Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Следующий вечер встретил меня запиской на подушке «приберись дома и никуда не выходи». От подобной наглости я тут же разозлился, скомкал записку и швырнул куда подальше. Не собираясь нигде прибираться, я направился на кухню, где меня ждал новый сюрприз – холодильник с донорской кровью испарился! На его месте стоял еще один шкафчик, как будто и не было никогда. Да он что, издевается надо мной?!
Не собираясь сидеть в четырех стенах и сходить с ума от голода и безделья, я попытался открыть окно, но, к своему удивлению, обнаружил, что оно как-то заперто. Каким образом можно запереть окно снаружи? И краска, покрывавшая стекла не давала увидеть, что снаружи. Подергав все окна в квартире я, к своему удивлению, обнаружил, что они все заперты. Так, спокойно, это просто стекло.
Схватившись за табурет, я со всей силы запустил его в окно. Но когда оно разбилось, в комнату проник свет. Проклятье, солнце! Я вылетел из комнаты, после чего принялся перепугано ощупывать себя на предмет ожогов. Но ничего не было. Подойдя к зеркалу, я в этом убедился. Но тогда, в переулке, я чувствовал опасность от солнечного света и попадающие на одежду лучи жарили. Что же за чертовщина такая? И в сон меня не тянет. Фак! Да что вообще происходит?!
Решив, что если вампиры горят на солнце, то и их кровь должна гореть, я прокусил свою ладонь и сжал простыню. Дождавшись, пока она покраснеет, я быстро кинул ее в освещенную комнату из коридора. Но запаха горения я не ощутил. Немного придвинувшись к двери комнаты, я заметил, что простыня не горит. Как бы страхово мне не было, но нужно было выяснить, что здесь не так и я сунул руку под свет. Я зажмурился и зажал рот другой рукой, готовясь давить собственный крик от горения, но ничего не произошло. Даже тепла не было.
Внимательно осмотрев руку, я не заметил никаких следов. Но как же так? Вновь высунув руку, я медленно вышел на свет. Ничего. Вообще ничего. Свет даже не грел, только глаза слепил. Прикрывая их и подойдя ближе, я обмотал руку простыней и осторожно выбил торчащие осколки, чтобы не порезаться, а потом выглянул. Прямо надо мной светил небольшой прожектор, а я находился в дырке настенного рекламного баннера, который он освещал.
От идиотизма ситуации меня пробрало на смех. Я сел на окно и хохотал от того, что до смерти перепугался света лампочки, боясь сгореть на нем. Вампир, сгоревший при свете лампочки! Фак! Да про меня анекдоты писать надо!
Но как только приступ веселья завершился, до меня стала доходить одна странность. Рассвет длится максимум час, значит, мы с Артуром просыпаемся с этой разницей. Установка подобных же щитов занимает около двух часов и пару-тройку часов на проведение света. Что-то не сходится это. Выглянув наружу, я убедился, что другие окна квартиры скрыты щитом и не похоже, что его повреждали помимо меня. Но как же тогда вышел Артур? Или он не спал в квартире днем? Второе более вероятно, ведь не умеет же он ходить сквозь баннеры! Но где он тогда был? И где он пропадает сейчас?
Сбросив с себя мысли о том, что он нашел себе человека попослушнее и обратил его, найдя мне замену и бросив меня, я пошел проверить входную дверь. Заперто, как и ожидалось. Что за черт?! Фак! И как мне теперь выбираться отсюда? Я же не умею летать или прыгать, как Артур! Хотя… я не пробовал.
В очередной раз выглянув в окно, я убедился, что в нескольких метрах стоит здание пониже. Но ни один нормальный человек до него не допрыгнет. Но я же не человек. Взяв табурет, я подставил его к окну и отошел. Если я хочу до туда допрыгнуть, то мне нужен серьезный разбег и подобие лестницы. При попытке запрыгнуть на окно я вполне мог попросту выпасть с окна и разбиться прямо под ним. То-то Артур посмеется по возвращению над моим неудачным побегом!
Уперевшись спиной в стену, я резко оттолкнулся от нее и рванул к окну, запрыгнув на табуретку, подоконник и выпрыгнув из окна. Меня обдало ветром и ни с чем не сравнимым ощущением свободного полета. Но едва я обрадовался тому, что мне удалось, как траектория стала меняться, а на ум пришло, что очередной полет из окна был еще более тупой идеей, чем полет в мусоровоз. Фак…
Забрыкавшись в воздухе, я попытался дотянуть до дома и зацепиться за что-нибудь, но до стены было слишком далеко. Резкий удар, отдавший адской болью во всем теле, звон стекла, странный свистящий звук, и, кажется, снова яркий свет. Свет мне не привиделся и снова он не жарил. Безумно пахло кровью, но не смотря на разыгравшийся адский голод, я не мог пошевелиться. Вернее, шевелиться было адски больно, но кажется шевелиться я мог.
– Алло, 911? На мою машину упал парень лет 15-16, судя по виду – множественные переломы и просто невероятно много крови! Не знаю… – услышал я чей-то голос и возле лица появилась чья-то рука, поводя немного у рта и носа, а потом пощупав шею, – Дышит. Не знаю, не могу нащупать пульс. Пожалуйста, приезжайте быстрее! – дальше тот же голос продиктовал адрес.
– Не… на… до… – прохрипел я.
– Не шевелись, скорая уже едет! Все будет в порядке! Ты только держись! Господи, ну почему ты прыгнул именно на мою машину?! Тебе что, мало других?! Не мог на другую прыгнуть?! Откуда ты вообще взялся?!
Чей-то голос продолжал браниться, а у меня все похолодело внутри. Я безумно голоден и вокруг пахнет кровью, значит при осмотре врачи найдут клыки! У вампиров есть пульс? Я смогу задержать дыхание так долго, чтобы меня сочли мертвым? Фак! В морге же вскрывают трупы! И где этот Артур, когда он так нужен?! Тоже мне, вечный спаситель! Меня скоро вскроют, а он явно и не собирается приходить!
Так, спокойно, в больницах есть донорская кровь. Если мне поставят капельницу и я смогу таким образом получить кровь, то мне удастся скрыть клыки после утоления голода. К тому же мне вправят кости. Но как мне регенерировать ранения? Артур как-то заживлял мои раны, значит это возможно. И удастся ли мне это сделать до рассвета? Фак! В больницах же окна редко закрывают шторами или опускают жалюзи! Фак! Если меня перемотают и перегипсуют, то я не смогу сбежать! А успокоительное или морфий действуют на вампиров? А что, если меня напичкают препаратами настолько, что я не проснусь даже когда буду гореть на солнце? А если среди медицинских средств есть что-то ядовитое для вампиров?!
Послышался звук сирены и я в приступе паники попытался встать, но что-то резануло внутри и я закашлялся кровью. Дышать стало невозможно тяжело. Вокруг началась суета. Меня перевернули, заставив захрипеть от боли.
– Переломы ребер, обоих рук и ног. Подозрение на перелом позвоночника и серьезное сотрясение головного мозга. Большая кровопотеря. В сознании, состояние болевого шока. Пульс не прощупывается. Капельницу и обезболивающее. Готовьтесь инкубировать и начинать операцию до прибытия в больницу. – затараторил кто-то, осматривая меня.
Меня подняли и положили на что-то. Я почувствовал уколы. Голова уже кружилась от нехватки кислорода, а легкие заливало чем-то. Надо мной снова появился яркий свет, кто-то из врачей что-то говорил мне, но я не слышал. Мне открыли рот и обнаружили клыки, замерев, но какой-то врач прикрикнул и мне сунули пальцы в рот, придавив язык и запихивая в рот какую-то трубку. Я попытался помешать и закрыть рот, пластик проталкивали в самое горло, но резкое режущее ощущение на груди заставило захрипеть от боли. Что-то горячее проникло в мою грудную клетку, а по венам растекалось что-то холодное. Резкое давящее ощущение, взрыв боли и дышать стало легче, хоть трубка в горле и причиняла крайне неприятные, тошнотворные ощущения. Я понял, что задергался и мои конечности стали фиксировать, предварительно правильно складывая. Я снова захрипел от ощущения, как будто кости перетирают в порошок, а в меня снова что-то кололи.
В груди что-то стало сдавливать и мне стало совсем хреново. Вокруг стоял равномерный писк, подогревая общую суматоху. Через трубку рывками поступал воздух, а сдавливания усилились. Я попытался задержать дыхание, но мне это не удалось. К счастью вскоре суматоха стихла и из меня вытащили что-то горячее и стали вытаскивать трубку из горла. Я понял, что меня сочли мертвым и попытался замереть, но как только трубка покинула гордо, как я невольно закашлялся. Вокруг воцарилась тишина, прерываемая звуками сирены и едущей машины. Я понял, что серьезно прокололся и вновь попытался замереть и задержать дыхание. Меня стали осматривать и прослушивать, но я не двигался.
Через некоторое время все сочли это странностью послесмертных рефлексов и стали вынимать из меня иголки. Сирена стихла, а скорая остановилась. Все вышли, осталась только какая-то пара, снимающий с меня все и достающий что-то шуршащее. Вдруг все остановилось и стихло.
– Ты видела? – спросил кто-то.
– Этого быть не может! Доктор Хэмпли же делал прямой массаж сердца!
– Что за чертовщина?!
Жар в груди стал стихать, но по ней провели чем-то горячим. Только сейчас я почувствовал, что с меня сняли всю одежду. Как я слышал, ее разрезают для ускорения реанимации и предотвращения повреждения тела. Но сейчас выходило, что если мне бежать, то сверкать по всей округе голым задом.
– Господи Боже! Он дышит! – взвизгнул женский голос.
Я открыл глаза, пытаясь понять, насколько все печально. Возле них стали щелкать пальцами.
– Эй? Ты нас слышишь? – севшим голосом спросил очкарик, смотря на меня как на какую-то диковинку.
Попытавшись пошевелиться, я подвигал пальцами, после чего кое-как поднял руку к губам и указал жест тишины. Девушка возле него была в состоянии истерики.
– Эй, вы двое! У нас новый вызов, а вы еще не определили тело в морг! – послышалось снаружи.
Двоих в скорой аж на месте подбросило. Я отчетливо видел, что они разрываются от желания сделать со мной что-нибудь этакое, но не хотят это афишировать.
– Вы там что, уснули?! – голос приближался.
Девчонка закрыла меня простыней и я услышал шорохи, а потом звуки открывшейся двери.
– Вы что, совсем страх потеряли?! Проявили бы уважение к пациенту! С работы решили вылететь?! – орал кто-то.
– Н-нет, сэр, доктор Хэмпли, мы сейчас все уберем и определим потерпевшего в морг! – пролепетала девушка.
Мне стало интересно, что там происходит, но я не мог себя выдать, ведь иначе поднялся бы шум и о шансах на побег я мог и не мечтать. Дверь хлопнула и голос стал отдаляться, ворча что-то про распоясавшуюся молодежь. Я не удержался и потянул покрывало вниз, застав тех же двоих, но крайне растрепанных и застегивающихся. До меня тут дошло, что они прикинулись решившими уединиться в скорой и прыснул со смеху.
– Что? – возмутился парень.
– Вы похожи на двух ботаников! Идеальная парочка! – прохохотал я.
– Черта с два! – возмутилась девица.
– И вообще, еще не поздно заявить всем, что ты каким-то чудом выжил и даже сам собой вылечился! – возмутился парень.
– Окей-окей, молчу. – смиренно поднял я руки.
Немного удивившись, я сел и осмотрелся. В руку по-прежнему была воткнута капельница, а на другом конце болтался знакомый пакетик. Но большее удивление у меня вызвало то, что не смотря на слабость и голод, я был цел и невредим. Выходит, что Артур меня вылечил принудительным питанием?
Почувствовав прежний голод, я стянул пакет с капельницы, вытащив катетер и начав пить прямо через трубку пакета, я на какое-то время забыл про своих новых знакомых. Послышался тихий стук и я обернулся – девушка лежала на полу, а парень смотрел на меня, как на инопланетянина.
– О-фи-геть… – в итоге выдавил он из себя, сняв очки, протерев и снова надев.
– Что? – буркнул я.
– Что?! Да ты шутишь?! Тебя, парень, в вампира обратили!
– Да ну? – ехидно хмыкнул я, но мое ехидство явно было принято за удивление.
– Ты в курсе, что пьешь кровь? Какая она на вкус? Ты из-за этого упал с крыши? Из-за того, что тебя покусал другой вампир? Тебе нельзя на солнце! И не прикасайся к серебру и святой воде! А твое сердце не бьется из-за того, что ты вампир? Ты когда-нибудь убивал людей? Сколько тебе лет? Ты давно вампир? Когда ты родился? У тебя есть родители? Или ты родился вампиром? У вас все показатели, как у мертвых? Почему ты дышишь, если сердце не бьется? Вампиризм – это какая-то болезнь? Анализы твоей крови отличаются от человеческой? Если тебе отрезать палец, то он отрастет обратно? – затараторил парень.
Мне казалось, что поток его вопросов не иссякнет, но вот желание отрезать мне что-нибудь эксперимента ради взбесила до глубины души. Сам не зная как, но я подорвался с места, схватив его за халат и волосы, после чего вцепился клыками в шею. Мне повезло и в рот хлынул целый фонтан. Парень попытался закричать, но я отпустил его волосы и сдавил рот, не давая издать ни звука. Вскоре отпустив его безвольную тушку я, к своему крайнему неудовольствию отметил, что не могу воспользоваться его одеждой. Белый халат и голубая пижама были залиты кровью и выдали бы меня. Оглядевшись, я мученически вздохнул и стал раздевать девчонку. Ее форма была мне большевата, но сейчас это все, что я мог себе позволить. Намочив каким-то раствором халат парня, я обтер лицо и руки. В довершение я растрепал волосы и напялил очки парня. Теперь меня никто не должен был узнать, но все равно нужны были душ и нормальная одежда, в этом нельзя было убежать из больницы.
Выглянув наружу, я убедился, что в эту сторону никто не смотрит и выбрался из машины. Если они и правда скоро едут на вызов, то дохлого парня вскоре обнаружат, а его обморочная подружка тут же выпалит всем, кто его убил. Нужно было действовать быстро или где-то затаиться и переждать.
– Эй, ты новенький? – спросил кто-то сзади.
– Д-да… – выдавил я из себя.
– Нам не хватает рук, едешь с нами. – произнес какой-то мужик и потащил меня обратно.
Я уже хотел рвануться и попросту бежать, но он затащил меня в соседнюю скорую и отдал команду ехать. Решив, что это какой-никакой, но шанс на побег, я притих. Но через некоторое время я почувствовал запах крови и мы остановились. Двери распахнулись и я, не разбирая дороги, побежал из машины скорой. Меня кто-то окрикивал, но мне было плевать, я бежал переулками, привлекая внимание безумным видом и белым халатом. Остановившись в одном из переулков передохнуть, я подумал о том, что стаскивание одежды с жертв намного лучше, чем кража в супермаркете. Но вот про подходящий размер придется забыть и обходиться тем, что будет.
Но сейчас не до этого. Я чувствовал усталость и хотелось спать, значит скоро рассвет. Вся эта чушь со скорой заняла целую ночь. В квартиру Артура мне никак не вернуться, значит нужно искать другое место. Какой-нибудь подвал, в который не проникает солнечный свет. Фак! И где мне это найти?!
Понимая, что времени мало, я побежал вдоль переулков, не направляясь никуда конкретно, но ища хоть какой-нибудь подвал. Усталость и сон накатывали все с большей силой, я чувствовал, что еще немного и я точно сгорю, но вокруг не было ничего подходящего. На выходе из очередного переулка дорогу мне преградили первые лучи света, загнав в тупик. На глаза попался канализационный люк и я сиганул туда, выбив его и быстро спускаясь. Вся одежда уже покраснела от пота, выдавая меня, но я продолжал убегать. Спустившись, я оказался по колено в сточных водах и канализационной вони. Чудом сдержав рвотный позыв, я бежал подальше от люков, пока не нашел максимально дальнее место. В очередной раз сдержав рвотный позыв, я сел в воду, откинувшись спиной на решетку и закрывая глаза. Засыпая, я утешал себя только мыслью о том, что даже не смотря на грязь и вонь, я проведу день в безопасности и мне наконец-то удалось сбежать от опеки Артура раз и навсегда.


В следующий раз я проснулся от жуткого запаха. Еще и странное ощущение невесомости, не похожее на привычный гроб. Но попытавшись перевернуться со спины на бок, я чуть не захлебнулся в чем-то отвратительном. Пару раз брыкнувшись в смердящей воде, мне удалось принять более-менее вертикальное положение. Немного позднее пришло осознание, что я вынужденно прыгнул в канализационный люк, чтобы не сгореть на солнце.
Но плавая и пытаясь найти лестницу наверх, я задумался о том, что сейчас ко мне даже бродяга не подойдет. Весь в помоях и канализационных отхода, к тому же в медицинском халате. Нет, нужно определенно научиться искать убежище заранее. Но только что делать сейчас? Как выбраться и найти пропитание?
Через некоторое время я почувствовал выступ и забрался на него. Сточные воды теперь мне доходили только до колена. Побродив немного по воняющему подземному миру, я нашел выход. Закрытый люком, но выход. Забравшись на лестницу, я поднял люк, но от резкой вспышки света снова свалился. Из щели периодически светило и слышался шум машин. Фак. Этот люк не подойдет, если я не хочу, чтобы мне снесли голову, пока буду вылезать.
Не знаю, сколько я бродил по канализации, но меня уже начал одолевать голод, когда я нашел нормальный люк. И мне повезло, в мусорке неподалеку рылся какой-то бездомный. Даже зная, как выгляжу в данный момент, я не смог себя пересилить и укусить воняющую потом и грязью тушу. Вместо этого я решил его убить, но едва я начал подкрадываться к нему, как он заорал «водяной» и сам треснулся о крышки, отключившись.
Все, что я сумел с него стащить – огромные подранные джинсы и футболку. Но не смотря на свой вид, я направился к ближайшей воде, где и прополоскал одежду и попытался отмыться сам. Но запах оказался достаточно стойким и мне пришлось попросту натянуть вещи бомжа, придав себе вид утопленника. В нос бил запах алкоголя, что так и кричало моему голодному разуму «стол накрыт!». Достаточно пьяные даже не будут сопротивляться. Вот и тип, пытающийся распевать песни на скамейке, не удивился моему виду. А я просто сел к нему на колени и обнял за шею, чувствуя, как он обнимает меня за талию и догоняется из бутылки. Немного проведя губами, я почувствовал биение артерии и укусил. Пьяница захохотал, не понимая, что происходит, а я стал быстро пить, боясь, что меня заметят.
– Ребят, у вас все в порядке? – спросил кто-то сзади.
Раньше, чем я успел понять, кровь дала в голову адреналином, и незнакомый парень уже лежал со свернутой шеей. Но, немного отойдя от шока, я понял, что мне выпал настоящий джек-пот. Убитый парень был немногим больше меня. Натянув его вещи, я убедился, что они мне не сильно великоваты, зато почти чистые и не рваные. Теперь я походил на обычного подростка. Нужно было только найти вписку раньше, чем встанет солнце. На ум не пришло ничего лучше, чем искать небольшие клубы. Чем дешевле заведение, тем меньше в нем правил, это я уяснил давно. В таких можно сбежать от предков, покурить травку, поразвлечься и найти себе временное жилье. Ну а после того, как надоешь сожителю или он надоест тебе – все начинается сначала. Но сейчас мне нужно искать вписку, на которой не будет солнечного света.
Взгляд упал на небольшую вывеску в подвал. Возле двери стоял всего один человек. Порывшись по карманам джинс, я нашел пару купюр, которые сунул охраннику на входе. Как и ожидалось, меня пропустили. Дело оставалось за малым – найти себе кого-нибудь. Но нет способа лучше, чем быть центром внимания. Тогда тебя все хотят и есть достаточный выбор.
Быстро пробившись в центр толпы, я стал качаться, прыгать и вертеться под музыку, танцуя то с одним, то с другим, то с третьей. Треки менялись, мне было весело. Но почему-то возникало ощущение, что чего-то не хватает. Через пару часов меня уже звали к себе около десятка подростков, но я каким-то образом знал, что они хотят просто перепихнуться в туалете несколько раз и кого-нибудь взять домой, пока с утра предки не вернутся. Ни у кого не было намерений взять меня поразвлечься хотя бы на пару дней. Было обидно. Ровно настолько, что я вскоре присоединился к туалетным травокурщикам. Курил и курил травку, но эффекта не было. Никакого, кроме злости на окружающих, каждому из которых от меня нужен был только секс в кабинке. Я никому не был нужен. Я был один против толпы. Я злился и злился, пока в глазах вдруг не потемнело.
Пришел в себя я в том же туалете, в полной темноте. Немного прищурившись, я едва не грохнулся на месте. На полу лежала пара тел, а все стены были исписаны ничем иным, как кровью. «Один», «Совсем один», «Никому не нужный», «Проклятые людишки», «Ненавижу вас!», «Чтоб вы все сдохли!» и прочие надписи украшали стены.
Тихо впадая в панику, я выбежал из туалета и осел на пол. Весь клуб был усеян трупами и теми же надписями, что и в туалете. Даже охранник висел на дискотечном шаре. Все напоминало какой-то кошмарный сон. Те, с кем я танцевал и веселился, были развешаны или распяты на всех поверхностях, кроме пола, который устилали тела тех, кого я не удостоил внимания. И я не чувствовал привычного голода. Совсем.
Начал отходить и пытаться думать я не скоро. Вернее, мне показалось, что я целую вечность сидел там, но не мог пошевелиться. Подчерк в надписях был мой, я писал так же, когда баловался с баллончиками с краской или просто краской что-то писал на стенах. И не на всех укусы были на нужных местах. Некоторые были укушены в изгиб шеи, но плоть была надорвана так, что они все равно истекли кровью. А некоторые, судя по куче крови вокруг рта, оказались с настолько перегрызенным горлом, что собственная кровь их задушила. Или утопила, или как там еще это называется.
Силой заставив себя встать, я начал быстро обшаривать карманы каждого и засовывать найденные в карманах или барсетках деньги в свой карман джинс. Руки безумно тряслись, а ноги подкашивались, что отнюдь не ускоряло процесс. Вытаскивая деньги у какого-то малолетнего байкера, я стащил с него черную куртку, чтобы скрыть кровь на своей футболке. С цветом джинс мне повезло, они и так почернели. Я старался зациклиться на деньгах, которые дадут мне немного пожить где-нибудь и придумать, что делать дальше. Так же я старался найти на телах что-нибудь, что мне понравится. Это немного отвлекало от того, что мне мерещилось. А мне, насмотревшемуся ужастиков, то и дело мерещилось, что я в зомби-апокалипсисе и в любой момент вся эта толпа может восстать и разорвать меня на части. Но нет худа без добра – я стал снимать еще и драгоценности и прочую бижутерию, решив, что когда деньги закончатся, я смогу продать что-то из этого и прожить еще немного.
Краем уха я услышал какой-то звук, заставивший меня замереть на месте. То ли скрип, то ли капанье. А может быть, это просто канализация, вентиляция или еще какой-то бытовой звук. Просидев неподвижно пару минут и ничего не услышав, я продолжил обворовывать трупы, стараясь двигаться как можно тише и быстрее.
Я уже подходил к концу, остались только тела на стенах, которые не надо переворачивать, но окруженные моими надписями из собственной крови. Нет, я, конечно, вампир, но то, чем я сейчас занимаюсь, пугает меня до чертиков. Каким бы жизненно необходимым я это не считал.
Один из охранников был прибит лицом к стене и мне пришлось проталкивать руки под его тушку, чтобы облазить все карманы. Но все получилось и он так и остался на стене. Однако стоило мне обернуться, как снова раздался тот странный звук и я снова замер на месте. Меня по спине что-то стукнуло, заставив едва ли не обделаться от страха. Я упал на пол и меня придавило телом мужика, которое я быстро скинул с себя и вскочил. Но тела в разных концах помещения начали медленно спадать со своих мест.
Практически перестав дышать от ужаса и страха того, что призраки пришли со мной поквитаться, я помчался к выходу, спотыкаясь, падая, вскакивая, и снова бежать. Ситуация уже не напоминала морг или кошмар. Это напоминало бег не на жизнь, а на смерть. Ну, вернее, я надеялся, что на улице еще глухая ночь. Едва добравшись до двери, я врезался в нее. Я видел щель снизу, но верхняя часть явно застряла. В приступе паники я стал со всей силы кидаться на дверь, боясь обернуться назад, пока она меня не выпустила и не дала себя запереть с пары пинков.
Уже в который раз за ночь я был готов поклясться, что у меня сердце выпрыгнет из груди. Хотя у вампиров оно, вроде бы, вообще биться не должно. Немного придя в себя в переулке, я обтер лицо и шею рукавами и вышел на улицу. На мое счастье на ней были люди. Много живых людей. Это заставило немного успокоиться и убедить себя в том, что я не остался один на один против мира, переполненного зомби. Хотя кого я обманываю? Артур бы наверняка выжил. Выжил бы, ходил бы за мной и издевался бы. Это вполне в его стиле. Но я сбежал от него. На сей раз удачно. Уже который день, а я жив-здоров. Нервишки, правда, шалят… Но это не смертельно. Не настолько смертельно. Вампиры же не могут умереть от сердечного приступа?..
Первая зеркальная витрина и я буквально проверил это. На меня оттуда взглянул какой-то седой безумец в мешковатой одежде и чем-то противном и грязном на одежде и волосах. Куртке повезло больше всего – черный цвет прекрасно скрыл разорванную шею своего предыдущего владельца. Ну, я хотя бы понял шизу Артура на черную одежду.
Купив черный комплект на ближайшей барахолке, я снял себе номер в дешевом отеле, выбрав без окон. Не хватало мне еще, чтобы уборщица, если додумается зайти, распахнула шторы и сожгла меня заживо во сне. На мое счастье, в номере была маленькая душевая, куда я и залез, скинув с себя одежду.
Отмываясь от грязи, я никак не мог решить для себя, хорошей ли идеей \был побег от Артура? С одной стороны он пытался меня контролировать и издевался, как мог. Но с другой, едва я от него сбежал, как убил такую кучу народа. Да я просто серийный маньяк какой-то. Но какой смысл думать об Артуре, если тот ни разу за все это время не появился? Где мне его искать? Я не хочу больше убивать такие толпы людей! Почему он до сих пор не остановил меня? Не спас из скорой? Не вытащил из клуба раньше, чем я там всех перебил? Неужели это его игра, в которой он наблюдает за мной и смеется над моими неудачами?
– Пошел ты к черту! – прошипел я, от злости стукнув кулаком по стене и разбив пару плиток, – Я не вернусь, даже не надейся! Я выжил и без твоей помощи, опекун ты хренов! Ты мне не нужен! – не удержавшись, проорал я последнее.
Но, как я и ожидал, ответа не последовало.


Пару ночей я безвылазно сидел в снятом номере. Потом голод стал одолевать и я понял, что мне нужно питаться. Пришлось выбраться и бродить по неблагополучным районам в поисках жертвы. Мне повезло и я буквально услышал чье-то биение. Как голодный зверь пойдя на звук, я обнаружил спящего в коробках бездомного. От него нестерпимо воняло, но голод одолел и я быстро напрыгнул на него и укусил.
Кровь оказалась невероятно мерзкой на вкус, к тому же я снова перекусил ненужные места и грязное тело, пару раз дернувшись, затихло. Немного утолив голод, я оставил его в покое. Но через пару кварталов вкус меня доконал и меня вывернуло наизнанку.
Я снова был голоден и слаб. Но никого помимо выпитого не было видно. Вытеревшись и пройдя несколько кварталов, я осел на углу, пытаясь начать соображать. Как Артур доставал донорскую кровь? Ее же не могли просто продавать на рынке? Хотя животную там наверняка раздобыть можно, но врят ли от нее будет толк.
Нужно было что-то делать и мне пришлось встать. Где-то в этих местах должно быть что-то ночное. Хоть что-то…
– Сколько? – послышалось сбоку.
Я невольно вздрогнул и обернулся. Возле меня стояла тонированная машина, с приоткрытым стеклом, а внутри курил какой-то мужик. Я огляделся, но вопрос явно был ко мне.
– Да, ты. Сколько? – повторил сидящий.
– Что «сколько»? – не понял я.
– Какая у тебя расценка? Ты же на работу идешь?
Я уже было хотел спросить, не рехнулся ли тип, как услышал неподалеку неразборчивые голоса. До меня вдруг дошло, чего от меня хотят и это было неплохой идеей.
– Сто баксов. Скидка первому клиенту. – наугад выдал я, стараясь вспомнить хоть какую-то информацию о мире проституции.
– Дорого. Отсосешь за десять баксов?
Моя бровь невольно взлетела вверх. Но потом я постарался взять себя в руки. За минет будет просто минет, у меня даже не будет шанса его укусить. Нужно как-то заставить его впустить меня в свою машину.
– Двадцать пять и перепихнемся в машине по-быстрому. – предложил я.
– Идет. – ответил мужчина и передо мной открылась пассажирская дверь.
Я сел, захлопнув ее за собой, и с облегчением пронаблюдал закрытие окна и блокировку дверей. Водитель отодвинул сиденье и похлопал себя по коленям. Я забрался на него, для виду завозившись с его ширинкой, а сам провел губами по его губам, поддавшись поцелую, но быстро прекратив его и двинувшись ниже. Я старался не выдать себя, но едва почувствовал губами артерию, как изо всех сил вцепился клыками, тут же зажимая мужику рот. От него донеслось громкое мычание и попытки бить меня или отодрать от себя. Но меня сейчас волновало только то, что его теплая кровь текла по моим губам. Это было лучше, чем с бомжом, сытнее, так сказать. Дерганья жертвы заставляли кровь течь быстрее. Я и сам не понял, когда жертва перестала дергаться, но отпустил только когда перестал ощущать сердцебиение и движение крови по венам.
Подвох в этом был лишь один. Мы были в переулке проституток, самые ленивые или невостребованные из которых пристально следили за машиной. Я был сыт, но был в ловушке. Если они заметят неладное, то могут сделать все, что угодно. А если я не успею убить их всех, то они подадут на меня в полицию. В тюрьме есть решетчатые окна и с первым же рассветом я сгорю заживо. Хотя, может так я увижу Артура? Он же не бросит меня умирать? И вообще, я своим самосожжением могу выдать существование вампиров.
Идея пришла на ум неожиданно. Уронив свою и водительскую сиденья, я кое-как перетащил труп на заднее сиденье, а сам занял место водителя. До педалей я не доставал, поэтому пришлось искать рычаг и придвигаться ближе. На мое счастье, ключи были в замке зажигания и в машине были всего две педали. Заведя мотор, я попытался переключить передачу, но меня постигла неудача. Подергав кнопки и рычаги, я включил дворники, магнитолу, аварийки, брызговики, фары, едва не опустил стекла или не открыл дверь. От педали газа машина взревела, но рычаг двинулся только от педали тормоза и кнопки на переключении передач.
Резко отпустив газ, я вписался задом в баки, машина заглохла и загорелась куча датчиков. Я запаниковал и задергал ключ, снаружи началось движение. Кое-как заведя двигатель, я попробовал другую передачу и вывернул руль в сторону, чтобы не врезаться снова. Немного медленнее отпустив тормоз, я все равно резко рванул в сторону, а через пару секунд машина все равно заглохла. В очередной раз заведя ее, я попробовал понажимать педаль газа и дергано выехал из переулка.
Стремясь убраться как можно быстрее, я давил педаль газа и вертел рулем так быстро, как только мог. Но я не учел одного. Я не умею водить, тем более в городе. Яркий свет сквозь тонировку, визг тормозов и удар, заставивший меня резко покинуть место водителя и вылететь через лобовое стекло, пробив его. Проехавшись немного по асфальту, я попытался понять, что произошло.
Машина, в которую я сел, наполовину влетела под грузовик. Труп, к моему счастью, тоже. И по нему нельзя было точно сказать, от чего он умер. Его просто размазало по решетке радиатора. Из грузовика вылетел водитель, стал куда-то звонить, заметив меня, подбежал.
– Эй, парень, ты в порядке? Ты был за рулем? – стал задавать он вопросы.
– Пожалуйста, дайте мне уйти. Я просто проститутка. Он захотел, чтобы я его вез. Я не виноват, я просто отрабатывал деньги. Меня посадят в тюрьму для не совершеннолетних просто за то, что не к тому сел. – затараторил я, поднимаясь и взывая к жалости.
– Успокойся, тебя никуда не посадят. Я расскажу все полиции и тебя вернут родителям.
Испугавшись того, что выяснится, кто я и что с моими родителями, я схватил его за голову и свернул шею раньше, чем успел подумать о последствиях. Вокруг уже останавливались машины зевак и вдалеке слышались сирены. Я был уверен в том, что меня видели. Рядом затормозила машина полиции, едва меня не сбив и ослепив. Я рванулся в сторону, но по моему телу прошелся разряд, сбивший с ног.
Я задергался, но мои руки стянуло наручниками и меня протащили в полицейскую машину. Я полусознательно слышал снова завывшую сирену и ощутил движение машины. Все кончено, мои самые большие страхи сбылись. Мне осталось жить до ближайшего рассвета. И самым адским испытанием был потрясающий запах крови, возвращающий мне голод.
– Ты собрался сдохнуть так просто, даже не поняв, что за урок тебе преподал Артур? – услышал я усмешку с переднего сиденья.
Возле моего лица приземлились ключи. Собрав все силы, я принял сидячее положение и подобрал ключи, избавившись от наручников. Я мало что понимал. Откуда копы знают Артура? Почему меня избавили от наручников до приезда в участок? Почему один из копов выглядит не старше меня?
– А кто сказал, что мы копы? – хмыкнул тот, что помладше, обернувшись и оскалившись клыками.
– Вы вампиры?! Вы везете меня к Артуру?! Где он?! Почему бросил меня?! – я ринулся вперед, вцепившись руками в решетку.
– Ты был непослушным и Артур решил проверить, можешь ли ты подчиняться. Но ты покинул квартиру, в которой он велел тебе оставаться. Теперь ты должен уяснить урок послушания, иначе не найдешь его никогда. Он попросил проследить за тобой, но вечно прикрывать тебя он не собирается. Мы убили патрульных, чтобы вытащить тебя с места преступления. – ответил мне женский голос с водительского сиденья.
– Их кровью пахнет от вас? – догадался я.
– Их кровью пахнет из багажника. – хмыкнул мой ровесник.
– Как мне найти Артура? Где он? – задал я самый интересующий меня вопрос.
– Если ты еще не понял, то ты не уяснил урок. – ответила женщина.
– Да что за урок, черт возьми?! Я нихрена не понимаю! Какого хрена он бросил меня в одиночестве без пропитания?! Он хотел, чтобы я сдох с голоду, доказывая ему свою верность?! И на кой черт он вас двоих прислал, если бросил меня?! – окончательно разозлился я.
Машина резко затормозила, заставив меня врезаться в решетки. Новообращенный притих, в страхе глядя на женщину. Вампирша вышла из машины и открыла мою дверь. Схватив меня за горло, она разом вытащила меня из машины, подвесив над землей.
– Знаешь, неудивительно, что Артур решил от тебя избавиться. Ты совсем не умеешь слушать старших или подчиняться им. Знаешь, он старше всех ныне живущих вампиров и к его мнению прислушиваются все. Лично я бы тебя прибила за подобную наглость, но он решил тебя пощадить. Однако урок уважения старших я тебе все-таки преподам. – прошипела она.
Резкий рывок и она отпустила меня, отправив в полет. Сильный удар по голове моментально вверг меня в темноту, не дав и шанса на сопротивление. Одно я узнал точно – чем старше я буду, тем сильнее стану.


Пришел в себя я только следующей ночью, в своей снятой каморке. Судя по всему, меня не бросили на улице. Хотя по отсутствию звуков вокруг, я был один. Эта странная парочка вампиров сначала искалечила меня, а потом отвезла домой. Хотя Артур приказал им выручить меня, так что они могли настолько его бояться, что сохранили мне жизнь. Кстати, вполне рабочая версия. Та вампирша же сказала, что Артур самый сильный из ныне живущих. Может поэтому мне не удалось его тогда укусить?
На ум тут же пошли пошлые мысли на тему того, что если бы я добился от него секса, то он мог бы во мне и дырку пробить. Интересно, я бы после такого восстановился бы? Или ходил бы с двумя пробками для входного и выходного отверстий? Хотя от пуль, вроде бы, восстановился. Во всяком случае, когда чертов вампир был рядом.
И тут меня осенило. Я могу его найти! Мы вампиры не из сказок и отражаемся в зеркалах и видеокамерах! Нужно было найти хакера, который мог бы по описанию составить фоторобот и найти его со спутника! Блин, да я даже могу переспать с этим неудачником, если придется! Чертов вампир слишком старый, чтобы принимать в учет современные технологии! Я застану его в врасплох!
Но воодушевиться идеей было одно дело, а действовать – совсем другое. Я взял все свои украденные у жертв деньги и вышел из убежища. Я был немного голоден, но поиски очередной жертвы могли напрасно потратить мое время. К тому же я мог понадкусывать непригодных задротов…
Ближайшее интернет-кафе оказалось в нескольких кварталах. Я пришел без бука и выглядел, как с похорон, так что ко мне было приковано много взглядов. Ничего не оставалось, как просто обратить на себя еще больше внимания, сев на барную стойку и закинуть ногу на ногу, огласив на все кафе:
– Мне нужен лучший хакер, разбирающийся в поиске через спутник. В обмен на поиски одного человека предлагаю тайны, о которых даже ФБР и АНБ не в курсе.
– Слезь со стойки! Мы здесь хакеров не держим! – возмутился бармен, пытаясь меня столкнуть.
Схватив его за руку, я выдернул его из-за стойки и поднял за горло над полом.
– Не мешай мне, а то узнаешь, что за оружие было придумано против властей! – как можно более угрожающе прорычал я.
Отшвырнув его через весь зал, я добился нужного эффекта. Кто-то с воплями рванул к двери, кто-то вжимался в стенки, выискивая глазами укрытие, ну а кто-то человек смотрела на меня с любопытством. Ну давай, Артур, хочешь меня остановить? Если нет, то я сам найду тебя и заставлю объясниться!
После начала массового побега я услышал звон тревожной кнопки. Вот уж чего я точно не ожидал, так это прибытия копов. Пришлось двинуть к выходу, вместе с задротами. По-моему, они даже забыли, от кого убегают. Хотя кто-то и умудрился сунуть мне в руку записку.
Выбежав вслед за всеми, я подчинился стадному направлению, но скрылся в переулках при звуках сирен полицейских машин. Со стороны кафе неслось много шума, готов поклясться, что даже слышал про нападение банды латиносов и их разборки в кафе с афроамериканцами. Что только люди не придумают в приступе паники. Но мне это было только на руку. Если в кафе нет камер, то меня никто не признает виновным. Все слишком запутаны в показаниях.
Развернув сунутый клочок бумаги, я, к своему удивлению, обнаружил адрес. Решив не испытывать судьбу, я направился в указанное место, которое, судя по всему, находилось в другом конце города. По пути я даже сумел приглушить голод парой бездомных. Потом решил не рисковать и взять такси. Все же озарение пришло ко мне достаточно поздно и до рассвета мне оставалось не больше четырех часов. Один из которых я потратил на поездку.
К моему удивлению мы приехали в студенческий городок. Здание в его центре, комната одна из верхних. Постучав, я увидел перед собой одного из тех заинтересованных и полную комнату компов. Только вот по единственному обращенному к двери компу шла он-лайн игра. Задроты.
– Тебе какую-то штуку вкололи? Ты знаешь формулу того, что тебе ввели? – затараторил открывший парень.
– Задроты меня не интересуют. Забудьте, что меня вообще видели. – буркнул я, направившись к выходу.
– Как насчет поиска по номеру сотового? Или одному из адресов проживания? Если тебе известны имя и фамилия, то мы найдем его в два счета! – крикнул он мне вслед, выбежав из комнаты.
– Ты готов поставить свою жизнь на это? Если ты ошибешься, то я прибью вас всех. – пригрозил я, остановившись.
– Мы найдем его, дай нам несколько часов!
– У вас один час.
Я слышал, как парень невольно сглотнул, но вернулся в комнату. Задротами были всего двое, еще четверо печатали непонятные мне наборы букв и цифр. Ну а открывший начал расспрашивать меня на тему разыскиваемого. Я рассказал все, что знал, высокий, на вид 25, черноволос и черноглаз, зовут Артур.
Парень запустил какой-то поисковик, выводящий фотографии всех подходящих в городе, но я потребовал мировой поиск. Фотографий стало намного больше. Я просто сидел и наблюдал за ничуть не похожими на вампира лицами. Прикола ради я потребовал у другого найти себя по фамилии, имени и возрасту. Как то ни забавно, я числился пропавшим без вести в тот день, когда отрывался с друзьями. Выходило, что их система работала, но мне нужно было найти не себя, а вампира. Немного подумав, я попросил их взломать видеозаписи всех камер торгового центра в день ограбления. Как и ожидалось, Артур наблюдал за моим побегом от полиции с одного из этажей. Теперь у нас было его лицо.
Как выяснили хакеры, он сделал себе документы на имя Артур Кинг, 25 лет, место рождения Лондон. Забавно, из учета моих знаний о том, что ему совсем не 25 лет.
– А что он такого сделал? – поинтересовался хакер, имя которого я не счел нужным запоминать.
– Он меня создал. Я хочу с ним встретиться и задать несколько вопросов. – кратко отделался я, частично сообщив правду.
– Фигасе, выходит, что в свои 25 он придумал какую-то сыворотку силы и вколол ее тебе?
– Продолжишь задавать вопросы и твой час истечет быстрее, чем ты думаешь.
Угроза подействовала и он запустил поиск, найдя все про Артура, начиная с банковской карты и заканчивая водительскими правами. Последнее меня рассмешило, ведь ему ничего не нужно было покупать, да и машиной при мне ему не зачем было пользоваться.
– Нашел! Позавчера он пользовался кредиткой для заказа частного самолета в Оксфорд! – хакер захлопал в ладоши.
– То есть он там?
– Есть совпадения прошлой ночью на уличных камерах. Если он не умеет испаряться за одну ночь, то он еще там.
– Он умеет.
Хакер как мог строил из себя делового и всевышнего, а я подумал о том, что если мне и хватит награбленного, то только на билет туда. В случае ошибки, на обратный денег уже не будет. К тому же, как мне долететь до туда всего за одну ночь? Или делать пересадки? А что, если к моему приезду он смоется? Может подождать его здесь? А если он решил остаться там на совсем?
Хакер вывел изображение с видеокамеры и меня буквально охватил гнев. На экране возле Артура шел мальчишка, мой ровесник. Я бы предположил, что это просто совпадение, если бы парень не был бы одет во все черное и не следовал бы по пятам за Артуром.
– Ну держись, тварь, я до тебя доберусь! – прошипел я в монитор.
Кажется, от злости я начал меняться, но мне было плевать. Я собирался добраться до сукина сына и свернуть шею ему и его игрушке. И не важно, сколько мне для этого придется убить народу или какое расстояние мне придется преодолеть. Убью! Обоих! Порву на части! Собственными руками!


Самолет пришлось исключить. Я мог сожрать кучу народа в салоне. Судовые перевозки тоже. Решение нашлось неожиданно просто. Один из задротов, решив убедиться в моих обещаниях, решил перевезти меня по воздуху в гробу. По всем документам я его ближайший родственник. Но, черт возьми, за то, что меня заперли в ящике без крови на неизвестно, сколько времени, я их точно придушу!
Я чувствовал, как меня перекидывают, перекладывают, какой-то шум. Старался не шевелиться, а лучше – заснуть. Но даже запертый в гробу я не мог не чувствовать запах живых. Не мог не слышать их сердцебиений. Возможно, долгое пребывание в темноте этому способствовало. Я все-таки заснул, когда все утихло. Видимо, рассвет.
Когда просыпался, гроб был открыт. Тело парня, который меня перевозил, лежало рядом. Изломанное и изуродованное, судя по всему, у меня сработал какой-то рефлекс, когда я спал, а крышка гроба поднялась. Ну, во всяком случае, теперь мне нет необходимости его убивать. Но нужно найти в его вещах нарытую информацию или какую-нибудь местную карту.
На мое счастье, задохлик успел пометить все, что мне было нужно. А вызвав такси, я чудом сдержался, чтобы не сожрать таксиста, но все же попросил его остановиться у парка «справить нужду». Его брезгливые взгляды были лучше, чем поездка к ближайшим правоохранительным органам. А она мне сулила, если бы кто-нибудь заметил, что я опустошил тушку пьяного вонючего бомжа, от которого едва сам не блеванул. Но черная одежда в очередной раз мне послужила хорошую службу, скрыв возможные пятна крови из-за моей неаккуратности.
По нужному адресу, как я и ожидал, был исторический особняк и частная территория за железным забором. Отдав таксисту все, что сэкономил, я стал думать, как туда проникнуть. Но долго подумать мне не удалось – подъехала машина и ворота сами собой открылись. Мне ничего не оставалось, кроме как прошмыгнуть вслед за ней и спрятаться в тени.
Я ожидал, что в любой момент вылетит стая сторожевых собак или охрана с дубинками, но сколько я не стоял – вокруг была тишина. За исключением разве что того, что приехала вторая машина, так же припарковавшись возле здания. Но если в первой я сумел заметить только двоих в обычной одежде, то из второй вылез странный тип в балахоне.
Все же немного подождав, я направился к дому. Один из типов первой машины, с длинными золотистыми волосами, курил на крыльце. Он не походил на тусовку из того аукционного зала, которую я видел. Что он тогда тут забыл? Он похож на обычного человека, который каким-то образом попал в компанию к вампирам. И где та маленькая сволочь, которая бегала за Артуром? Где та моя сволочная замена?
Подобравшись, наверное, на расстояние чуть ближе пяти метров, и стоя прямо за машинами, я услышал смешок. интересно, над чем эта златовласка смеется? Сотового в его руках я явно не увидел. Да и вибрацию я бы услышал, если бы он был на беззвучном. Особенности вампирского слуха.
Я снова чуть выглянул из-за машины, но блондина на крыльце уже не было. Видимо, ушел к остальным. Интересно, сколько их тут? Смогу ли я спрятаться в толпе и выяснить, что за муха дернула Артура?
– Ты его любишь? – услышал я за спиной, невольно вывалившись из-за своего укрытия.
Блондин каким-то чудом оказался прямо за моей спиной. Коротко хохотнув над тем, как меня распластало у машины, он протянул мне руку, которую я проигнорировал, оперевшись о багажник машины и самостоятельно поднявшись.
– Че уставился?! – буркнул я, задолбашись от изучающего взгляда странного типа.
Чем больше я находился в странной компании, тем больше мне хотелось ворваться внутрь и вытрясти все из Артура, каким бы фантастическим явлением это не казалось. Какого дьявола он вообще меня бросил одного?! То прибирался за мной, продохнуть не давал, а то просто бросил и забыл.
– Он не забыл. Внутрь нельзя, у них встреча с кем-то из глав. – ответил на мои мысли блондин.
– У всех вампиров что ли фишка, в чужие головы лезть?! – взвился я.
– А ты их хоть иногда пробовал скрывать? Или проходя мимо открытой книги, ты сможешь в нее не заглянуть?
Я попытался скрыть мысли. Ну, вернее, подумал о кирпичной стене, как советуют в фильмах. Но на ум все же пришло, что блондин больше похож на самодовольного индюка, чем на друга, которым он пытается казаться.
– Я Алекс. И мы действительно не враги. – он протянул мне руку, как будто снова пытаясь дотронуться.
Я подавил в себе рефлекс знакомства, развернувшись и направившись в дом. Рука блондина схватила меня за предплечье, создав то же ощущение каменной хватки, что и у Артура. А вторая на автомате схватила вторую за запястье, предугадав мои первые же возникшие мысли.
– Боже, теперь я понимаю, почему для обращения раньше выбирали более поздний возраст. – с сожалением сказал он.
– Хочешь сказать, что ты помесь старпера, шлюхи и малолетки? Ты стоишь здесь, значит внутрь тебя не пустили, но ты все-таки старый. А то, что ты приехал с кем-то из них наводит на мысли о том, что ты их местная подстилка. – съязвил я, пытаясь вывернуться.
То, что я зря пытался довести того, кто явно старше меня, я понял не сразу. Успел заметить только сдвинувшиеся брови блондина и острую боль в голове. И, кажется, асфальт…
***
– И что теперь с этим делать? – спросил кто-то.
– Ну прости, я же не виноват, в том что он вывел меня из себя. Ну не под рассчитал силу, с кем не бывает. – отвечал блондин.
– Но кровь ему зачем было свою давать? – злился тот же голос.
– А чью еще? Вы трое обсуждали что-то. И просили вас не беспокоить.
– Джереми, Алекс, давайте успокоимся и дождемся, пока Артур проснется. Все-таки это его вампир и ему решать, что с ним делать. – ответил третий.
– Вы хоть понимаете, чем это грозит нам всем? Вы двое – уже нечто выходящее за рамки. А если будет еще и третий, еще и такой легкомысленный ребенок – то тут и до войны недалеко! – ответил первый.
– Тогда давай я просто не подрассчитаю силу еще разок-другой и избавимся от проблем раз и навсегда. – парировал блондин.
– Ты хоть понимаешь, о чем говоришь? Тебе и близко не подобраться ни к одному из них. – отвечал ему первый.
– Да что это за типы-то такие? Джей, почему только я тут не в курсе, о чем идет речь?! – блондин уже явно злился.
Послышались шаги, потом еще одни, злобный шепот первого «проклятье», потом все стихло. Голова по-прежнему гудела, но меня больше волновало тепло на щеке. Я открыл глаза, потирая их и щурясь от солнечного света. Солнечного… света?!?!?!
Сам не зная, каким образом, я пулей слетел с дивана, на котором лежал и спрятался под ним же. У меня в гудящей голове образовалось сразу великое множество вопросов, основной из которых – почему я не сгорел на солнце.
– Попытаешься сбежать – на куски порву, даже не задумавшись. – услышал я голос первого, невольно стукнувшись головой об дно дивана.
Медленно выбравшись с теневой стороны, я осторожно поднес пальцы к свету, убедившись в очередной раз, что почему-то не сгораю на солнце. Только потом я смог заметить, что напротив меня в кресле сидит тот самый тип в балахоне. Вернее, теперь он был без балахона. Чем-то похожий на Артура, тоже черноволосый, черноглазый и т.д. Только у сидящего в кресле типа волосы были подстрижены в духе современного подростка, а не забраны назад. Но черты лица чем-то напоминали Артуровы, хоть убейте.
– Мы дальние родственники. Только он старше меня на четыреста лет. – ответил сидящий, налив себе из графина красной жидкости.
Заметив, что я дернул носом от запаха крови, он наполнил и второй бокал. Я привстал, взяв его, но потом вернулся обратно на диван, отсев подальше. Чего от него ждать, я не знал. Он сказал только то, что убьет меня, если попытаюсь сбежать.
– Где Артур? – озвучил я вертящийся на языке вопрос.
– Сейчас ранний вечер. Спит, как и остальные его вампиры-подручные.
– Почему я не сплю? И почему я не сгораю на солнце?
– Потому что Алессандро имел глупость дать тебе своей крови.
Я не понял почти ничего, что явно отобразилось на моем лице, заставив этого, Джереми, или как там его, разжевывать мне все, с явным раздражением:
– У нас с Алессандро и Джеем есть одно общее сходство – мы не подвластны солнечному свету, серебру или святой воде. Так же, в качестве наказания за возможность ходить среди бела дня, мы не можем обращать себе подобных. Ты же умудрился выпить крови Алессандро, который случайно проделал тобой дырку в асфальте, и теперь обладаешь этим даром-проклятьем. А теперь мы будем ждать, пока проснется Артур и решит, будет ли он держать тебя на коротком поводке или мы от тебя избавимся. Одно могу посоветовать точно – наслаждайся, пока можешь, ведь скорее всего проживешь ты до заката. – сообщил он, усмехнувшись.
Я только и мог, что залпом выпить стакан с кровью и отойти к окну. Чувствовать солнечный свет на коже с новыми, более острыми ощущениями, было невероятно. Но что-то мне подсказывало, что Джереми прав и решение вечером будет явно не в мою пользу. Он же бросил меня один раз, что мешает ему попросту избавиться от меня раз и навсегда?
Из окна было видно крыльцо и парковку. Этот блондин стоял, облокотившись спиной об одну из машин и целовался с брюнетом, который явно не так давно присутствовал в этой комнате. Я невольно отвернулся от окна от этого зрелища. Все, и руки блондина, вплетающие пальцы в волосы брюнета, и руки брюнета, прижимавшие к себе блондина, наводили на меня тоску. Эти двое явно были вместе давно и любили друг друга. У меня же никогда не было такого. Нет, умирать я явно буду далеко не девственником во всех смыслах, но и скучать по мне явно никто не будет.
Мне почему-то представилось, что это могли быть мы с Артуром. Если бы он не пытался быть холодной сволочью, я, возможно, не пытался бы сбежать. Но и что я к нему испытывал? Любовь? Нет, только злобу за то, что бросил меня одного. И злость от того, что явно предпочел мне другого, такого же возраста и похожего внешне.
А самым обидным сейчас было то, что Джереми сидит, читает мои мысли, и самодовольно ухмыляется. Он явно знает больше моего и от его ухмылки, расползающейся все сильнее, когда я пытаюсь представить нас с Артуром вместо двоих внизу, становится до слез обидно.
В итоге я поймал себя на мысли о том, чтобы не дожидаться пробуждения Артура на закате, а попытаться спровоцировать странного вампира на свое убийство.


Я уже успел задремать на диване, пригревшись на солнце, как почувствовал что-то и резко проснулся, сев прямо. За окнами было темно, а в доме создавалось ощущение, что проснулось нечто. В комнате по-прежнему находились только я и странный Джереми.
– Они просыпаются. Можешь начинать молиться за свою жизнь. – усмехнулся он.
Я невольно резко встал и направился к источнику звука, но Джереми, спокойно сидевший до этого в кресле, вдруг появился прямо передо мной, преградив путь к двери. Я едва успел заметить какой-то фокус с его стороны, но выпускать из комнаты он меня явно не собирался. Напротив, при всех моих попытках обойти его, он наступал, заставляя меня пятиться, пока я не сел обратно на диван, со страхом глядя снизу вверх на вампира, от которого можно было ожидать, чего угодно.
– Что здесь происходит? – услышал я знакомый голос из-за спины вампира.
Резко рванувшись, я все равно был пойманным Джереми. Ледяной хваткой он сдавил мой локоть, заставив кости захрустеть. И чего я добивался? Стоящий в пороге Артур не проявил никаких эмоций. Что я хэотел сделать? Врезать ему? Спрятаться за ним и надеяться на защиту? Да ему явно было на меня плевать! Он едва ли удивился, увидев меня. Зато Джереми, резко дернув рукой, швырнул меня обратно так, что даже диван отодвинулся на несколько сантиметров.
– Твое отребье попробовало крови Алессандро. Твоя прямая обязанность с ним разобраться. – сухо сообщил Джереми.
– Виктор, встреть наших гостей. – холодно попросил Артур, задумчиво глядя на меня.
Сначала не поняв, о чем идет речь, я заметил за его спиной того самого пацана с видео. Злость сама по себе вскипела в душе. И, судя по лицам вампиров, они вовсю лазили в моей голове. Но это меня вдруг перестало интересовать. Я почувствовал что-то. Готов поклясться, я почувствовал приближение кого-то. Услышал через закрытые окна звуки машин и мотоциклов. Готов поклясться, что даже мог сосредоточиться и пересчитать всех прибывших вампиров. Я чувствовал, некоторые едва ли уступали в силе Артуру. Что тут, черт возьми, происходит?!
– В тебе теперь течет кровь одиночки. Ты никогда не сможешь создать себе спутника, но сможешь ходить при свете дня. – пояснил Артур.
– Теперь он стал угрозой нашему хрупкому миру. Твоя прямая обязанность с ним разабраться. – отрезал Джереми.
– Сейчас нам не до этого. Запри его в клетке, потом решим, что с ним делать. – ответил Артур.
Преодолев комнату, он подошел к бару и налил себе красной жидкости из графина. В нос тут же ударил запах крови, пробудив голод. Но Джереми уже схватил меня ледяной хваткой и, не смотря на мое сопротивление, потащил куда-то вниз.
– Ты не можешь так со мной поступить! Я ни в чем не виновпт! – заорал я.
Джереми дернул рукой и я невольно заорал, послушно поплетшись впереди, чтобы не причинять больше боли в сломанной его хваткой руке. На пути, кажется, я видел шокированного блондина, которого удержал его спутник. Других вампиров, уважительно склоняющих головы перед ведущим меня вампиром, но с ноткой удивления глядя на меня.
Я оказался заперт в каком-то длинном подвале, больше напоминавшем катакомбы. Вампир просто захлопнул решетку и ушел, оставив меня ощущать себя идиотом. Я перестал чувствовать, что происходит наверху. Я знал, что там, наверное, сотня вампиров, не меньше. Возможно, даже, намного больше. Но меня волновала даже не причина их сбора или то, что я видел нескольких из них раньше, на аукционе, а что со мной будет. Я ощущал себя полнейшим идиотом, преодолевшим половину мира ради кого-то, кто приказал запереть меня, и, скорее всего, в итоге убьет.
Я принялся метаться в поисках выхода. Дергал решетку, пытаясь сорвать дверь с петель, пытался разбить стены. Я пытался хоть как-то выбраться. Мне даже стало казаться, что стены давят на меня. Хоть вокруг и была полная темнота, но я почему-то видел все, что меня окружало. Каждый камешек в стене, каждый изгиб кованой решетки. Видел другие камеры, пустые. Просунуть голову через решетку оказалось невозможным, так что я только и запомнил, что странный коридор по пути в это место. Но в камере не было ничего, чем можно было бы вскрыть замок. Не было даже лежанок, которые обычно присутствовали в тюремных камерах. Мне только и оставалось, что сжаться в углу и ждать приговора. Голод, который я чувствовал, постепенно перешел в слабость. Отчаяние вызывал и тот факт, что я не слышал, что творилось наверху.возможно, будь у меня хоть какое-то занятие, время пошло бы быстрее. И зачем я вообще сюда приехал? Сидел бы себе, дома, питался бы на улицах, обратил бы себе банду…
Мне стало мерещиться, что я обратил тех задротов и мы вместе терроризировали город. развлекались, как могли. Проверяли все выдумки про способности вампиров, какие вспоминали. Были свободными и ни от кого не зависели. Я возглавлял бы нашу маленькую банду. А Артур бы прибирал за нами… Нет, это бред. Хотя дельная мысль в этом есть – я вполне мог привлечь его внимание, не пересекая такое расстояние. Я мог бы попросту обратить или выпить весь город и он бы обязан был прийти и разобраться с нами.
Только сейчас до меня дошло то, о чем я раньше ни разу не задумывался: полиция. Полиция ни разу не помешала, не считая моего разгрома в торговом центре. Я сидел и щелкал каналами, но ни на одном не показали уничтоженный клуб. Неужели у них все настолько схвачено, что даже полиция боится вмешаться?
В ходе долгих раздумий я все больше приходил к выводу о том, что в своей смертной жизни был единственным, кто не знал о существовании вампиров. Весь мир как будто мирился с тем, что происходят кровопролития, но ничего не делал, чтобы это прекратить.
Временами я впадал в полудрему, временами гадал, что же происходит наверху. Мне стало казаться, что мое наказание состоит в том, что я вечно буду сидеть один в этом сыром подвале.
– Очнись! Эй! У нас мало времени! – услышал я чей-то голос.
Сколько времени прошло, я не знал. Только почувствовал, как кто-то хлопает меня по лицу и поливает водой. Когда вода попала в рот и нос, я невольно закашлялся и повернулся на бок, отплевываясь.
– Бегом! Нас могут заметить! – сказал знакомый голос.
Меня подхватили под руку и потащили куда-то. Я почувствовал запах крови, и голод снова проснулся. Сам не зная, что творю, я сбил своего спасителя с ног и вцепился клыками в горло, чувствуя, как пульсирует кровь. Спустя время я стал понимать, что шея, в которую я вцепился, слишком жесткая для человеческой. Немного утолив свой голод, я отпустил жертву, обнаружив побледневшего блондина.
– Закончил? Теперь выбираемся отсюда! – прошипел он, потирая шею, на которой быстро затягивались следы от моих клыков.

Продолжение следует...

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал