Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Автор: Tonio Treski
Фандом: ориджинал
Категория: слэш
Рэйтинг: NC-17
Жанр: слеш
Описание:
Первое утро в клетке, второе с клыками и жуткой жаждой. Что дальше? Подчинение престарелому вампиру, который меня обратил? Черта с два! Я предков-то никогда не слушал, а какого-то клыкастого идиота и подавно не собираюсь! И вообще, я подросток в самом рассвете сил - что хочу - то и делаю!


Черт… Не надо было вчера столько пить… Или это от травки так башка раскалывается?.. Нет, быть не может… Эрджей говорил, что за качество отвечает… Фак… Сейчас бы сигаретку… И вообще, у кого я?
Пошарив руками, я обнаружил какие-то решетки и тряпку. Не понимая, у кого из моих друзей может быть подобный фетиш, я сел, а потом и встал, начав ощупывать все вокруг себя в темноте. Судя по всему, я в клетке, задернутой какой-то тканью.
Что за чушь? Фак! И во что я ввязался? Неужели случайно записался в стриптизеры? Да они совсем охренели?! Я несовершеннолетний и без разрешения моих предков они не имеют права!
Вдруг клетка, в которой я был, двинулась с места. От неожиданности я упал на дно, но тут же подорвался, держась за прутья и пытаясь сорвать ткань. Вскоре послышались голоса. Вернее, один голос. С клетки слетела ткань, заставив меня щуриться от неожиданно ярких свечей свечей.
– Следующий лот – Микаэль Пирсент, 16 лет, родом из Манхэттена. – объявил какой-то мужик на краю сцены.
– Мик Пирс, идиот! Ми-ик Пи-ирс! И мне почти 17! Но все равно вы права не имеете держать меня черт знает где! – возмутился я, оглядываясь.
Вот ведь попадос! Я в клетке на сцене, за сценой ряды, как в театре и куча мужчин и женщин. Что за идиотизм? На сцене в ряд стоят клетки с подростками вроде меня. Мужик на сцене объявляет имена, возраст и город каждого подростка, которого выкатят на сцену в клетке. Большинству страшно, а я офигеваю от того цирка, в который попал. Я что, случайно подписался на какой-то спектакль? Да в гробу я их видал! Не буду я на сцене в колготках отплясывать как баба!
Мое внимание неожиданно привлек зал. Точнее как только я представил, что пляшу по сцене в пачке и колготках с типо волшебной палочкой, как по толпе пронеслись смешки, а парень с задних рядов откровенно рассмеялся, хлопая в ладоши. Даже ведущий обернулся и с какого-то перепугу уставился на меня.
– Че уставился? Что бы ни было вчера, я нихрена делать не собираюсь! И вообще, я вчера в неадеквате был! Выпусти меня отсюда! – проворчал я, дернув прутья решетки.
Но эта сволочь явно тугодумная. Либо я чего-то не понимаю, либо он такой тормознутый, что очухается только к весне.
– Эй, отомри! – я вытянул руку и щелкнул пальцами.
Тот же мужик снова расхохотался и захлопал, после чего тем же занялись и в зале. Я не мог понять, какого хрена они ржут. Может обкурились все дружно?
– Че вы ржете? Собралось стадо идиотов! Доржетесь – по завершению своей выставки все сядете за решетку и мы тогда над вами поржем! – усмехнулся я.
Веселье стихло. Не сразу, но как только заткнулся тот же тип – все разом заткнулись. Судя по всему, он и организатор этого цирка. Надо его как следует запомнить, чтобы потом дать показания в полиции.
Черные волосы и глаза. Бесформенная короткая стрижка. Одет как на похороны, во всем черном. На вид – престарелый гот лет 25. И не смотря на то, что на сцене не я один, уставился он с какого-то перепугу только на меня. Меня это разнервировало настолько, что я не удержался и показал ему всю красоту стана своего среднего пальца. Он мне ответил круговым жестом и я перевел взгляд по залу и обалдел – половина этих психов неадекватных на меня уставились.
Но тут умник на сцене без клетки очухался и завершил вывоз клеток. Мне было безумно скучно. Единственным развлечением было разглядывать зал и выезжающих в клетках подростков. Большинство вели себя, как идиоты – рыдали, стенали, метались по клеткам и так далее. Пара девчонок и один парень упали в обморок. Я и не заметил, как на сцене стало происходить нечто интересное – ведущий стал повторять наши данные, а сидящие в зале стали поднимать таблички с номерами и те номера, что оказывались больше, опускались. А самые меньшие в итоге поднимались и куда-то уходили, а клетки с подростками укатывали. Я нихрена не понимал. Похоже было на аукцион, но сидящие в зале не называли цен.
– Номер 53, Микаэль Пирсент… – начал ведущий.
– Мик Пирс! Твою мать, Мик Пирс! С первого раза что ли было не понятно?! – вновь обозлился я.
Настала тишина, прерываемая редкими смешками. Но не успел ведущий начать, как тот самый тип поднял табличку с номером 1. Я ничего не понял, но он встал и направился к выходу, а моя клетка поехала со сцены.
– Микаэль Пирсент, 16 лет. Новый владелец – Артур. – успел я услышать голос ведущего.
Владелец? Какого черта? Что вообще происходит? Я свободный гражданин и не собираюсь никому подчиняться! И вообще я несовершеннолетний! А про отмену рабства они не слышали случаем? И куда клетка едет?!
Вдалеке послышался крик и плач. Я вздрогнул, ничего не понимая, а моя клетка тем временем остановилась в какой-то комнате. Обернувшись, я увидел этого типа, Артура, кажется. Как он так быстро сюда добрался и какого черта ему от меня нужно?
Он открыл клетку и я отступил назад, думая, что от такого типа ждать, но он исчез. Я удивленно моргнул и отступил еще на шаг назад, но уперся спиной во что-то. Не став тянуть кота за яйца, я резко обернулся и едва не упал – позади меня стоял тот самый тип! Еще парой секунд спустя, я понял, что он удерживает меня от падения и стоит слишком близко.
– Что тебе от меня надо? С… – я не успел договорить, как он прижал меня к себе до того крепко, что кости захрустели, – Пусти! Ты мне позвоночник сломаешь, иди… – я снова не успел закончить возмущаться и замер.
Артур или как там его, медленно провел языком по моей шее. Я едва успел подумать о том, что попался в лапы к педофилу-психу, как ощутил укол. Нет, вернее, два укола. По шее потекла кровь. Я дернул рукой, пытаясь зажать рану, но странный тип только сильнее сжал меня, не давая дышать и стал облизывать мою шею. Тоже мне, вампир! Стоп! Вампиров же не существует? Я же не вампирская закуска? Эй, я не хочу подыхать! Куда я вляпался?! И почему вокруг темнеет? Фак!


Кажется мне снится какой-то кошмар. В глазах темно, все тело онемело так, что и пальцем пошевелить не могу. Ко всему прочему шея болит и горит одновременно. Голова кружится, а замедляющийся стук собственного сердца отдается в ушах. Кажись, мне конец. Допрыгался и стал завтраком для вампира.
Мне казалось, я уже ничего не чувствую и не слышу, как меня затрясло. Голову приподняло чьей-то рукой, а к губам прижалось что-то холодное, раздвигая их и вливая что-то непонятное. Густоватая жидкость с солоновато-металлическим привкусом. Кровь? Он решил поиздеваться надо мной и дать мне понять, что моя кровь настолько отстойная?
– Пей! – прозвучал в голове чей-то голос.
Я ничего не понимал, но постарался проглотить кровь, которая уже заполнила весь мой рот и стекала с уголков по щекам и обратно на шею. Но вот ведь странно, стекающая кровь была холодной, как лед и густой. Такое разве бывает? Фак. Не хочу думать. Хочу спать. Мне удалось проглотить жидкость, так пусть отстанет уже от меня и не трясет каждый раз, когда я почти засыпаю.
