноги. Развернув и расправив, я обнаружил плащ с зашитым капюшоном. Судя по всему, он не планировал проводить мне экскурсии по окрестностям. Ничего не оставалось, как облачиться в него и идти, не видя даже того, что под ногами. Эльф придерживал меня за предплечье, ведя куда-то и удерживая от падений, но даже и не думал предупреждать о ступеньках или сбавлять шаг. Только дал подзатыльник и шикнул, когда я чертыхнулся от очередного едва ли не падения.
Сколько и куда мы шли, я не знаю. Но в конце-концов он меня отпустил и снял балахон. Мы оказались в какой-то пещере. Я тут же замер и прислушался, опасаясь того, что меня тогда преследовало. Эльф заметил это и издал смешок. Сделав пару быстрых шагов, он подпрыгнул и схватился за выступ, быстро перемахнув на него. Я с интересом наблюдал, но он поманил меня. Я немного отступил, разбежался и подпрыгнул, оттолкнувшись от стены, но едва схватился за выступ. Перехватившись обеими руками, я с трудом подтянулся, забираясь наверх. Но едва я почти забрался, как он пнул меня в грудь, скинув обратно вниз. Благо я уже падал и с куда большей высоты.
– Какого?... – хрипнул я.
– Ты мыслишь, как человек. Мысли, как эльф и доверяйся своему телу, иначе ничему не научишься. – усмехнулся эльф.
– Слушай ты, как там тебя, я просил тебя научить меня драться, а не по скалам лазить!
– Я Хэрис. Ты ничему не научишься, пока твое тело не начнет ощущать себя эльфийским, а не длинноухим человеческим.
– Я Эрнесто и я перерожденный человек, чтобы ты знал! Я даже не из этого мира! И я не знаю, как быть эльфом!
– Учись. Учись или умри.
Я поднялся и попытался снова. Он снова меня скинул, пока я подтягивался и спрыгнул сам, отойдя в сторону. На сей раз я разбежался и прыгнул, постаравшись подтянуться быстрее, но он прыгнул рядом, провернувшись на одной руке и снова скинув меня на землю.
– Слишком медленно. Так тебя убьют раньше, чем ты заметишь противника.
Я хотел было что-то ему ответить, но услышал тот же звук. Прямо в темноте за своей спиной. От очередного я подорвался на месте. Звук не прекратился и я отступил. Ощутив под рукой камень, я вздрогнул от руки на плече. Но подняв голову, я увидел эльфа рядом. А покосившись вниз, я обнаружил, что незнамо как забрался на выступ.
– Что это? – спросил я.
– Инстинкты самосохранения и рефлексы эльфа. – усмехнулся он.
– Нет, я про пещеру. Что там? – я указал на темноту.
– В пещерах всегда много звуков. Если прислушаешься, то услышишь их все. А сейчас учись быть эльфом. – усмехнулся Хэрис, в очередном пинке отправляя меня вниз.
Бухнувшись вниз, я встал и задумался. Звук и правда был громче, когда я прислушивался. Казался прямо за спиной. Но когда я переводил свое внимание на эльфа, звук снова приглушался. Оставалось только понять, как я забрался на такую высоту. Я постарался найти выступы и забраться по ним, но эльф меня снова столкнул. Я постарался быстрее, но результат тот же. Потом еще быстрее и то же самое. Я что-то делал не так и только эльф знал, что именно. Что значило довериться своему телу? Может попытаться подлететь?
Медитация не помогала. Я попытался вспомнить свой страх, но и тут меня ожидала неудача. Попытался подумать, что эльфу угрожает опасность, но и тут меня ждал очередной пинок и падение вниз.
Меня стали одолевать сомнения. Может я и правда просто украшение? Может мое тело предназначено только для того, чтобы его трахали раз за разом? В том-то и заключается весь смех, что старик решил главу мафии превратить в общемировую проститутку? Как же тогда тот эльф? Он так и останется на дне? И я не узнаю, почему он один в один Домиус? И что между ними произошло? У меня же был план. Я хотел ему следовать. Я хотел все выяснить и здешним миром управлять. Что пошло не так? Почему я не могу запрыгнуть на чертов выступ? Как вообще эльф смог так легко на него запрыгнуть?
Я постарался вспомнить все в деталях. Его прыжок больше напоминал полет. Или раскачку. Точно! Он просто воспользовался инерцией прыжка! У них нет наших школьных предметов, но это же так очевидно!
Я решил рискнуть и применить раскачку. Немного разбежался, прыгнул, схватился за выступ, и… с треском грохнулся обратно вниз, прихватив с собой отвалившийся кусок стены. Не за тот схватился. Второй раз пришлось прицелиться получше, но на сей раз я сполз по стене, пытаясь уцепиться за нее пальцами. Потом снова. Когда мне все же удалось схватиться за нужный выступ, момент был упущен и забираться по старой схеме не имело смысла, эльф бы меня сбил обратно вниз.
Я, наверное, пол ночи прыгал на стену, пока задуманное не удалось. Ощущая себя гимнастом на брусьях, я залетел наверх после небольшой раскачки. Правда, приземлиться удачно с первого раза мне не удалось и я прокатился кубарем к ногам эльфа. Только уж чего я точно не ожидал, так это ощущения холодной стали на щеке.
– Хоть тебе и удалось сюда забраться правильно, но ты все равно мертв. – «обрадовал» меня эльф.
– И в чем мораль? – я попытался подняться, но он придавил меня ногой к земле.
– Будь готов к нападению даже в самых неожиданных местах. Только так можно выжить в этом мире.
Я упал головой на землю, выдохнув и замерев. Потом резко дернулся и повернулся на бок, попытавшись схватить эльфа за ногу и застать врасплох. Но он подпрыгнул на месте и приземлился ногами по бокам от меня. Я передернул ногами, попытавшись сбить его с ног, но он снова отпрыгнул. Я подскочил на месте, схватив лежащий рядом меч и снова кинувшись на него. Звук скольжения металла, удар и я снова упал вниз, а схваченный мной меч приземлился неподалеку. Эльф спрыгнул неподалеку и я рванулся к оружию.
Неприятное дерганье волос и острая сталь прямо под подбородком. Я замер на месте, полусидя, удерживаемый за волосы и с приставленным к горлу мечом. При попытке схватить за лезвие, я получил плоской стороной меча по рукам, потом оно снова оказалось на моем горле.
– И что ты этим пытаешься доказать? Хочешь меня убить? – прошептал я, стараясь не двигаться.
Эльф не ответил. Лезвие немного порезало кожу на моем горле, заставив невольно вжаться спиной в ногу эльфа, уходя от перерезания глотки. Но он потянул меня за волосы сильнее, заставив откинуть голову назад и обнажить шею. Его лицо ничего не выражало, а лезвие снова стало медленно резать мою шею.
На ум почему-то приходило только «неужели я настолько плохо трахаюсь, что он решил убить меня?». Нет, я ясно ощущал, как мою шею режет лезвие, как выступает кровь, насколько твердая хватка у эльфа и насколько ювелирно точно он перерезает мне горло. Но на ум шло только то, что того седого ублюдка я повеселил разве что порнушкой со своим участием.
Неожиданно посетившая меня идея была не так уж и плоха. Я открыл глаза и причмокнул губами. Взгляд эльфа дрогнул, он явно не понимал этого жеста и был в некотором замешательстве. Едва я ощутил, что лезвие перестало меня резать, как я отдернул его руку с оружием, после чего дернул руками назад, схватив его за ноги и со всей силы дернул на себя.
Не учел я тут только одного, мои волосы он не отпустил и мы оба грохнулись назад. Он дернул меня, чтобы дотянуться до вылетевшего оружия, а я рванулся, переворачиваясь и пиная его в бок. Плюнув на оружие, он схватил меня за ногу, перевернув на спину, я пнул его другой и был схвачен за обе ноги. Рванувшись вперед, я оказался верхом и схватил его одной рукой за шею, другой собираясь двинуть по лицу, но он увернулся, быстро скрутил меня и опрокинув спиной на землю.
Даже в настолько безвыходном положении сдаваться я не собирался. Со всей силы дернувшись вперед, я устроил нам столкновение голов. Головокружение от этого, правда, получил только я. Во всяком случае, если судить по сдавливающей мою шею руке. На лице эльфа же играла усмешка:
– Первый урок ты освоил. Прихватил и второй. Даже под угрозой смерти ни один эльф не позволит себе дрожать от страха или манипулировать собой. – он отпустил меня, похлопав по щеке.
– А если бы я сдался? – хрипло возмутился я, садясь.
– Я бы повесил твою голову в подземелье сушиться.
Меня невольно передернуло, а эльф спокойно собрался, кинув мне балахон. Судя по виду, он не шутил и любая ошибка на его обучении может стоить мне жизни. Вот ведь перспектива-то…

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал