19:23 

Шутки Фатуум (часть 5)

Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Я резко сел на месте. Яркий свет меня тут же ослепил, заставив закрыть глаза рукой и прищуриться. Я находился в том же вигваме или как еще эти жилища индейцев называются. Посередине дотлевали угли от костра, но, судя по свету, снаружи стоял день. Я уже не мог понять, что происходит, и где я нахожусь на самом деле. Я даже ощупал руками свое тело и лицо, убеждаясь в ушах эльфа, шраме на лице, и целостности в общем. Голова плыла так, что казалось, что меня разорвало по нескольким частям одновременно.
Я не сразу заметил, что неподалеку лежит индеец. Лицо которого мне знакомо, но откуда, я не помнил. Привлек мое внимание звук снаружи. Тихий треск веток и шелест травы совсем рядом. Стараясь двигаться как можно бесшумнее, я подобрался к индейцу и перевернул его. Из спины торчал кинжал, которым, кажется, я раньше владел. Но что происходило вокруг и что меня вернуло, я не знал. Не знал и кто ходит снаружи, поэтому выдернул кинжал, потом медленно подобрался к выходу, стараясь не издавать при этом ни звука. Когда шаги стихли, я осторожно выглянул, а потом и вовсе вылез наружу, сжимая кинжал в руке, готовый защищаться в любой момент.
Снаружи меня ждал сюрприз. Всюду были тела индейцев. Почти все заколотые или с перерезанным горлом. Я не сразу заметил вдали высокий силуэт. Медленно подкравшись ближе, я понял, что это тот, чье тело я с собой нес. Стоял почти спиной ко мне и смотрел куда-то вдаль. В мозгу всплыло, что индеец говорил, что Призрак прошел свой путь. Могло ли его оживить то, что меня почти замучили в другой реальности? Или то, что я всеми силами поддерживал в нем жизнь, дало результат?
Он резко развернулся, давая мне увидеть мой же меч весь в крови и я рефлекторно напал. Я почти заколол его в грудь, но в паре сантиметров остановился, поняв, что не могу этого сделать. Не знаю, по какой причине, но я не смог его убить, пока был шанс. Ударом рукоятки, Призрак выбил кинжал из моей руки и схватил меня за горло свободной, повалив на землю и зажав мои ноги между своими. Я схватился за его руку, пытаясь вдохнуть, а он воткнул меч в землю возле моей головы.
Я только и мог, что беспомощно замереть, давая странному типу осмотреть меня, приблизиться и понюхать. Он до такой степени напоминал того зомби-провожатого, что я ждал в любой момент, что он разверзнет пасть и заорет или попытается меня сожрать. Но вместо этого свободной рукой он стал сжимать мой пах и елозить ей под рубахой.
На мои попытки остановить его махинации, схватив рукой, он сильнее сдавил мое горло, заставив услышать стук крови в ушах. И только когда я убрал руки, он немного ослабил хватку шеи. Напоминало какой-то идиотский фильм про изнасилование. Только нынешний насильник не проявлял никакого желания раздеваться. Наоборот, распахнув мою рубаху и приспустив мои штанины до изгиба бедер, он принялся мне надрачивать. Тело податливо отозвалось, на какое-то время затуманив разум. Такое чувство, что он пытался мне доказать, что я полностью в его власти и не способен его убить, чтобы освободиться. Он преследовал меня как в той реальности, так и в этой.
Я едва не застонал от странных ощущений, нехватки воздуха и перевозбуждения, как он резко сдавил мою шею, дернув на себя и соединив наши губы поцелуем. Я не сразу смог понять, что он делает и почему я не могу не только вдохнуть, но и кончить. Потом резкая слабость стала разливаться по всему телу и я понял, что к чему, но сопротивляться уже не мог. Призрак тянул из меня силы, но наш цвет волос почему-то при этом не менялся. Я почти не мог пошевелиться от слабости, но мои волосы оставались белыми, а его – черными.
Когда я начал терять сознание, он отпустил меня, похлопав по щеке и приводя в себя. потом подтянул мне штанины и отпустил, оставив бессильно лежать на земле. Я только и мог, что наблюдать за его странными действиями, перекладываниями тел, рисовкой на них каких-то символов. Потом он взял меня за предплечье, подтянув, и закинул к себе на плечо. Дойдя до центра странного алтаря, он присел, наклонившись вперед, и вскоре все символы на телах засветились и они исчезли. Все вокруг исчезло. Мы оказались в каком-то совершенно другом месте.
Призрак снял меня с плеча, развернул к себе спиной, и, держа впереди себя за предплечья, поволок вперед. Я едва волочил ногами, но он не давал мне упасть, крепко держа. Куда мы шли, он мне тоже не объявил, просто тащил по лесу куда-то.
– Что ты делаешь? – задал я вопрос, сумев собрать в себе хоть какие-то силы.
– Восстанавливаю равновесие. – безразлично раздалось за спиной.
– Какое равновесие?
– Ты должен был выбрать женщину в качестве оболочки.
Я не нашелся, что ответить. Выходило, что Призрак и в самом деле в такой же ситуации, как и я. Его тоже нашел старик, но у него явно был лучший выбор, чем у меня. Но тогда откуда Домиус взялся в той реальности? У меня просто не шло это из головы. Неужели Домиус тоже? Сколько нас тогда таких здесь бегает? А все остальные тоже? Или есть в этом мире изначальные жители?
– Кто ты? – задал я один из самых интересующих меня вопросов.
– У меня много имен, как и у тебя.
– Ты меня знаешь?
– Я знаю, что ты тот, чья сила должна восстановить баланс. Но если ты оказался не способен воспользоваться ей по назначению, то я ее просто отберу и сделаю все сам.
– И что ты планируешь? Убить меня или в бабу превратить? Ни то ни другое не выйдет. Я уже пробовал.
– Ты не все пробовал. Ты даже не пытался выполнить то, зачем тебя сюда послали.
– И зачем же?
Призрак не ответил. Протащив меня еще какое-то время, он выпустил меня из рук, я только и успел понять, как он невольно подернулся. Кое-как сумев перевернуться, я обнаружил его, изучающим какую-то невидимую стену, через которую смог пройти я. Судя по всему, он и меня-то не видел, смотрел куда-то перед собой. Потом задвигал губами, но что он говорил, я не слышал. Судя по всему, этот невидимый барьер скрывал меня от него, а меня – от всего, что за ним, в том числе и звука.
Через какое-то время он поманил пальцем. Я, к своему удивлению, смог встать и подойти, остановившись в шаге от него. Некоторое время понадобилось, чтобы понять, зачем мне ему помогать в… чем? Он хотел восстановить какой-то баланс. Сказал, что знает, как выбраться из этого мира окончательно. Но на кой черт ему мне помогать? И почему в том мире он жив и здоров, а в этом воскрес из мертвых? И что он делал там со мной? Зачем стал мучить, а потом спас?
Сам не зная, зачем и как так получилось, я потянул к нему руку, почувствовав то, что скрывает меня. Это было похоже на теплый водопад, когда протягиваешь руку через гущу воды. Но слышать я его не начал. Он же схватил меня за запястье одной рукой, а второй уперся в невидимую стену. Не тянул в свою сторону, но и не давал вырваться. Я услышал его бормотание, но не смог разобрать, но последние слова эхом отдались в ушах несколько раз, сопровождаемые разрядами, как от шокера.
– Молодец. – едва слышно прошептал Призрак, проходя мимо меня.
Я хотел ему что-то ответить, потирая запястье, на котором остался след от его руки, чем-то похожий на ожог. Но когда обернулся, все только что случившееся потеряло смысл. Прямо перед нами были ворота селения, эльфы которого меня нашли в первые часы моего пребывания в этом мире. Но один их вид напоминал фильм ужасов: приоткрытые ворота полуразрушены и все заросли растениями. Когда я рефлекторно потянулся к ним, чтобы убедиться, что глаза мне не лгут, Призрак ударил меня по руке.
– Не прикасайся к растениям, если не хочешь начинать все с начала. – шепотом сообщил он.
Я последовал его примеру и пробрался в ворота боком, стараясь не задеть ни одно из растений. Внутри природа царствовала и в селении не было ни души. Одни растения, деревья, лианы и прочее. В некоторых я к своему ужасу увидел очертания лиц тех, кого видел здесь или знал. Призрак же явно направлялся в замок который был еще больше увит растениями, чем все остальное.
– Что тут произошло? – шепотом спросил я.
– Силы Домиуса вышли из под контроля. – все тем же едва слышным шепотом ответил Призрак.
– Такое уже бывало?
– Со мной.
Я сперва не понял, о чем он. Но потом увидел, что ручья в селении не стало и до меня начало доходить. Судя по всему, ручья не было, когда Призрак первый раз был жив. Выходит, что когда его стихия вышла из под контроля и поглотила его, ручей и появился. Поэтому до Домиуса не могло дойти, как я вытащил из него заколку, но не помешал воде.
Домиус… что с ним стало в таком случае?
Ответ, судя по всему, ждал меня впереди. Нас обоих. Но что-то подсказывало мне, что нам он не понравится. Что такого могло произойти с Домиусом, что его силы уничтожили все его любимое селение? Он ведь всегда держал все под контролем. Даже когда его почти до смерти довели, он продолжал сохранять равновесие.
Мы шли настолько медленно, что я едва не нарушил правило не прикасаться к растениям. Я споткнулся на ровном месте и чуть не упал, но призрак поймал меня за руку, а прядь волос, попавшую на растения, он быстро отрезал мечом и отбросил в сторону. Я только и мог, что проследить взглядом и увидеть, как она чернеет, обсыпается как пыль, а потом из нее, как из земли, ползут новые растения.
Призрак тем временем прибавил шагу и осторожности. Я последовал его примеру, ступая буквально шаг в шаг с ним. Когда мы проникли в замок, идти стало сложнее, а растений больше. Они были повсюду – свисали с потолка, обвивали полуразрушенные перила и ступени, лезли из пола и стен.
И всюду, куда я не смотрел, я видел знакомые лица, как в фильме ужасов, торчащие из стволов и ветвей деревьев. Мы еще больше замедлились, буквально балансируя на некоторых предметах. Ровно до тех пор, пока не проникли в личные покои Домиуса. В дереве, находящемся в кресле, едва можно было различить очертания предводителя эльфов. Было такое чувство, что у него какой-то кокон на коленях. Призрак приблизился вплотную и погладил Домиуса по деревянной щеке.
– Брат, я здесь. Все в порядке. Отпусти ее. – с теплотой в голосе произнес он, как будто уговаривая.
– Кого «ее»? – почему-то шепотом спросил я.
В голове не укладывалось, что в мире, где все до единого, даже животные и насекомые самцы, есть некая «она» – существо явно женского пола. Некоторое время едва слышного ласкового шепота Призрака и поглаживания им дерева и ветки ниже плеч Домиуса стали раздвигаться, открывая странный кокон, внутри которого на кресле спала девочка лет 8-10. Рыжие волосы, острые уши, одежды эльфа-воина в миниатюре. В данный момент я понял, что запутался окончательно. А Призрак, какое-то время простояв с сосредоточенным выражением на лице, склонился и чуть заметно соприкоснул губы с малышкой. Я хотел разозлиться, что этот мир дошел до педофилии к единственной девушке, как увидел, что он что-то ей передает. Судя по всему, так со стороны выглядела передача сил.
Так же я заметил, как в процессе меняется девочка, взрослея на глазах, пока не достигла вида 25 летней девушки. Только после этого она открыла зеленые глаза, а Призрак отстранился и встал перед ней на колени. Она же встала, давая понять, что голова и часть плеч Домиуса окутывали кресло, в то время, как самого тела не было. Растения стали исчезать, чернея и превращаясь в пыль, а позади послышались хлопки, заставив меня обернуться, а Призрака – буквально подскочить на месте, обнажив меч.
В пороге стоял Паконис, целитель с чудовищной силой иллюзии. Но что-то было не так. Он постепенно, с каждым своим хлопком, становился все больше похож на темного эльфа:
– Я слышал, что Домиус был мамочкиным любимчиком, но не думал, что все настолько запущено. Хранить родную мать в своем сердце столько лет и ничего не говорить никому живущему. Дать последней женской особи жить внутри себя и сохранить ее за счет собственной жизни даже после смерти. – усмехнулся он.
Призрак ринулся на темного эльфа, но тот что-то сделал и он буквально выронил меч, осев на землю у его ног. Изо рта, глаз, ушей и носа светлого эльфа потекла кровь. На спине, насколько я мог видеть, тоже.
– Пожалуйста, хватит! Не мучай его! – взмолилась эльфийка, осев на колени.
– Неужели ты любишь и второго сына? Ты любишь Домиара так же, как Домиуса, Витаэс?
– Они мой дети. Мое наследие. Пожалуйста, оставь их.
Темный захохотал, а Призрак подавился кровью, перестав дергаться. Сам не зная, что творю, я кинулся в его сторону, вышибая своим телом из рук темного и едва ощущая в нем жизнь. Я не затем столько раз пытался его оживить, чтобы дать какой-то мрази его убить.
Рука темного схватила меня за шиворот, сдавив шею сзади и я понял, в чем на самом деле заключается его сила. Я чувствовал, как меня пронзают насквозь десятки мечей, стрел, копий. Пальцами ощущал раны, а во рту – солоновато-металлический вкус собственной крови.
– Хватит! – вновь закричала девушка.
Я хотел попросить ее бежать, но потонул в темноте, ее криках, боли и крови, не дающей даже кричать.


Я резко открыл глаза. Вкуса крови во рту не ощущалось, но все тело жутко болело. Я видел потолок над собой, а переведя взгляд в сторону, увидел довольно богатую обстановку комнаты. Я лежал на длинном, старинном диване, а посмотрев выше, я увидел Призрака. Нет, не Призрака, тут его называют Домиником. Он сидел в нескольких сантиметрах от моей головы, читал книгу и курил. Ошейник все так же давил на шею, но мне было явно его не снять.
Кто же этот тип? Почему он в двух реальностях преследует меня? Хотя нет, под это описание подойдут оба брата. Они оба меня преследуют. Хотя нет, Домиус в той реальности мертв. Неужели мы оба тоже? И в какие игры играет этот тип? Или они оба, и старик и Призрак. И до каких пор я буду скакать между реальностями?
– О, ты проснулся. – прервал мои размышления Доминик.
Я обнаружил, что просто пялюсь на него, запрокинув голову на подушке. Отводя взгляд, я с трудом сел. Кто из этих двоих был виновен в моих пытках, я не знал. Но спас меня явно Доминик, я помню его голос.
– Ванная слева. Там же новая одежда. – скомандовал он, затушив окурок в пепельнице и возвращаясь к чтению.
Заставив себя подняться и чудом не завыв от боли, я направился в указанную комнату, но как только я открыл дверь, он отдал мне очередной приказ.
– Дверь не закрывай. В этом доме ты в безопасности только когда находишься в поле моего зрения. Попытаешься уйти – я за тебя не отвечаю.
Я невольно смутился. Открыв дверь, я увидел прилегающую ванную с душем, ванной, раковиной и полками, на которых лежала черная одежда и полотенце. Покосившись в открытую дверь, я обнаружил, что он не смотрит на меня, но быть в поле его зрения я смогу только в душе.
Стянув с себя и вышвырнув в бак остатки модного платья со съемок, я избавился от остатков одежды и покосился в зеркало. Все мое нынешнее тело было покрыто синяками в разной степени заживления. Судя по всему, меня били не один день. А исходя из переливчатых цветов самых свежих – спал я тоже не меньше суток.
Я залез в душ и включил теплую воду. Отмокать и смывать с себя грязь нескольких дней было бы намного приятнее, если бы все тело так не болело. А еще приятнее, если бы я мог хоть ненадолго уединиться и подумать. Но его предупреждение явно имело вес в сложившейся ситуации. Я несколько раз оборачивался, но ни разу не заметил, чтобы он хоть ненадолго оторвался от своей книги. Хоть он и старался изображать из себя доброго, но строгого воспитателя, он внушал страх. Я знал, что мог сделать Домиус, чего от него ждать, но чего ожидать от типа, который стал загадкой в обоих мирах? В эльфийском мире он ясно давал мне понять, что не собирается посвящать меня в свои планы.
Поняв, что отсутствую слишком долго, я выключил воду и отжал волосы. Наскоро вытеревшись и переодевшись, я вернулся в комнату. Он закрыл книгу, после чего осмотрел меня, как будто видел все под водолазкой с джинсами и остановился взглядом на шее, где под тканью скрывался ошейник.
– За мной. – скомандовал он и направился к выходу.
Мы прошли, казалось бы, через весь особняк. По пути встречались шестерки и явные жители, брезгливо смотревшие на меня, как на отброс. Я смог понять, что мы были на третьем этаже, а направлялись явно в подвал этого бесконечного здания.
Но в одном из подвальных помещений нас ждал сюрприз. Вокруг обеденного стола сидели связанными восемь человек. И всех их я знал из прошлой жизни. Нет, позапрошлой, где был главой клана. А Доминик вручил мне пистолет. На автомате я вынул обойму и убедился, что он заряжен, а потом снял с предохранителя и передернул затвор.
– Десять пуль. Достаточно, чтобы убить себя, меня и всех присутствующих. Если убьешь меня – можешь сбежать. Убьешь себя – спасешь всех остальных. Можешь вообще не стрелять, если не хочешь. Все в твоих руках. – огласил Призрак правила.
Я, не задумываясь, поднял пистолет и выстрелил в четырех сидящих, после чего отдал пистолет Доминику. Он ухмыльнулся, опустив его.
– Ты убил вдову Векио, ее сына, его невестку и правую руку клана. Почему? – поинтересовался он.
Я чуть было не ответил правду, что моя жена мне изменяла с моей же правой рукой, сын был не от меня, а его невеста была только очередной расчетливой шлюхой.
– Потому что садовник, дворецкий, кухарка и уборщица не представляют угрозы. – ответил я, подумав.
Доминик передернул затвор и пристрелил оставшихся. Ни в чем не повинных людей, которые много лет работали на мой дом. Я невольно вздрогнул, постаравшись не выдать своего страха. Потом закурил и перевел взгляд на меня.
– Они были опасны хотя бы тем, что являлись свидетелями. И что прикажешь мне с тобой делать? – усмехнулся он, подняв пистолет, но никуда не направив.
Чутье вдруг проснулось. Я знал эту проверку. Я сам неоднократно так поступал. Но это всего лишь проверка и я с готовностью взял его за руку двумя руками и приставил дуло на свой лоб. Там оставалось еще две пули и это было опасно, поэтому это и было проверкой.
Доминик протянул мне сигарету и я взял ее, сделав несколько затяжек. Его палец на курке дернулся, заставив меня выронить сигарету. Я уже попрощался со своей третьей жизнью и тем, что хотел узнать про Призрака. Но в ответ на его жесткий взгляд я спокойно посмотрел в его глаза.
Послышался щелчок, затем еще один. Он убрал пистолет в кобуру и направился к выходу. Я поспешил за ним. Он явно задумал что-то еще.
Мы вышли из здания и сели в тонированный черный автомобиль. Изнутри тоже ничего не было видно, а водитель был закрыт от нас ширмой. Я пытался понять, где мы, но сбился со счетов поворотов. Мне казалось, что мы едем уже невероятно долгое время. Через сколько и где мы остановились, я не знал. Доминик достал из шкафчика и протянул мне куртку.
– Указания во внутреннем кармане. У тебя полчаса и мы уезжаем. – сообщил он.
Я поспешил выйти, обнаружив, что мы на парковке больницы. Надев куртку и поспешив внутрь, я полез во внутренний карман, обнаружив там перечеркнутую фотографию с подписью на обороте «используй любые доступные средства». Мне поплохело, я смял и выбросил фото, но уверенно направился в больницу. Сначала не зная, где искать, я обнаружил знакомый объект у автомата с кофе и направился следом.
Дойдя до палаты, я попытался войти мимо двух охранников, но меня остановили.
– Туда нельзя.
– Пожалуйста, мне очень нужно его увидеть. – взмолился я, отчасти правдиво.
– Да кто ты ему вообще?
– Он спас мне жизнь. – соврал я.
– И что с того?
– Мы виделись после этого. Несколько раз. В городе. Мне просто очень нужно его увидеть. Только увидеть, ничего больше.
– Обыщи его.
Второй обшарил мою одежду. Залез в каждый карман и снял и протряс куртку. Такими темпами мне ни за что не убраться вовремя. И еще неизвестно, выберусь ли я вообще. Но после тщательного досмотра, меня все же впустили, проследив за тем, как я ахнул и невольно осел на стул.
Под аккомпанемент равномерного писка я наблюдал свое первое тело в коме. Я едва не лишился рассудка от осознания того, что вполне могу в него вернуться. Рана на голове была от того рикошета, из-за которого, судя по всему, я и впал в кому.
Я не знал, как мне быть. Попытаться вернуться в свое старое тело? Или начать строить карьеру киллера в качестве игрушки Призрака, мотивы которого мне не всегда понятны? Как мне быть? Что за дурацкий юмор у того старика? Нет, мотивы Доминика мне впервые стали ясны. Он завершает свою работу чужими руками. Уверен, он даже не верит в успех. Он понял, что моя новая личность как-то связана с семьей Векио. Первой проверкой он вынуждал меня отказаться от нее, убив всех, кто мог встать во главе. Я прошел ее, не смотря на обычную ошибку киллера-новичка в плане свидетелей. Выходит, если у меня получится добить свое старое тело, то меня ждет либо новое испытание, либо его доверие. Либо я вообще исчезну. Где гарантии того, что я жив не благодаря тому, что мое первое тело еще живое?
Я сейчас вполне мог убежать, просидеть в больнице больше получаса, и был бы свободен. Но я повиновался непонятному порыву и отключил мониторы. Потом вытащил катетер из вены и воткнул со всей силы в грудь. Дыхательный аппарат по-прежнему работал. Но через некоторое время сдал сбоить, а потом и вовсе отключился. Мое тело было мертво и я в глубине души ждал собственной смерти. Но стоило услышать щелчок открывающейся двери, как я схватил поднос и со всей силы заехал по голове одному из двух вошедших охранников и он мешком упал на пол.
Перепрыгнув через него и молясь, чтобы мне не встретился второй, я со всех ног рванул к лестнице. Стараясь сосредоточиться на том, как быстрее добраться до парковки и надеясь, что полчаса еще не истекли и меня все еще ждут, я невольно думал о том, что только что сделал и почему все еще жив.
Вылетев с лестницы, я невольно столкнулся нос к носу с вторым охранником. Он, заметив, что я запыхавшийся вылетел с лестницы, не дожидаясь лифта, схватил меня за куртку, из которой я тут же вывернулся. Не удержавшись и отлетев в стену, я подорвался и со всех ног помчался к выходу, а затем и на парковку, пытаясь вспомнить, как выглядит машина, на которой я приехал.
Резкий удар по голове заставил меня влететь в дверь ближайшей машины. Кто-то грубо схватил меня за предплечье и развернул, начав бить по лицу и не давая даже сообразить, как отбиться. Но все резко прекратилось, на лицо брызнула какая-то жидкость, судя по вкусу, кровь. Сквозь сигнализацию я услышал визг тормозов и звук открывшейся двери. Словно в бреду, я сел в машину, на которой приехал.
– Что нужно сказать? – поинтересовался Доминик, откручивая глушитель с пистолета.
Сам не зная, что творю, я обхватил его за шею и прижался губами к его губам.
Мне нужны были ответы, но появились только слабые догадки.
Появились от поцелуя, на который мой мучитель ответил, сжав волосы у меня на затылке.


Полет. То, чем завершился поцелуй. Я неуклюже прокатился по асфальту, наблюдая, как отъезжает машина. Меня выбросили в каком-то переулке. Побитого, в водолазке, джинсах и кроссовках. Едва встав, я невольно поежился и проклял того «шкафа», который содрал с меня куртку. Мне ничего не оставалось, как выйти на оживленную улицу в поисках ответа. От меня шарахались, как от бомжа и я вернулся в переулок, сев на крыльцо какого-то дома.
Что происходит? Он ответил на мой поцелуй только затем, чтобы вышвырнуть меня из машины? Разве я не заложник? Куда мне теперь идти? Искать ту фотостудию, из которой меня украли и узнавать там, где я живу?
Был вопрос, который, возможно, занимал меня даже сильнее, чем то положение, в котором я оказался: что происходило в мире эльфов? Со временем у меня начала складываться единая картинка о том мире, но теперь она разрушилась. Я уже неоднократно отключался и должен был оказаться снова там, как перескакивал уже не один раз. Неужели моя оболочка того мира мертва? Чем же тогда все дело закончилось? Все мертвы? Мир разрушен? Или вся причина в том, что я убил свое первоначальное тело?
– Эрнесто! – услышал я крик справа.
Я едва успел встать, как меня буквально сбил с ног парень, прижав к себе и оторвав мои ноги от земли. Он расцеловал мне лицо, после чего взял за подбородок и оглядел.
– Господи, что с тобой произошло? Мы срочно едем в больницу! – с беспокойством заявил он.
– Никакой больницы! – отрезал я, испугавшись, что могу попасть на место преступления снова.
– Эр! Что с тобой произошло?! Мне сказали, что тебя выкрали из агенства, что ты какой-то залог у мафии, и еще черт знает что наплели! Боже, ты весь дрожишь! Эр? Скажи хоть что-нибудь? – парень снял свое пальто, накинув на меня и прижав к себе, растирая плечи.
Я не знал, что ответить, а парень тем временем потащил меня в тот подъезд, возле которого меня выбросили из машины. Заведя меня наверх, он открыл дверь и едва ли не пронес в квартиру, ни на минуту не отпуская. Разувшись, он усадил меня на пуфик в прихожей и разул, после чего повел в ванную, где я наконец-то умудрился вытолкнуть его за дверь и запереться. Я только и успел, что включить воду, заглушая его бесконечные «Эр, с тобой все в порядке?». Я, наконец-то смог смыть с себя всю грязь и полюбоваться новыми синяками и кровоподтеками, оставшимися от побега из больницы.
В шкафчике ванной помимо полотенец я не смог найти нормальной одежды. Я нашел какие-то шортики и маечки, больше похожие на женские, но моего размера, и огромные рубашки и джинсы, размеров парня за дверью, в которых я почти утонул. Настала череда вопросов, которые я не мог задать, не вызвав у парня желание отвезти меня в больницу: кто он такой? В каких они отношениях с моим нынешним телом? Как долго он не будет догадываться, что я не тот, за кого он меня принял? Можно ли сослаться на амнезию?
Так и не найдя нужного решения, я застегнул на себе безразмерную рубаху и подвязал поясом от халата огромные джинсы. Потом вышел. Парень отошел, не мешая мне, но явно обеспокоившись еще больше, когда меня увидел. Мне оставалось только гадать, что я сделал не так. Не захотел рядиться в странное шмотье? Увольте, с меня хватило быть чьей-то подстилкой!
Я заметил небольшую застекленную лоджию и вышел туда. Мои надежды на сигареты оправдались и я закурил, открыв окно и пытаясь придумать, как действовать дальше. Парень на какое-то время исчез из виду, но потом обнял со спины, сунув в мою свободную руку бокал. Немного отпив, я, на свое счастье, обнаружил давно забытый вкус любимого виски. Хоть что-то в нынешней тушке оставил тот чокнутый старик.
– Может расскажешь мне, что с тобой происходит? – поинтересовался парень, прижимая меня со спины.
Я промолчал, потягивая виски и не зная, что ответить. Я докурил в молчании сигарету, допил бокал, потом собрался уйти в комнату, но парень развернул меня к себе лицом и прижал спиной к стеклу, поцеловав в губы. Я не мог не ответить, это вызвало бы у него подозрения. Но как только он отстранился, я вывернулся и ушел в комнату. Не смотря на теплый душ и виски, мне до сих пор было холодно, поэтому я забрался на кровать, под покрывало и одеяло, отвернувшись к стене.
Сколько бы я не надеялся на спокойный сон, парень явно не собирался отставать. Он залез рядом и снова прижал меня к себе со спины. Некоторое время он молчал, почти дав мне задремать под действием алкоголя на голодный желудок и тепла кровати и его спины.
– Эр, если ты кутаешься в мою одежду, значит все совсем плохо. Я тебя знаю. Скажи, что не так? – тихо попросил он, не дав мне окончательно заснуть.
И как мне было избавиться от его вопросов? Я нашел только одно решение, сделав выводы на тему близости. Я повернулся к парню лицом и поцеловал его в губы. Он ответил, прижав меня к себе сильнее. Я потянул его на себя, взявшись за плечи. В голову окончательно ударил алкоголь, я даже не понял, как мы оказались раздеты. Только стремился возобновить поцелуй, как только парень его пытался разорвать. Послышался щелчок и хлюпанье, я почувствовал между ягодиц склизкий пластик и невольно попытался подтянуться выше и уйти от проникновения.
– Тебе же понравилось?.. В прошлый раз?.. – сбивчиво прошептал парень.
– Не помню. Прости. – в ответ прошептал я.
Чтобы избавиться от излишних вопросов, я снова поцеловал его, перестав уходить от странного предмета. По ощущениям, парень протолкнул в меня смазанную пластиковую трубку, чуть больше большого пальца в диаметре и с закругленным концом. Он принялся водить ей взад-вперед, давая мне понять, что чем дальше – тем больше у трубки диаметр.
Что я о нем знал? У них с этим телом интимные отношения, темноглазый брюнет крепкого телосложения. Он явно знал меня от и до. Он медлил, целуя шею, глючицы, оставляя засосы, облизывая соски и заставляя сходить с ума. Я не сразу понял, что он перевернул меня, заставив упереться коленями в кровать и покрывая поцелуями плечи. Он играл с моим возбужденным членом и водил странной трубкой в моем заду с хлюпающим звуком.
Скорее всего, алкоголь был причиной того, что я не понял, почему из моей задницы по бедрам и животу стекает склизкая жидкость. Но после повторного щелчка и резкого усиления давления внутри, понял, что смазка была в странной штуке.
Он отложил на прикроватный столик нечто, напоминающее конусообразный дилдо и странный шприц. У меня ушли все силы на то, чтобы, не выпустить из себя странную жидкость и когда парень провел членом между моих ягодиц, я чудом не сжался, начав впускать его в себя.
– Тише, тише… Ты что, уже отвык за две недели? – шепотом спросил он, медленно проникая.
Он не переставал целовать мои шею и плечи, бродить руками по груди и животу, двигать рукой по моему члену в такт начавшимся неспешным толчкам. С каждым новым толчком его член проникал глубже, а из меня, с хлюпающим звуком, вытекала смазка, заставляя ощущать странное давление перед этим.
У моей новой шкурки явно давно никого не было – едва ощутив ягодицами его мошонку, я почувствовал тугую боль в мышцах, невольно схватив его рукой за бок и призывая остановиться. Парень послушно замер, придержав меня за пах. Он подтянул подушку мне под живот и раздвинул мои ноги чуть сильнее, надавливая и заставляя опуститься вместе с ним. Он явно сам горел от перевозбуждения, но дал мне привыкнуть и расслабиться, прежде чем стал слегка покачивать бедрами.
Он медленно наращивал темп, подхватив меня под грудь и подталкивая к себе. Сильно ускорившись, он приподнялся, изменив угол и почти покинув мое тело, после чего стал быстро толкаться, не входя даже наполовину, но заставляя меня стонать от перевозбуждения и возросшего тепла в низу живота.
Лишь доведя меня практически до оргазма, он вернулся к изначальному углу проникновения, но на сей раз двигался быстрее, сильнее, двигая рукой по моему члену, но удерживая от разрядки. Только дойдя до собственной разрядки,, он дал мне кончить, на замедляющихся толчках.
Как только я почувствовал, как его член покидает мое тело, в голове мелькнула мысль о душе. Но парень перевернул меня на спину, и, не дав толком отдышаться, впился в губы поцелуем, прижимая к себе и давая понять, что никуда меня отпускать не собирается.
– Я соскучился… и очень рад… что ты мне не изменял… – страстно прошептал он мне на ухо.
Я почувствовал его член, снова возбужденный, настойчиво трущийся стволом между моих ягодиц. Я, к собственному удивлению, дошел до новой стадии боеготовности всего парой ласк. Странное было ощущение. Я чувствовал, что этот парень за что-то меня любит, об этом говорили все его действия. Даже то, как мы занимались сексом, больше походило на его преклонения перед моей персоной. Он сдерживал свои желания, когда я его останавливал, и продолжал только, когда я был готов. До этого все мои контакты были в основном по принуждению.
– Эр? Ты чего? – обеспокоенно-хрипло спросил он меня.
– Ничего. Просто… рад… оказаться дома… – соврал я, вытирая непрошенные слезы.
Этот парень, имени которого я не знал, любил меня. А у меня вся голова была забита тем двойником Домиуса и ощущением того, что, не смотря на все, я сейчас вел себя, как покладистая шлюха. Откуда у меня возникали подобные мысли? Почему создавалось впечатление, что я изменяю Призраку? Почему становилось неприятно от того, что я занимаюсь сексом с незнакомым парнем, а не с ним? Почему я не могу просто воспринимать то, что в этой попытке жизни у меня есть действительно близкий человек и попытаться стать к нему ближе? Почему меня тянет к тому мафиозному уроду и садисту, даже в постели с другим, нежным и любящим человеком?
И что вообще у меня в голове происходит?!

Продолжение следует...

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал

URL
   

Tonio Treski

главная