Кто-то зашел и стал говорить что-то непонятное. Что-то холодное исчезло с моих губ, жидкость перестала течь и меня перестало трясти. Краем сознания я услышал другой голос, совсем близко. Меня куда-то понесли, наверное, выбросят куда-нибудь, где никто не найдет. И лежать мне там, разлагаться. Фак. И почему именно я из всей нашей компании стал закуской для вампиров?
***
Я куда-то лечу в темноте. Куда? И зачем? Почему здесь так жарко и тяжело дышать? И такое чувство, что сам воздух сдавливает все мое тело. И во рту время от времени появляется непонятная жидкость, чем-то похожая на кровь. Я пытаюсь утолить ей жажду, но становится только жарче. И шея жжет и чешется, но я не могу до нее дотянуться. За спиной появилось что-то холодное, приковавшее мои руки к телу. Что-то ледяное дотронулось до моего лба, и я попытался прижаться к этому. Потом моя голова повернулась и в рот снова потекла эта жидкость, ухудшая ситуацию.
– Хва…тит… – попытался взмолиться я, но с губ слетал только хрип.
– Еще нет. Все в порядке. Успокойся, все хорошо. Ты просто умираешь. – ответил прямо над моим ухом чей-то шепот.
Я подумал, что может быть хорошего в смерти? Это же все, конец. После смерти нет ничего. Я просто перестану существовать, чувствовать и мыслить. Я не хочу умирать! Я хочу жить! Я еще нихрена в этой жизни не сделал из того, что хотел!
– Сделаешь в другой. Смерть – это только начало. После нее у тебя будут совсем другая жизнь. Совсем другие цели. – ответил тот же шепот.
Мне в рот снова потекла та жидкость. Я едва не заорал от боли. Было такое ощущение, что все мои кости перетирают в порошок не вынимая из тела, а в вены вмонтирован кипятильник. Ко всему прочему меня как будто бьет током, но я практически не могу пошевелиться.
***
Тело ноет, болит и немного горит, но на сей раз могу хоть немного пошевелиться. Я лежал на чем-то мягком. А возле руки лежало что-то прохладное. Немного ощупав, я понял, что это бутылка. Приподняв немного почувствовал, что полная. Меня в данный момент одолевали дикая жажда и жуткий голод. А раз под рукой бутылка, то я решил избавиться от жажды. В ней оказалась та же странная жидкость, но мне было все равно. Выпив все, я так и не напился, только вернул мучения. Я не мог даже вдохнуть нормально. Такое чувство, что эта жидкость застряла в горле и душит меня. Я стал царапать шею, пытаясь процарапать дырку, чтобы не то вдохнуть, не то вылить из шеи жидкость.
Мои руки вдруг снова оказались прижаты к телу, а что-то холодное – к губам. Снова потекла та жидкость и было приказано пить. Но на сей раз пара глотков облегчила самочувствие, я даже смог глубоко вдохнуть, после чего принялся жадно глотать. Рот слишком медленно наполнялся и я сам потянулся к холодному источнику языком. Было похоже на безумный поцелуй, который давал мне облегчение. Могу даже поклясться, что чувствовал чей-то ледяной язык, из которого и текла кровь, играющий с моим.
Забавно и возбуждающе. Меня ни одна дурь никогда так не вставляла. Интересно, а если переспать с этим источником кайфа, что я тогда буду чувствовать? Наверняка нечто еще лучшее, чем сейчас. Вот это я понимаю, иная вселенная, полная экстаза…
– Микаэль Пирсент! Что ты себе позволяешь?! – послышался гневный голос у самого лица.
Я резко открыл глаза. Прямо перед моим лицом было лицо того типа, Артура. Но опирался он обо что-то по краям от меня и спиной я не чувствовал опоры. Немного погодя, до меня дошло, что я одной рукой повис на его шее. Что-то мне подсказывало, что недовольство в его черных глазах вызвано не тем, что я на нем повис. Немного подвигав пальцами другой руки, я понял, что залез в чужие брюки и сжимаю чей-то холодный член.
– А ты во всех местах холодный? – все, что мне пришло на ум, и я нервно рассмеялся, неосознанно сжав его плоть.
Я не успел и глазом моргнуть, как обе мои руки оказались в одной из его, прижатыми над головой, а другой рукой он сжимал мой подбородок.
– А теперь уясни раз и навсегда, Микаэль. Я тебя пощадил, но ты мой подчиненный и подобных своевольностей я не потерплю. Ты теперь тоже вампир, но если не будешь слушаться, то я передумаю и ты вмиг станешь горстью пепла. – отчеканил он.
– Тогда и ты уясни, Арти или как там тебя. Меня зовут Мик. Ми-ик. В крайнем случае Микки, но Микаэлем я себя звать не позволю! – возмутился я.
Уж что-что, а звать себя дебильным имечком я не позволю! Додумались же шендарахнутые предки так назвать! Если я теперь и правда вампир, то как-нибудь зайду и высосу обоих подчистую!
– Не зайдешь. И про своих друзей забудь раз и навсегда. Ты мертв для всех, кого знал, пока был человеком. Если попытаешься с кем-то увидеться, то я собственноручно перебью все их семьи.
– Ты что, живешь в моей башке?! – дошло вдруг до меня.
– А ты ни разу в своей жизни не скрывал своих мыслей и каждый вампир, который тебя видел, читал твои мысли, как открытую книгу.
Я чуть не поседел на месте. Так вот от чего смеялись и пялились на меня все те типы из зала! Фак! Вот это лажа! Фак ин фак и факом сверху!


Через некоторое время вампир меня все же отпустил, дав немного посидеть и погореть от стыда.
– И я запрещаю тебе выходить на улицу без меня или открывать окна. – уже спокойнее сказал Артур.
И тут меня понесло. Для начала я выбрался из странной прямоугольной кровати, тут же метнувшись к зеркалу. К собственному удивлению, я в нем отражался. Тот же шухер на голове, те же коричневые волосы, голубые глаза. Оттягивая губы я клыков не обнаружил. Ничего не изменилось, не считая того, что вся моя футболка была в крови. Такое чувство, что он меня выпил, а потом оставил жить, чтобы иметь под рукой завтрак. Я ведь остался сам собой, только в кровавой футболке. Стоп! А может я просто обкурился, этот придурок меня подобрал и футболку краской испортил?
– Клыки у тебя постепенно немного увеличатся. Но когда ты будешь голоден и увидишь жертву – они дадут тебе возможность прокусить артерию, а потом вернутся в изначальное состояние. – снова ответил мои мыслям вампир.
Меня уже начинало напрягать его вечное блуждание по моей голове. Это же никакой личной жизни! И он отвечает выборочно, а мне нужны все ответы на мои вопросы!
– Что это было за место? Почему ты меня обратил, а не выпил и убил? Почему я вообще туда попал? – насел я на него, сев на тот же подоконник, на котором сидел он.
– Это был аукцион. Тебя сочли красивым и сильным характером. Больше тебе знать сейчас не обязательно. – спокойно ответил он.
– Тот бред, который мне мерещился, что это было?
– Обращение. В тебе сгорали остатки человека, которым ты был.
– Это ты меня охлаждал?
– Я. А еще мне приходилось тебя удерживать, чтобы ты себе шею не разодрал.
– Такое всегда происходит при обращении?
– Нет. Но иногда бывает.
– А я могу кого-нибудь обратить?
– Нет. Ты слишком слаб. Если попытаешься, то умрешь и ты и тот, кого ты решишь обратить.
– Почему мне нельзя выходить без тебя? Я же тот же, что и был.
– Тебе это только кажется. Если ты проголодаешься раньше, чем вернешься, то от запаха людей у тебя помутится рассудок и ты будешь кидаться на всех, кто окажется поблизости, пока не насытишься.
– Что нас убивает? Солнце? Святая вода? Серебро? Осиновый кол?
– Из всего перечисленного только солнце.
– А есть что-то, чего я не сказал?
– Тебе сейчас этого знать не обязательно.
– Ты оттолкнул меня потому что импотент? Все вампиры импотенты?
Артур не сразу ответил. Мне даже показалось, что своим вопросом я его удивил.
– Во-первых я не пользуюсь кем-то в неадекватном состоянии. Во-вторых я не хочу, чтобы ты ко мне привязывался.
– Интересно. Ты хочешь, чтобы я ни на шаг от тебя не отходил, но и чтобы я к тебе привязывался не хочешь. И как это понимать?
– Так и понимай. Сейчас без меня ты не выживешь. Но придет время и ты уйдешь раз и навсегда.
– Звучит, как мыльная опера с драматическим концом. А кто тебя назвал Арти? Ты когда и где родился? Твои родители вампиры? Сколько тебе лет?
– Слишком много вопросов, не считаешь?
– Слишком мало ответов, не думаешь? Ты-то наверняка в моей башке как следует порылся и все обо мне знаешь, а я о тебе не знаю ничего.
– Все, что тебе нужно знать – будешь беспрекословно слушаться и все будет нормально. Начнешь своевольничать – умрешь.
Меня стал раздражать этот замкнутый круг. А еще при одном только взгляде на его шею мне хотелось в качестве маленькой мести укусить его и выпить столько, сколько смогу. Имею полное право – он из меня-человека всю кровь высосал и пыткам обращения подверг!
Как ни странно, Артур не попытался меня остановить, когда я кинулся на него. Он наверняка знает, что я задумал, но не помешал даже тогда, когда я с силой потянул черные волосы в сторону, заставляя его обнажить шею. Мне стало казаться, что зубы во рту пульсируют, значит у меня правда обнажатся клыки и дадут возможность укусить его как следует.
Кратко осмотревшись, я немного отстранился и с силой вцепился зубами в шею вампира.
Вот тут меня ждал конкретный фак. Мало того, что я его даже не поцарапал, так еще и такое чувство, что меня по зубам кувалдой огрели. Какого черта?!
Отстранившись, я осел у него на коленях и согнулся, прижимая руки ко рту, пересчитывая и ощупывая языком зубы и морщась. Клыки-то и правда увеличились, я даже могу ими собственный язык порезать, но почему я не могу прокусить шею вампира? Он что, из чего-то особенного сделан? Вампир повернул ко мне свое спокойное лицо, в черных глазах которого я видел явную усмешку над своей неудачей.
– Ошибка первая: артерия с другой стороны. Ошибка вторая: не кидайся на того, кто тебе не по зубам, а не то останешься без последних. – спокойно отрапортовал он.
Интересно, он везде такой твердый?
Вампир снова схватил меня за запястья, на сей раз обеими руками. Я снова пытался его изнасиловать, сам не понимая, как так получилось.
– Все твои эмоции и желания сейчас многократно усилены и если тебя интересует что-то интимное, то твое тело уже реагирует поиском приключений на свою задницу. Если ты захочешь есть, то станешь кидаться на все живое. Если разозлишься – разнесешь все вокруг себя.
– За этим ты мне нужен? Потому что ты можешь меня остановить?
– Тебя сейчас любой вампир остановит. Но обратил тебя я и моя обязанность научить тебя выживать.
– Неужели тебе совсем не хочется?
– Черт! У тебя что, мозги в яйцах обитают?!
– Не знаю. А ты проверь?
Артур явно разозлился. Схватив меня за волосы он с легкостью отшвырнул меня в другой конец комнаты. Кубарем свалившись в кресло, уронив его и распластавшись по полу, я тут же вскочил. Но Арти не было. Обойдя всю квартиру, я его так же не нашел. Входная дверь заперта, все окна закрашены, и что мне здесь делать? Я же от скуки сдохну!
Вновь обойдя всю квартиру, я нашел пакет с одеждой. Прикинув на себя я понял, что он ее подобрал мне. Найдя ванную, я скинул свою в ведро и как следует отмылся от крови. На шее я укуса не обнаружил, как и царапин, что снова отдавало ощущением нереалистичности Артура и всей ситуации. Было такое чувство, что я снова обкурился и меня конкретно глючит.
Одежда, как и ожидалось от Арти, была черная. Джинсы и водолазка. Плаща, как у вампира, носков или обуви не было. Он, видимо, решил, что я не пойду на улицу босиком. Не на того напал! Но сначала нужно было избавиться от начинающего разыгрываться голода и я побрел к холодильнику. Как и ожидалось, он весь был в пакетах с донорской кровью. Немного подумав над тем, на кой черт он переливал кровь в бутылку, я понял, что не знаю, как пить из подобного пакета не разлив при этом большую часть. Нет, чисто теоретически, знал, но вот в больницах не лежал и уверен не был. А мне нужно было напиться как следует, чтобы выйти на люди. Порывшись на полках, я нашел стаканы и разлил кровь по ним. От запаха зубы снова начали пульсировать и проведя языком я почувствовал, что клыки немного увеличились. Не так сильно, когда я хотел покусать Артура, но все же увеличились.
Решив поспешить, чтобы смыться до его прихода, я стал быстро пить пакет за пакетом, почему-то не ощущая при этом сытости. Через некоторое время меня почему-то начало клонить в сон, но я продолжал до тех пор, пока не заснул на столе.


Проснулся я, к своему удивлению, в странной кровати. Решив, что Артур наконец выведет меня из дома, я подскочил и побежал по комнатам. Но его нигде не было. Только записка с кухни «У меня дела, не выходи из дома.» и отсутствие пустых пакетов и стаканов давали понять, что Арти вообще приходил. У меня зубы сводило от злости. Попасть под домашний арест! И не из-за предков, а из-за какого-то вампира, которому приспичило сначала полакомиться мной, а потом обратить! Ну и получишь ты у меня по возвращению! Мне наплевать, насколько ты силен, ты у меня отхватишь за мои посиделки в четырех стенах!
От злости я пнул столик и тот, к моему удивлению, сломался. Я присел рядом, наблюдая, как осколки разбитой посуды высыпаются на пол. Подумав о том, что лучше и правда попридержать эмоции, я стал рыскать по дому и понял, что вампир явно надо мной издевается. Ни компьютера, ни телевизора, ни приставки хоть какой-нибудь. Только шкафы со странными книгами, которые я, не удержавшись, разнес. Я даже прочитал инструкцию на пакетах с донорской кровью, избавившую меня от необходимости использования стаканов. Но просто сидеть и сосать пакетики с кровью было безумно скучно. Я не знал, день на улице или ночь. Входная дверь была заперта и на сей раз пинки не сработали.
В итоге психанув, я подошел к окну и вытянутой рукой взялся за ручку. Если за окном солнечно, то я отпрыгну и до заката буду в другой комнате. Ну это, конечно, на тот случай, если я не смогу закрыть его.
Итак.ю я повернул ручку и медленно потянул на себя. Обжигающего света не было и я распахнул окно настежь. Как я и думал – будь на улице день, я бы спал, как и все вампиры. За окном был ночной город, полный огней искусственного света. Я сел на подоконник, свесив ноги и покосился вниз. Высоко и нет гарантии, что я не разобьюсь только потому, что я вампир. Пришлось искать иные способы спуска, но, как на зло, не было ни гардин, ни сточных труб, по которым можно было бы спуститься.
Решение пришло неожиданно, вместе с поехавшим в эту сторону мусорным грузовиком. Едва он оказался в зоне досягаемости, как я, не думая, сиганул вниз. То, что я идиот, я понял только в полете, ведь грузовик ехал и я вполне могу промазать. В приступе паники я забарахтался в воздухе, перепугавшись и пытаясь корректировать полет. Мне все же удалось упасть на мешки с мусором, но все было не так мягко и радужно, как я думал. При падении я треснулся головой обо что-то, а одной рукой угодил в стекло и изрезал кожу. Радостью мне было только то, что я остался жив.
Грузовик остановился и я затих. Послышался лязг и меня накрыло мусором. Чудом сдержав злость, я стал откапываться, но послышался другой звук, лязг и мусор стал сжиматься. Вот тут я понял, что в серьез облажался. Мусорные машины при переполнении прессуют мусор и меня вместе с ним.
– Спасите! Помогите! – заорал я, надеясь, что меня услышат и не переставая ползти наверх.
Лязг вроде как остановился и я снова крикнул, выбираясь из мусора. По пожарной лестнице поднялся какой-то тип в форме.
– Парень! Ты совсем с ума сошел?! Как ты там оказался? – заорал он мне, спрыгивая на мусор и вытягивая меня за протянутую руку.
Едва я выбрался и встал на мусор, как он стал причитать о бестолковых подростках, а я понял, что если бы он поехал на свалку, а не дальше, то мне бы не пришлось орать и я бы скрылся незамеченным. Одним ударом сбив рабочего с ног, я повалил его в мусор и поднял за волосы, сдавив руки, чтобы он не смог дернуться. Отвернув его голову, я вцепился в шею, в один момент прокусывая кожу. Но что-то пошло не так и кровь потекла с пузырьками, не давая мне возможности насыщаться. Психанув через некоторое время, я откинул его от себя, наблюдая. Тип дергался, с места укуса текла кровь, но большая ее часть вытекала из горла. Целоваться с мусорным идиотом я не собирался, даже ради крови, поэтому вытер лицо рукавом водолазки, спустился с машины и просто ушел.
Некоторое время бродя по улицам и оглядываясь, я понял, что нахожусь в Сан Франциско. Я здесь уже был и мне это на руку, ведь я знаю, где можно раздобыть дури и повеселиться. А благодаря тому, что я вампир, мне даже не нужно будет ни за что платить. Но вот проходя мимо одной из зеркальных витрин, я понял, что выгляжу, как гот-бедняк. Ноги босые и все в пыли, из одежды только водолазка и джинсы, а на лице осталось немного не стертой крови, от которой я попытался избавиться рукавом, но почему-то сделал только хуже. Переведя взгляд на руку я вспомнил, что порезался о стекло. Стерев другим рукавом кровь с лица и прибавив немного грязи, я понял, что мне срочно нужно где-то отмыться и переодеться.
Пройдя в более-менее незнакомый торговый центр, я заперся в уборной и задрал рукав. Надеюсь, на вампирах все быстро срастается, иначе у меня на всю жизнь шрамы останутся. Но сейчас нудно что-то делать и я промыл рану водой и умылся. Перевязать раны было нечем и я порвал край водолазки, предварительно промыв ткань под водой. Теперь мой вид был почище, но вот по части целостности совсем не катил. Найдя магазин одежды, я набрал кучу хлама и ушел в одну из примерочных. Выудив из кучи свободную бело-серую футболку, синие джинсы и джинсовую куртку, я вытер ноги прихваченным из туалета и заранее намоченным полотенцем и натянул кеды. А потом взглянул в зеркало. Типичный подросток, ничего странного.
Но вот проходя мимо рамок я «запищал» и вспомнил про антикражные магниты, которые надо было поискать. Но вот только в тюрьме для несовершеннолетних мне сгореть не хватало!
Я рванул прочь из магазина, преследуемый одной охраной и всячески уворачиваясь от другой. Но вот вспомнить, где выход, я не мог, а по центру за мной уже бегала полиция, загоняя наверх. Пока один из полицейских поднимался на лифте, мне удалось забежать на самый верх по эскалатору, но я только загнал себя в угол. На глаза попалась табличка «служебное помещение» и я рванул туда, надеясь, что там есть задний выход из здания. Сегодня явно не мой день – я выбежал на крышу, чудом сумев забаррикадировать дверь. И тут на меня напала новая проблема – небо на горизонте было уже синева-то голубым. Стоять на крыше, ждать, пока полиция сломает дверь и проверять теорию горят ли вампиры на солнце я не собирался, поэтому стал быстро искать пути спуска.
– Не двигаться! – услышал я голос за спиной.
Подняв руки и медленно обернувшись, я нашел выход. Один из полицейских забрался по нему на крышу. Как я и надеялся, тут есть аварийная внешняя лестница. Но вот как отогнать от нее полицейского с пистолетом и не спровоцировать выстрел? Замерев на месте и изображая из себя пойманного врасплох, я стал ждать, пока он приблизится, чтобы надеть на меня наручники и уберет пистолет. Но он стал обходить меня и двигаться к двери, за которой ломились остальные полицейские.
Не зная, смогу ли я справиться со всеми и сбежать невредимым, я не нашел ничего лучше, чем дать ему подойти достаточно близко и со всех ног рвануть к аварийной лестнице. Как и ожидалось, полицейский стал стрелять, другую руку и бок пронзило болью и я едва не упал с крыши, но смог зацепиться за перекладину и, как мог, быстро спустился, побежав куда подальше.
Джинсовка и футболка сияли красными пятнами, выдавая меня, но я ничего не мог сделать – меня пытались окружить. Слыша вой сирен, я побежал к дому в обход, чтобы избежать встречи с копами. Не знаю, вампирская способность к супер-быстрому бегу или просто копы тупые попались, но мне удалось избавиться от преследования, замедлиться и даже сесть передохнуть в каком-то захолустье.
– Эй, малой, кошелек гони! – послышалось сбоку и к моей шее была приставлена заточка.
Медленно вставая и изображая извлечение кошелька, я понял, что грабитель всего один. Это был мой шанс. Резко рванувшись вперед, я вцепился руками в его волосы и плечо, обнажая шею. Ощутилось несколько колющих ударов в живот, но я нашел языком, что искал и вцепился в шею, прокусив почти там, где нужно. Но на этот раз я хоть задел артерию и новые панические удары складным ножом от жертвы отошли на второй план. Я пил живую, потрясающе вкусную, пульсирующую кровь.
Резкое жжение на руке вдруг привело меня в чувство, заставив отцепиться и отползти. Проклятье! Рассвет! Как я мог так увлечься, что забыл о нем?! С какой стороны дом?
Отползая к стене, в тень бака, я стал панически искать выход, все вокруг заливалось ярким светом. Все, что я мог придумать – двигать бак за собой до тех пор, пока не окажусь достаточно близко к теневой стене. Я попытался привстать, но не мог – все тело обдало адской болью. Сволочной воришка истыкал меня своей железной зубочисткой в решето!
Свет солнца стал невыносимо ярким, заставив меня забиться в самый угол тени бака и закрыть глаза руками. Фак! Артур взбесится и явно не пойдет меня искать! Он не знает, где я и вокруг солнечное утро! Вампиры днем спят, даже в такой ситуации меня буквально вырубает. Хотя вполне вероятно, что это от потери крови… Вон, уже и злющий Артур в своем черном идиотском прикиде мерещится…


Сквозь сон неожиданно ощутилось режущее ощущение на спине. Я попытался увернуться, но меня как будто прибивали к чему-то или вскрывали. Я попытался дергаться или орать, но ни тело, ни голос не слушались. Было намного больнее, чем когда обращался. Меня пытались вскрывать? Но я не мертв! Я все чувствую и мне больно!
– Затихни, сам виноват. – донесся до меня злой голос Артура, – В следующий раз сначала будешь думать, а потом действовать.
Я почувствовал, как тело прорезает насквозь и выгнулся, громко замычав. По лицу и спине что-то текло, пахло кровью и не смотря на адскую боль, я не мог полностью проснуться. А меня продолжало резать чем-то острым. Кажется я настолько разозлил Артура, что он решил меня убить, разрезав на части. Или вскрыть и удалить все, что ему не нравится.
Я и сам не заметил, как отключился, но кто-то с силой лупил меня по щекам. В рот снова полилась та ледяная жидкость. Снова от пары вынужденных глотков обожгло все тело. Но я не мог закрыть рот – кто-то больно сжимал мою челюсть, грозясь вырвать. Я задергался, но меня снова что-то сковало, а вместо голоса или хотя бы хрипа вышло бульканье. Через некоторое время я снова стал отключаться, но на сей раз меня никто не бил, заставляя проснуться.
***
Проснулся я снова в странной кровати, но попытавшись пошевелиться, я понял, что меня кто-то держит. Немного отойдя от сна, я огляделся. Я весь перемотанный бинтами лежал обернутый одной простыней, а за спиной спал Артур, обнимая меня и мертвой хваткой держа за запястья. Попытавшись выбраться я еще и ощутил жуткую боль в теле, как будто по мне асфальтоукладчик прокатился. Я жутко хотел есть, но не мог и перевернуться, а чего ожидать от Артура, если я его разбужу – неизвестно. Все, что я помнил, как едва не сгорел, а потом он меня резал и заставлял что-то пить. Вдруг если он снова проснется, то опять начнет меня резать? Не хочу! Но и бездельное лежание на месте меня просто с ума сводит! А вдруг он вообще проснется лет через 200, когда я давным-давно помру с голода?
Я задергался, решив, что не хочу помирать так просто, но все, чего я добился – более тесных объятий, мешающих даже вздохнуть. Не знаю, рефлекс это был или нет, но вот если он не остановится, то попросту сломает мне все кости. Фак! Тогда пусть быстро прикончит, когда проснется, чем будет ломать все кости живьем.
– Арт…
– Убить тебя слишком мало для наказания. – послышалось сзади.
Вампир сел, заставив сесть меня, после чего стал разматывать бинты на спине, сжимая мои запястья над головой. Когда бинты спали на пояс, я почувствовал ледяные пальцы на своей спине и невольно попытался отстраниться, но резкий рывок рук ясно дал мне понять – не дергаться.
– А что мне было делать?! – вдруг вспылил я, – Ты меня оставил одного в четырех стенах, а из развлечений только странные книги! Прикажешь мне сидеть и помирать со скуки?! Или ты думаешь…
– Я думал, что ты будешь меня слушаться, а не вести себя, как самоубийца! – зло ответил мне вампир.
Меня кубарем откинуло на пол, а сам вампир неспешно встал. Я только успел подметить, что чувствует он себя явно не важно, как одной пощечиной отлетел в стену. Если бы я не был так зол, то наверняка бы испугался, но сейчас виноват в моих мучениях был этот эгоист! Не будь его, я бы продолжал развлекаться с друзьями! У меня не было ничего подобного всего несколько дней назад! Кто его просил вообще?! Лучше бы он меня просто убил!
Подорвавшись с места, я рванул к нему и с силой врезал вампиру кулаком по лицу. Артур даже не поморщился и не повернул головы, а я даже услышал, как хрустнули мои кости. Но не успел я схватиться за выстрелившую болью руку, как он схватил меня за шею, сдавив так, что я не смог дышать.
– Знаешь, а может быть ты и прав. Нужно было тебя просто убить. Ты бы все равно через пару лет подсел на сильные наркотики, а потом умер бы от передозировки. Ну что же, исправить содеянное никогда не поздно.
Я не успел и дернуться, как он развернул меня к себе спиной, сдавив и зажав рот рукой, не давая ни дернуться, ни заорать. В мою шею вонзились его клыки, быстро высасывая кровь. Он явно не шутил, раньше после обращения он давал мне свою кровь, но ни разу не пил мою. Что со мной будет, если он выпьет ее всю? Я умру от обескровливания, как человек? Я не хочу подыхать! Хоть вампиром, но я жить хочу! Фак!
***
Пришел в себя я в темноте. Первой реакцией было быстро ощупать тело и убедиться, что все на месте. Но попытавшись сесть, я стукнулся обо что-то головой и упал обратно. Теперь меня это напрягало. Клаустрофобии у меня никогда не было, но сейчас я лежал в каком-то ящике и мне это не нравилось. Попытавшись разбить стенку целой рукой, я понял, что слишком слаб. К тому же меня одолевал голод, эта скотина из меня всю кровь высосала! Порывшись руками вокруг я не обнаружил ни пакета, ни бутылки. Немного передохнув, я перевернулся на живот, приподнялся и попытался поднять крышку. Все вокруг мне показалось слишком маленьким. И вполне мог закончиться воздух, я чувствовал, что дышать становится тяжелее. Этот сукин сын меня что, похоронил живьем?
– Эй? Есть тут кто-нибудь? Эй? – заорал я, забарабанив по крышке.
Скорее всего, я достаточно глубоко зарыт, чтобы меня не было слышно. Фак! Фак ин фак и факом сверху!
Я заметался, пытаясь выбраться, барабаня руками и пытаясь выбить все стены подряд. Вокруг действительно было слишком тесно и душно, меня вполне может задавить или я могу задохнуться! Фак! Если Артур решил от меня избавиться, то мог бы просто убить меня! Фак!
Я замучался биться и сжался. Голод мучил меня уже так сильно, что я укусил себя за запястье. На ум пришло, что Артур меня досуха высосал, но как то ни странно, кровь потекла. Хоть и всего несколько капель, но текла. Облегчения голода это не приносило. Даже наоборот, только подрывало аппетит. По щекам потекли слезы, я не хотел так умирать. И кровью запахло только сильнее. Проведя пальцем и слизнув, я обнаружил, что из глаз у меня течет кровь. На вспотевшем лбу был тот же вкус. Метаясь я только расходовал ее, уменьшая свои шансы выбраться. Будь ты проклят, Артур! Ты и все тебе подобные сволочи!
***
Просыпаться в следующий раз было еще мучительнее. Голод и слабость были невыносимы. Мне казалось, что подойди ко мне Артур, я бы порвал его на части. Оторвал бы голову и пил из хлещущего фонтана. От злости ударив по крышке я, к своему удивлению, вышиб ее. Не веря в свое счастье, я слетел на пол, почему-то начав глубоко дышать и не понимая, почему он вдруг решил меня выпустить.
Но в комнате я был не один. Кто-то сидел в кресле. И кровью пахло. Артур? Убью!
От запаха свежей крови у меня помутился рассудок. Рванувшись с места, я кинулся на кресло, переворачивая его на спинку вместе с сидящим. Оттянув голову за волосы, я вцепился в шею, выискивая артерию и в один раз прокусывая. Теплая жидкость полилась в рот и я стал с жадностью глотать, пытаясь утолить голод и ни о чем другом не думая, кроме потрясающего вкуса.
Через некоторое время кровь стала иссякать и я сдавил тело, пытаясь выдавить больше. Жертва, к моему удивлению, не сопротивлялась. Когда кровь перестала идти совсем, до меня стало доходить, что это не Артур, ведь об его шею я чуть зубы не переломал. И его кровь ледяная, а эта теплая. На кого же я тогда кинулся?
Неожиданно яркий свет заставил закрыть лицо руками и отскочить к стене. Через некоторое время до меня стало доходить, что это не солнце. Приоткрыв пальцы, я заметил перевернутое кресло, с которого свисали мужские ботинки и другое, стоящее спинкой ко мне. Гонимый нехорошим предчувствием и любопытством, я медленно встал и направился к перевернутому креслу. Но едва я успел подойти, как меня буквально пригвоздило к полу. На кресле лежал мой отец, Джеймс Пирсент. Господи! Я выпил своего отца! Открытые, остекленевшие карие глаза смотрели в потолок.
Начав медленно отходить, я споткнулся обо что-то и осел в другое кресло. На чьи-то ноги. Едва сумев обернуться, я подскочил на месте и отлетел в сторону, заорав во весь голос. С кресла на меня такими же стеклянными, но голубыми глазами смотрела Мэри Пирсент, моя мать! Господи, за что?! Я никогда их не слушался, но и смерти я им не желал!
По щекам текли слезы, а я орал и не мог остановиться. Орал до тех пор, пока кто-то сзади не схватил меня и не зажал рот рукой. Я никак не мог поверить, что пришел в дом собственных предков и убил их обоих. Это бред! Этого просто не могло быть!
– Пора тебе объяснить, кем ты стал, если так просто до тебя не доходит. Смотри и не смей закрывать глаза. Так мы заканчиваем со своим прошлым. А ты еще и закончил жизни двоих человек, у которых семьи. Это тебе урок раз и навсегда. Люди не только наша пища. И ты убьешь еще не одну семью за свою бесконечно долгую жизнь, если собираешься жить. – холодно отчеканил Артур за моей спиной.
Он явно не собирался меня утешать или успокаивать. Он это и подстроил, а теперь держал, не давая мне и дернуться, спокойно наблюдая за моей бессильной истерикой. Я ненавижу его! Я его собственными руками прикончу! Он сам чертов дьявол! Я стану достаточно сильным, чтобы убить его! Он так просто не отделается за то, что заставил меня убить собственных родителей!
– Попробуй. Пока что ты только и делаешь, что заставляешь меня вытаскивать себя почти с того света. – усмехнулся он.
Продолжая меня сжимать, он столкнул что-то с полки и ковер загорелся, сжигая все вокруг. Потом моя шея хрустнула, отдала резкой болью и я перестал видеть горящий дом, в котором вырос.


Просыпаться в очередной раз мне не хотелось. Я чувствовал, что проклятый вампир сидит в комнате. Прощать я его не собирался, как и извиняться за свой побег. Мои предки такого не заслужили. Этот сукин сын заплатит мне за содеянное.
– Все верно, подобное заслужил ты. Но если просто убить тебя, то урок ты никогда в жизни не усвоишь. – донесся до меня голос вампира и в лицо прилетела какая-то ткань.
Резко сев, я сдернул с головы очередной набор черной одежды.
– Если хочешь убить меня, то тебе придется стать сильнее. А не научившись охотиться, уважать и быть благодарным жертве, ты никогда не поднимешься выше нынешнего уровня. Одевайся.
– А если не оденусь?
– Тогда я выволоку тебя голым и оставлю одного в людном месте.
То, что я вспыхнул от злобы – еще слишком мягко сказано. Но стоило мне представить, как буду отрывать ему голову, как по его лицу растеклась ехидная улыбка. От осознания того, что он продолжает с удовольствием копаться в моей голове, я чудом сдержался от того, чтобы кинуться на него с кулаками. Но прошлого раза было достаточно для осознания, что еще слишком рано для этого.
Обернувшись в простыню и прихватив сверток с одеждой, я ушел в соседнюю комнату и переоделся.Артур был неизменен в своей любви к черному. Но на сей раз Помимо водолазки и джинс он сунул плащ до пола, носки и ботинки. Даже перчатки зачем-то положил. Посмотревшись в зеркало, я понял, что стал совсем как он. Только моложе, ниже и волосы с глазами другие. Кстати говоря, меня весьма интересовал вопрос, почему глаза остались того же цвета? Разве они не должны быть красными? И клыки почти не выросли.
Попытавшись представить, что пью кровь, ее цвет, вкус и запах, я увидел, как у моего отражения на глазах вытянулись и заострились клыки. Отойдя на пару шагов от удивления, я уперся спиной во что-то холодное и увидел в отражении Артура за своей спиной.
– Закончил скалиться? Тогда идем. – холодно сказал он.
Мрачно пройдя мимо него, я направился к входной двери, но она снова оказалась заперта. Только подумав о том, как мы сможем выйти через нее и где Артур может хранить ключи, как почувствовал ветерок в ногах. Пройдя в комнату, я убедился, что Артур открыл окно настежь.
– Почему бы не выйти через дверь, как все нормальные люди? – как можно более спокойно спросил я.
– Мы не люди. И двери нет, как и нет адреса у этой квартиры.
– Как так? Она же должна быть в плане этажа или...
– В плане этажа это кладовая одной из соседних квартир. В подъезде нет двери сюда, только ровная стена.
Тут до меня дошло, что я не видел никаких намеков на деньги или кредитки в квартире. Но как же он тогда достает пакеты с кровью? Ворует.
– Мне их дают. Вампирам не нужны деньги. А донорская кровь для таких, как ты, не способных самостоятельно питаться.
Артур поманил рукой и я, чудом сдерживая желание дать ему по наглой роже, подошел. Он забрался на окно, сев на корточки, потом обнял меня одной рукой, лишив равновесия. Неожиданно подоконник исчез из под ног, а открытое настежь окно стало отдаляться. Фак! Он просто выпрыгнул из окна!
Но едва я подумал о том, что мы разобьемся, как едва не вылетел из его рук, вынужденно вцепившись в вампира. Артур же спокойно сделал шаг и поставил меня на землю, отпустив. Я отошел, не понимая, то ли мне радоваться, что мы не разбились, то ли пытаться повторить подобное, то ли пытаться понять, что за чудовище этот Артур, раз так просто прыгает вниз с высоты нескольких этажей.
– Научишься, если доживешь. – безразлично ответил он.
Взяв меня за руку, он повел куда-то. Дернув рукой, я понял, что из его железной хватки мне снова не вырваться. Но едва мы вышли на людную улицу, как я понял, зачем он меня держит. Желудок жалобно заурчал, в голове помутилось, зубы зудели от голода. Мне стало казаться, что все люди пахнут свежей кровью, нужно только схватить и можно пить, сколько влезет.
Но едва я схватил за руку какую-то женщину, как Артур с силой дал мне по руке, развернул к себе лицом и сжал, не давая пошевелиться. Краем глаза я видел, что он отвел меня в какой-то переулок. Но отпускать он меня явно не собирался. Голова кружилась от голода и запаха крови, но вампир не давал мне ни двинуться, не пошевелиться. Ни убежать куда подальше, ни насытиться он явно не собирался мне давать. Он просто издевался надо мной, давая ощутить вкус пищи, но не давая есть.
Мы стояли там уже бесконечно долго, я готов был зарыдать от бессилия, но он явно не собирался ничего предпринимать. Это было хуже, чем лежать тогда в гробу, хуже, чем сидеть в четырех стенах. Я стал сходить с ума, пинаясь, царапаясь и пытаясь кусать Артура, но тот только крепче сжимал меня, не собираясь выпускать. Мы стояли слишком долго, на меня стала накатывать усталость и глядя вверх я видел, что небо едва заметно светлеет. Но Артур почему-то не испытывал усталости. Более того, я не видел в нем вообще никаких изменений. Но я же видел, как он спал! Он же не может бодрствовать всю жизнь и не испытывать усталости. И он же не собирается разгуливать под солнцем! Он же говорил, что это смертельно для вампиров!
Но он стоял на месте и никуда не собирался, а я отключался, думая только о крови, которая бродила вокруг.
***
Проснулся я от голода, но слабость не давала и пошевелиться. На губы капало что-то приятное и я невольно облизал их. Кровь. Резко открыв глаза, я увидел над собой Артура, ехидно улыбающегося. С его губ на мои капала кровь. Если бы не адский голод, я бы снова попытался дать ему по морде. Но я, закрыв глаза, поднялся и припал губами к его, вытягивая ледяную кровь и стараясь не думать о том, как унизительно это выглядит. Он даже не швырнул мне пакет с кровью. Он просто прокусил язык, дразня меня и заставляя целовать его, чтобы насытиться его кровью.
Вскоре я перестал об этом думать, пытаясь собственным языком перетянуть его кровоточащий в свой рот. Но не добившись успеха, я попытался прокусить его губу, но, как и ожидалось, не смог. Зато он с легкостью прокусил мою, заставив «ойкнуть», отстраниться и прижать руки к губам.
– Тебе никто никогда не говорил «не кусай руку, которая тебя кормит»? – усмехнулся он.
– При чем здесь рука? – возмущенно пробурчал я.
– Подрастешь – узнаешь.
В меня полетел пакет с кровью, который я тут же открыл и стал пить, думая, как же я его ненавижу. Зная, что он читает мысли, я представил себе, как он неудачно спрыгнул и разбился, по асфальту вокруг растекается кровь, череп треснул, лицо размозжило от падения…
– Скорее асфальт разлетится на куски. – хохотнул он.
Мне было, чем ответить. Я представил красочную картинку того, как он горит в пустыне, кожа облезает с горящей плоти, которая обсыпается, горит одежда, кости, не остается ничего, кроме горсти пепла, разносимой ветром.
Ответом мне были хлопки и улыбка, которая явно ничего хорошего не предвещала. Дождавшись, пока я наемся, он снова вытащил меня из квартиры, но на этот раз не отпустил сразу, а полетел или побежал на нереальной скорости куда-то. Отпустил он меня только в каком-то пригороде, указав на один из домов неподалеку.
Какой-то мужчина, выйдя из машины, подходил к дому, из которого выбежало трое детей, кинувшись на него и повисая на шее с воплями «папа». Типичное возвращение отца большого семейства домой. Мужчина вручил какой-то пакет старшей дочери, а младшую поднял, покружив на руках и побежал в дом, сопровождаемый детьми.
– Зачем мы здесь? – поинтересовался я у Артура.
– Смотри. – коротко ответил он и подошел ближе, чтобы в поле зрения были окна.
Я не понимал, что он пытается мне доказать. Было безумно скучно. Мужчина достал из пакета продукты и накрыл на стол. После позднего ужина он прибрался, а потом пошел укладывать детей. Младшим он читал какую-то книгу наверху. Типичный примерный отец. Мои родители тоже были такими, пока работа не стала для них всем. Но у этой семейки матери я не видел. Судя по всему на работе.
– Умерла пару лет назад. – спокойно сообщил мне Артур, неотрывно наблюдая за домом.
Когда в доме погас свет, мужчина в халате вышел с мусорными мешками и направился к баку. Я и сам не заметил, как Артур оказался у него за спиной, а сам мужчина упал.
– Ты что творишь?! Совсем больной?! – возмутился я, подбежав к нему.
– Это твоя сегодняшняя жертва. Я даже обездвижил его для тебя.
– Ты в своем уме?! У него же трое детей спят в доме!
– Тебе-то какая разница. Он же просто твоя закуска.
– Но они же останутся сиротами! И они не выживут одни в доме!
– Выживут. Дом в залоге у банка, как и все их вещи, так что не беспокойся, их распределят по приютам.
– Это не правильно! Какое право ты имеешь убивать того, кто приглянется?! Моих родителей тебе было мало, теперь решил троих детей без единственного родителя оставить?!
По лицу Артура расплылась ухмылка. Взяв мужчину за шкирку, он поднял его, после чего одним движением с хрустом свернул ему шею. Я в шоке отступил на пару шагов, он выпрямился и я рванул прочь, вдруг поняв, что он настоящее чудовище. Но меня сзади схватили знакомые ледяные руки, сдавив и зажав рот, а потом развернув и заставляя смотреть за дальнейшим происходящим.
Проходящая мимо бабка с собачкой наклонилась и потрясла убитого, а когда поняла, что он мертв – подняла такой визг, что повсюду загорелся свет. Артур затащил меня на чью-то крышу, заставляя наблюдать за тем, как собираются зеваки-соседи, едет скорая, полиция, как оттаскивают от заворачиваемого в черный мешок тела рыдающих детей. Самих детей забирает социальная служба. И только после этого Артур подхватывает меня и на вампирской скорости уносит куда-то. Но стоило ему только остановиться, как я ринулся с его рук, падая на асфальт и тут же подпрыгивая на месте.
Едва я собрался выкрикнуть ему все, что о нем думаю, как он нахмурился и приложил палец к губам, а потом указал в сторону. Только теперь я заметил, что мы находимся на заброшенном квартале с полуразрушенными зданиями. Но вот кого здесь можно было спугнуть?
Из окна, на которое указывал вампир, на удивление мерцал едва заметный свет. Я подошел к заколоченным доскам и посмотрел в щель. Внутри спал ребенок, а за столом сидела женщина и беззвучно рыдала, явно стараясь не разбудить ребенка. Поискав глазами источник света, я увидел фотографию. Ее, ребенка и какого-то мужчины.
– Ни в чем не повинного мусорщика не припоминаешь? – услышал я шепот над ухом.
Артур вовремя успел закрыть мне рот, иначе бы я снова заорал от содеянного, но на этот раз своими собственными руками.
– Они жили на съемной квартире, но для похорон своего мужа этой женщине пришлось продать все, что у них было и отменить аренду, чтобы получить деньги. Стоит ли говорить, что она безработная? – продолжал нашептывать вампир мне на ухо.
Через некоторое время он отпустил меня, взял за руку и повел куда-то. Я понял, что он пытался до меня донести – все вампиры чудовища, которые уничтожают целые семьи. У того грабителя, наверное, тоже была семья.
– Нет. Он добывал денег себе на наркотики. – отозвался Артур.
До возвращения домой я молчал и старался ни о чем не думать. Но вот после возвращения я решил не молчать, раз уж вампир все равно роется в моей голове.
– Я больше не смогу пить кровь.
– Придется. Вампиры питаются кровью.
– Почему ты меня не убил? Зачем обратил и почему продолжаешь спасать от смерти и мучить?
– Я не мучаю тебя, а учу выживанию.
– Почему, когда я уже валюсь с ног от усталости, ты еще даже не выглядишь сонным?
– Я намного старше тебя и могу бодрствовать весь день, если потребуется.
– Сколько тебе лет? Кто и когда тебя обратил? Или ты родился вампиром?
– Слишком много вопросов. Иди спать, скоро рассвет.
– А ты? Ты спишь со мной или где-то еще?
– Это ты спишь со мной, своего гроба у тебя пока нет.
Я невольно вздрогнул и зашел в спальню. Только сейчас я понял, что странная кровать, в которой я сплю, действительно гроб. Веет символикой смерти. От Артура с его черными прикидами, в которые он обряжает и меня, от его квартиры, не имеющей двери, от гроба, в котором, как оказалось мы спим. Но я решил, что людей я больше убивать не собираюсь.


При следующем моем пробуждении Артура в квартире не было. Не знаю, как, но я научился это чувствовать. Тем же лучше для меня. Встав, я тут же перетряс холодильник, стараясь не только утолить жажду, но и напиться донорской про запас. Этот сволочной вампир так и не понял, что я не собираюсь смирно сидеть в замкнутом пространстве не имея развлечений – тем хуже для него. И не собираюсь я больше у него учиться быть чудовищем!
– Да неужели? Как же ты тогда в этом мире выживешь? – послышалась усмешка за спиной.
Не удержавшись на стуле, на котором раскачивался, закинув ноги на стол, я картинно свалился на пол, разлив остатки крови из пакета.
– Да уж по лучше, чем с таким чудовищем, как ты! – зло прошипел я, поднимаясь.
– И чем же ты собираешься питаться, если решил не пить кровь живых людей? Пакеты с донорской кровью просто так на дорогах не валяются.
– Животными буду питаться!
– О, да, я себе представляю, как ты отбираешь у какого-нибудь маленького ребенка щенка.
– А вот и нихрена подобного!
Вспылив, я снова кинулся на него, но на сей раз вооружившись стулом. Как и следовало ожидать, он подставил мне подножку, схватил за запястья и прижал к стене над полом. Его взгляд снова ни о чем хорошем не повествовал, но так просто я сдаваться не собирался и от всей души пнул его в живот. Как и ожидалось, он весь как каменная глыба – я сжал зубы, стараясь не шипеть от боли. А он сжал оба моих запястья одной рукой, другой взяв за подбородок.
– Ты мой до тех пор, пока не научишься выживать сам. И делать ты будешь то, что я тебе скажу. – прошипел он.
Сжав подбородок сильнее, он отпустил мои запястья и сжал плечо, оттянув большим пальцем воротник водолазки. Я зажмурился, стараясь не шипеть, пока он прокусил мою шею и пил кровь. До какой степени он будет пить, я не знал. Вполне мог снова меня обескровить, а потом издеваться подачками. Но он вдруг отстранился и отпустил меня, дав упасть на пол.
– Собирайся. Мы идем на охоту.
– Неужели мной не нажрался?
– Тебе оставшейся крови надолго не хватит.
– Не хочу! У меня есть, что поесть!
Я направился к холодильнику, но вампир преградил мне путь, скрестив руки.
– Ты хочешь жить без меня, так что больше донорскую кровь ты не получишь, если не добудешь сам.
Я обозлился и чудом сдержался, чтобы не дать по наглой роже не смотря на последствия. А он только сверлил меня взглядом, явно не собираясь давать мне питание в пакетиках. Подумав о том, что все равно найду и выпью какую-нибудь дворняжку, пока он отвернется, я одел плащ и обулся, мрачно наблюдая за ним.
Очередной полет из окна, поход по городу, и он отпускает мою руку из мертвой хватки только в каком-то переулке, где он наблюдает за людьми центральной улицы, а я потираю запястье и помираю от скуки. Неожиданно в нос ударил запах спертого воздуха, пота, разномастных духов и сигарет. Дверь в другом конце переулка открылась и оттуда вышла хохочущая парочка. Судя по виду – парень снял себе пьяную девчонку и увел из клуба с очевидной целью. То, что за дверью клуб, я знал точно, до моих ужей доносилась слабая музыка.
Стараясь путать мысли и думать только о том, как аппетитна и беззащитна парочка пьяниц, я двинул в их сторону под одобрительный смешок Артура.
– Ой, так вас двое будет? – захихикала девушка.
– Слышь, малой, вали и ищи себе свою телку! – рыкнул парень, грозясь кулаком.
Не обратив на их слова никакого внимания, я приблизился на расстояние пары метров, а потом рванул в дверь клуба. Я прекрасно слышал как чертыхнулся Артур, но я уже выбежал из коридора в танцзал, скрываясь в толпе. Я все никак не мог поверить, что мне удалось его обмануть. Уж что-что, а перебивать пару сотен людей он явно не станет. Разноцветная молодежь вокруг колбасилась, заражая весельем. Мне даже удалось стрельнуть сигарету в толпе только изобразив жест курения. Пробившись в многолюдную курящую зону, я прикурил и невольно стал двигаться в такт музыке, все же поглядывая на толпу, чтобы не нарваться на вышибал, которые меня обычно выставляют из клубов за несовершеннолетний вид. Но их видно не было и я расслабился. Вокруг смех, веселье и неожиданно яркие огни, которые ослепят любого вампира, не только Артура.
– Молодой человек, покажите документы? – послышалось за спиной и меня схватили за предплечье.
Обидно, я только начал веселиться без опеки вампира. И вообще, какое право он имеет ко мне приставать?!
– Это мой младший братик, ему 22. – на мне повисла какая-то хихикающая шатенка.
– Сестренка, а тебе не хватит пить? – хохотнул я, обнимая ее за талию.
– Ваши документы, пожалуйста. – потребовал вышибала.
– Отвали от нее! – вспылил я и от души вломил ему кулаком по морде.
К моему удивлению «шкаф» упал в нокаут и расстелился по полу. Народ вокруг радостно взвыл, «сестренка» подняла мою руку, а я захохотал вместе со всеми. Все бы ничего, если бы я не разбил ему нос. Вскоре я почувствовал запах крови и затих. Артур тоже наверняка его почуял! Фак! Надо быстро выбираться отсюда!
– Что у тебя с зубами? – уставился на меня пьяный парень.
– Что-что, «хвала стоматологу» у меня с зубами. – хохотнул я, стараясь как можно незаметнее перебираться в другой конец зала.
– Круто! – довольно взвизгнула «сестренка» и схватила меня за руку, а потом и повисла на шее, – Ну куда ты, мальчик-вампир? Потуси с нами?
– Прости, родная, не сегодня.
– А не хочешь убежать отсюда?
Поняв, что меня пытаются снять, я издал смешок и подумал, что это неплохая идея. Хоть от недотраха последних дней избавлюсь.
– Поехали!
– Зачем? Есть идея получше!
Девчонка с завистливой силой и изворотливостью потащила меня куда-то, а я оглядывался, стараясь понять, в клубе Артур или нет. Неожиданно рука «сестренки» исчезла. Я продвинулся дальше, но нигде не мог увидеть ее причудливой прически. Немного побродив по толкающейся и танцующей толпе, я плюнул на ее поиски. К тому же Артура не было видно, а в клубе было достаточно пьяных для съема. Ситуацию осложнял слабый запах крови, но я перенес внимание на вполне симпатичное средне полое создание, танцующее в нескольких метрах и манящее меня. Но стоило мне проделать полпути, как создание испарилось из виду. Они что, все издеваются надо мной?
– Эй, парень, хочешь сотню? – послышалось вскоре над ухом.
Обернувшись, я заметил парня лет 18-20. Не сказать, что опыта с парнями у меня не было,но больше я предпочитаю девушек. Однако этот был весьма неплох, да и денег у меня не было совсем, что крайне осложняет начало самостоятельной жизни.
Улыбнувшись в ответ и кивнув, я последовал за ним, на сей раз держа сам его за руку. Как и ожидалось, он завел меня в туалет. Только вот в одну из кабинок толкнул его я, заперев дверцу и усаживаясь у него на коленях. Парень тут же полез ко мне в задние карманы джинс, сжимая ягодицы, а я, усмехнувшись, укусил его за губу, а потом проник языком, подтрунивая танцем языков. Его руки проползли выше, а потом забрались ко мне в джинсы, раздвигая ягодицы. В ответ я укусил его за ухо и повел языком по шее. От него приятно пахло кровью, алкоголем, сигаретами и чем-то еще. Но первый запах перебивал все остальные в разы.
– Эй, полегче, вампиреныш. – услышал я над ухом.
Одной рукой я уже забрался к нему под трусы, сжимая возбужденный орган, другой зачем-то схватил за волосы. Его же руки уже с силой разминали мою задницу, а пальцы толкались внутрь, исследуя стенки и растягивая кольцо мышц. Я нашел у него в кармане презерватив, вскрыл зубами и надел на его член, проведя пару раз с нажимом, а он, продолжая меня растягивать одной рукой, другой завозился с моей ширинкой, то и дело сжимая весь пах и вызывая у меня довольные звуки.
Запах его крови уже сводил меня с ума и я, не удержавшись, прокусил пульсирующую на его шее артерию. Ему пофигу, он пьяный, а я и поем и недотрах сниму, от пары глотков ему не убудет. Неожиданное растягивание невольно заставило сжать зубы сильнее, а его рука в ответ почти болезненно сдавила мой пах, вызвав глухой стон. Его кровь отдавала алкоголем, который он выпил и от того казалась намного вкуснее. Что что-то не так я заметил, когда его голова стукнулась о стенку кабинки, а давление мышц и на моем члене исчезли. Фак! Я его случайно убил!
Рывком убрав с себя его руки, я попытался быстро ретироваться, но этот дохлый сукин сын успел меня перевозбудить, а трупы меня нихрена не привлекали.
– Тебе помочь? – услышал я знакомую усмешку сзади.
Я и не успел развернуться, как Артур в очередной раз сдавил меня, прижав руки к телу и к себе. Проклятье! Мало того, что быть им пойманным, так еще и со стояком, убившим собственную трах-игрушку.
– Пусти! – прошипел я, стараясь смотреть в сторону.
– И не подумаю. – усмехнулся он в ответ.
К собственному ужасу, я ощутил его обледенелую руку на своем возбужденном органе. Я едва успел испугаться, что он мне сейчас там все оторвет, как он двинул ей по всей длине, потом снова. А потом начал вполне ритмично надрачивать мне, временами почти болезненно сжимая. Я сжал зубы, стараясь не издавать не звука, но он сдавил меня, не давая дышать и резко увеличил темп. Мне уже стало казаться, что я сдохну раньше, чем кончу, как он резко ослабил объятия, дав мне вдохнуть и с позорно-громким стоном кончить.
Дождавшись, пока я обмякну в его руках, он просто отпустил меня, дав упасть на пол, и стал мыть руки. Большего позора я в жизни не испытывал, пока приводил себя в порядок на полу. Но все же я заметил кое-что странное – на одежде моего не состоявшегося любовника был порез и на салатовой рубашке было ярко-красное пятно. Что-то мне подсказывало, что это дело рук Артура, как и исчезновение тех девчонок.
– В женском туалете валяются. – как будто в подтверждение моих мыслей усмехнулся вампир.

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал