20:14 

Ангел в кругу демонов (часть 1)

Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Автор: Tonio Treski
Фандом: ориджинал
Категория: слэш
Рэйтинг: NC-17
Жанр: слеш
Описание:
Что будет с демонами, если им удастся истребить ангелов? Будут жить долго и счастливо на небесах? Нет, они, как бунтующий класс, привыкли к вечной борьбе за власть. И в качестве подарка одному из победитеоей достался ключ от башни с несколько неожиданным сюрпризом...


Как все это произошло? По легенде все мы когда-то были братьями. До тех пор, пока Люцифиэль не понял все и не поднял восстание. Но тогда мы пали и были изгнаны с небес, которые сейчас снова наши. Но вот чего мы добились? Мы боролись за небеса, которые будут заполнены кровью и трупами ангелов, которых покинул их Создатель?
Я был глуп, ведя войско демонов в борьбе за власть. Все осталось по-прежнему. Только теперь людей не кому защищать. Белокрылые глупцы до последнего верили в того, кто их покинул. В этом и вся разница между нами. Мы боролись за себя, а они попросту складывали голову за свою веру. Их Создателя давно уже нет в живых, иначе он бы не допустил убийства сотен тысяч своих детей.
– Сегофер, вы идете? – услышал я за спиной.
– Позже. Нужно убедиться, что никто не выжил.
– Мы можем заняться этим.
– Нет. Отдыхайте. Я знаю, что не всем так легко далось пол века сражений. Здесь я закончу сам.
– Но…
– Возвращайтесь. – я повысил голос.
В глазах демона мелькнул испуг, но он понял, что я хочу побыть один. Дождавшись, пока моя армия скроется с глаз, я неспешно двинулся по павшим небесам. Я не понимал, насколько нужно быть глупым, чтобы биться до последнего вздоха за свою веру. Многие ангелы, лишившись меча, кидались на наши, прикрывая тех, кто шел за ними. Мне самому едва не отрубили голову, когда один ангел кинулся на меч. Лезвие пробило его тело по самую рукоять, но он вцепился в мою руку, не давая вытащить меч, и держал до самой смерти, делая меч в руках бесполезным и вынуждая отступать. Но это был урок и в другой раз я не попался на подобную уловку, которая могла стоить мне жизни.
Что они столь отчаянно защищали? Несуществующего создателя? Небеса? Они не эгоисты, в отличии от нас, так что сами себя они не могли защищать. Если бы им до смерти хотелось жить – они бы просто сдались и ждали момента для восстания и своего Люцифера.
Под ногами кто-то пошевелился.
– Создатель… – донесся до меня хрип.
Вытащив меч, я занес его над умирающим ангелом.
– Он мертв. И вы умирали впустую. – холодно произнес я и проткнул ему сердце.
Небольшая вспышка света, отдающая выбросом остатков светлой энергии из тела, и все тут же рассеялось, повествуя о смерти последнего глупца. Но я ошибся. Несколько искр света не испарились. Их уносило куда-то, выдавая, что кто-то еще жив. Сложив меч в ножны, я явил крылья за спиной и полетел следом. Если бы я добил последнего, то его энергия перешла бы ко мне, но она почувствовала выжившего и стремилась к нему. Но сколько я не преследовал ее, мы пролетали только окровавленные тела. Над одной грудой тел искры замерли и устремились туда. Я приземлился рядом, начав откидывать мертвых ангелов и пытаясь понять, кто из них жив.
Почувствовав жизнь под рукой, я сжал ее и, к собственному удивлению, вытащил из груды тел ребенка. Волосы и ресницы закрытых глаз светились, выцветая и давая понять, что это действительно последний ангел. Совсем еще ребенок, но я чувствовал, что в нем скрыта вся сила ангелов, о которой он сам наверняка не догадывается. У него еще даже крылья не прорезались, совсем ребенок. Ран на его залитом ангельской кровью теле не обнаружил, значит, его попросту завалило телами и не заметили.
Я отпустил его, дав упасть на тела ангелов, и вытащил меч. Угроза мне была не нужна, а ему уже наверняка успели внушить веру в их Создателя. Он открыл белеющие глаза, а я замахнулся, собираясь покончить со всем, но остановился. Он не собирался ни защищаться, ни атаковать, ни молить о пощаде. Я собирался его убить, но страха в его глазах я не видел. Мне даже показалось, что он не понимает, что вообще происходит.
– Сегофер? – услышал я позади.
– Я закончил. Уходим. – отозвался я.
Сам не зная, зачем, я забрал того ребенка, но разумно рассудив, что последнему ангелу некого будет поднимать на восстание против меня. Однако и слабину мне нельзя было показывать, поэтому я скрыл его в одной из башен своего замка всевозможными барьерами. Если бы кто-то узнал, что я сохранил ребенку ангелов жизнь, то мои же демоны подняли против меня восстание, и началась бы новая война, на сей раз истребившая и демонов.
Годы шли, мальчик рос в одиночестве. Он не знал или не говорил своего имени, и я назвал его Унаэлем от «Уна», что означало одинокий. Как бы смешно ни было, он стал отзываться на него. Но со временем рос не только он сам. Росла и сила погибших ангелов внутри него, но он явно не собирался ее использовать. Она помогала ему, хоть он и не знал. Я не всегда мог принести ему еды или воды и иногда он не один месяц мог просидеть без того и другого. Он впадал в сон и спал до тех пор, пока я к нему не прикасался. Неприятным мне оказался только тот факт, что он как будто чувствовал мое настроение. От него ничего не могло укрыться. И его смирение со своей судьбой и полная покорность делали меня морально не то садистом, не то мазохистом.
– Сегофор, что тебя беспокоит? – спокойно произнес он, едва я зашел.
– Ты сидишь здесь уже почти 14 лет. Тебе никогда не хотелось выйти наружу?
– Если ты не выводишь меня наружу, значит на то есть причина. Но тебя беспокоит не это.
– Верно. Но это мои личные дела. Почему ты не являешь крылья? Если ты не научишься этому, то не сможешь сбежать при необходимости.
– Мне не хочется убегать.
– Ты даже не пытаешься.
– Твои подданные бунтуют?
Я не нашелся, что ответить. Я понял, что он смог почувствовать недовольство даже отсюда. Меня всегда поражал этот ангел, который, даже обладая серьезной скрытой силой, не пытался ничего предпринять. Он как будто просто плыл по течению, не проявляя собственной воли, но чувствуя все. Вот такое вот утешение старого демона вроде меня в ангельском обличии.
Я сел в кресло и задумался, оперевшись локтем на подлокотник и подперев голову кулаком. Он отложил книгу, встал с дивана и подошел ко мне. Положив руку мне на голову и едва заметно вздрогнув, он обнял меня. Не смотря на его внешнее спокойствие, я видел, что что-то внутри него противится. Вполне возможно, ангельское начало бунтует против контакта с демоном. Возможно поэтому он и не расправляет крыльев, боится ощутить еще больший дискомфорт и перестать со мной общаться. За все эти годы мне кажется, что он нашел во мне приемного отца.
– Уходи. – к собственному удивлению слышу я и поднимаю голову.
По его лицу, как обычно, нельзя ничего понять, но он явно пытается донести до меня что-то серьезное. Высвободившись из его объятий, я встал и направился к выходу.
– Как хочешь. – безразлично отвечаю я.
– Уходи на землю. – на сей раз его голос заставляет меня обернуться.
– Не могу.
– Ты все еще хочешь править теми, кто восстает против тебя?
– Найдутся и те, кто поддержат меня. Я большую часть жизни провел защищая свое положение, мне не привыкать.
– На этот раз если ты не уйдешь, то тебя убьют.
– Это смешно. Тогда все стены рухнут. Даже демонам нужен тот, кто будет вести их. И ты не сможешь сбежать не замеченным. Ты по-прежнему не хочешь расправить крылья.
– Я не могу. Мне это неприятно. И со мной все будет нормально, ведь ключ только у тебя.
– И сколько ты сможешь спать? Если стены рухнут, то от ключа не будет никакого толку. Тебя просто растерзает толпа.
– Со мной все будет в порядке. Они хотят убить тебя. Про мое существование никто не догадывается. Уходи.
Я вышел из комнаты, магически заперев дверь и барьер ключом, после чего вновь повесил его на шею. Как бы хорош он не был в ощущении чужих эмоций, он не знает, сколько раз я уже защищал свои права на трон и не только после войны. Задолго до войны и рождения Унаэля я веками прекрасно отстаивал свои права на лидерство. Возможно, с его появлением я немного расслабился, но теперь, зная про угрозу, я подавлю бунт в основании.


С воинственным кличем, я поднял голову Сегофора над толпой демонов, впитывая остатки силы из его мертвого тела.
– Сегофор пал! Я, Виктор, ваш новый правитель и властитель преисподней и небес! – прокричал я в толпу.
Толпа взорвалась победным криком и овациями, а противники, боясь казни, склонились предо мной. Старый демон пал от моей руки и им ничего не оставалось, как пытаться спасти свои шкуры преклонением перед новым правителем. Но я не собирался быть щедрым на подобные подарки сегодня. Отпустив голову и перехватив меч в руке, я спустился и поднял подбородок ближайшего демона, немного ранее боровшегося против моих единомышленников.
– Ты с чем-то не согласен? – поинтересовался я.
– Что вы. Вы будете правителем намного лучше Сегофора и смените не один… – залепетал демон, пытаясь спасти свою шкуру.
Одним движением я вогнал меч ему в ребра, пронзив сердце и прекратив поток лжи. Все вокруг затихло, а я снес голову следующему лгуну. Один из глупых демонов кинулся на меня с мечом, но я разрубил его надвое, не дав им воспользоваться. Несколько демонов попытались сбежать, пока я был занят расправой с другими.
– Убить! – приказал я и мой приказ был тут же выполнен.
Кто бы что не говорил, а власть начинала мне нравиться. И, не собираясь ее никому отдавать, я расправился со всеми, кто мог попытаться мне воспротивиться. Несколько дней ушло на то, чтобы меня стали бояться достаточно, чтобы не пытаться претендовать на трон. Короновав самого себя, я стал устанавливать новые порядки, отменяя все законы Сегофора, особенно по защите популяции людей.
– Сир, мы кое-что нашли.
В зал ввели какого-то мелкого демона. У него из сжатого кулака торчала цепочка.
– Отдай. – приказал я и он, боясь за свою жизнь, встал на колени и протянул мне ключ.
– Он стащил его у тела Сегофора и всем хвастался, что этот ключ открывает неизвестность. – сообщил мне один из демонов, с силой дав воришке подзатыльник.
– Что за глупость. Любой ключ покажет, что открывает, если его как следует об этом попросить. – издал смешок я и применил простейшее заклинание.
Но ожидаемого эффекта не произошло. Не произошло вообще ничего, ключ не поддался.
– Рассказывай все, что знаешь! – приказал я.
– Сегофор иногда исчезал куда-то и никто не мог его найти. И этот ключ с собой постоянно таскал, не давая никому в руки. Я слышал, он его на великой войне нашел, у ангелов отбил. И ходят слухи, что открывает он гробницу Создателя, в которого верили ангелы. – пролепетал демон.
– Гробницу создателя? – я не мог сдержать смеха.
– Что делать с воришкой, сир?
– Убить. Чтобы другим неповадно было нести чепуху.
Но ключ я все же убрал в карман, заинтересовавшись его необычностью и неподчинением магии.
***
Не один день ушел у меня на обыск замка. Я прекрасно знал, что Сегофор не покидал его с тех пор, как великая война закончилось. А это значило, что ключ открывает что-то в замке. Дверь, за которой то, что он не хотел никому показывать. Я все гадал, что же там может быть. Источник его силы? Книги с настолько серьезной магией, что он никому не показывал? Сделки с людскими правителями, дающими власть над всей землей и родом человеческим? Ну не так просто же он оберегал этот мусор, людишек?
Наконец найдя дверь, к которой подходил ключ, я повернул его, дрожа от предвкушения еще большей власти. Но внутри ощущалось что-то опасное, давая нехорошее предчувствие. Рывком открыв дверь, я выхватил меч, готовясь защищаться от могучего существа. Но внутри никого не было. Стол, стул, кресло, кровать и шкаф с книгами. Окон не было. Подумав, что дело в книгах, я убрал меч и направился к книжному шкафу. Но едва я переступил порог, как отчетливо услышал чье-то тихое дыхание. Сделав шаг обратно за порог, я вновь обнаружил тишину, но едва ступив в помещение, я чувствовал чье-то присутствие. Вновь достав меч и обойдя всю комнату, я никого не обнаружил.
Решив, что комната является каким-то порталом или чем-то подобным, я обвел кончикам меча все стены, но слышал только звук металла о каменные стены и помимо каменного узора меч нигде не зацепился и не пропал. Решив, что дело все же в книгах, я подошел к шкафу и стал изучать их. Вот тут я точно убедился в том, что Сегофор был просто старым безумным демоном, который так и просился на то, чтобы его свергли. В шкафу стояли всевозможные религиозные книги, мифы, история, романы и все из человеческого мира. Создавалось впечатление, что он сидел и изучал людей по их книгам, но вот зачем? Что творилось у него в голове под старость лет? Еще и коробочка с магическими кольцами лежит на тумбочке. Он что, колдовал над ними, начитавшись людских книжек? Судя по всему, в нескольких его и похоронили.
Поняв, что сам буду похож на безумца, если меня кто-нибудь увидит, я закрыл дверь на ключ. Вот тут-то меня и ждал сюрприз. Я почувствовал что-то действительно могущественное в помещении. Ангела! Но как же так?! Мы же их всех перебили на великой войне! Всех до единого! Это просто какое-то безумие, ощущать ангела в пустой комнате!
Тут я заметил свешивающуюся со стоящего ко входу спинкой кресла прядь белоснежных волос. Держа меч наготове, я медленно обошел кресло. В кресле спал парень. По человеческим меркам лет 17-18 на вид. Белоснежные волосы рассыпались по плечам и плащу, в который он был одет. Плавные черты лица, белоснежные брови и даже ресницы, невероятно худой. Судя по всему, он крепко спал. На его коленях покоилась открытая книга. На указательном и безымянном пальцах правой руки, а так же на среднем и большом левой были демонические кольца. Такие обычно надевают, чтобы скрыться в человеческом мире. Но зачем они ангелу, сидящему в одиночестве?
Приподняв его подбородок кончиком меча, я понял, что спит он до странности крепко. Такое чувство, что на нем магический сон, восстанавливающий силы, но с демоническими кольцами он никак не вяжется. Держа меч наготове, я пощелкал пальцами перед самым лицом и ухом ангела, но никакой реакции не последовало.
– Эй, ты? – наугад окликнул его я.
Никакой реакции. Убрав меч в ножны, я стал с интересом разглядывать ангела, думая, а не держал ли его Сегофор, как личную игрушку. Парень был красив, хоть и ангел. Но вот сила, которой от него так и веяло, явно не покорилась бы старику. Хотя если ангел все время находится в таком состоянии, то демон мог делать с ним все, что ему заблагорассудится. А чем я хуже? Если я отобрал у него корону и все, что принадлежало ему, теперь мое, то и этот ангел – моя собственность.
Но стоило мне только взять его за подбородок, как его глаза открылись. Радужная оболочка тоже была серебристо-белой, обрамленной черным краем. Но от одного только касания я ощутил, что в нем скрыта просто огромная сила, заперта глубоко внутри тела. Я приставил меч к его шее, решив плюнуть на развлечение и перестраховаться. Но в его глазах страха я не увидел, он смотрел на меня абсолютно спокойно.
– Что, даже не кинешься на меня, не попытаешься убежать или молить о пощаде? Или до тебя не доходит, что ты сейчас умрешь? – усмехнулся я, сжимая спинку кресла над его головой и поднимая кончиком меча подбородок.
– Зачем мне это? Ты боишься меня и поэтому хочешь убить. Не думаю, что мои слова тебя хоть как-то остановят. – абсолютно спокойно ответил он.
У меня все внутри перевернулось, и я чудом изменил направление удара, пробив насквозь спинку кресла у самой его шеи. Но самым шокирующим для меня было то, что он даже не дернулся и не опустил подбородка. Более того, он никак не пытался препятствовать моим действиям, любое из которых могло стоить ему жизни. И вообще, какого черта с ним творится?! Никакого чувства самосохранения, но что-то странное, как будто он читает мои мысли.
– Что тебя так удивляет? – спокойно поинтересовался он, как будто подтверждая мои мысли.
Не зная, что предпринять, я с размаху влепил ему оплеуху, сбив с кресла и вытащив из спинки меч. Если это придаст ему чувства самосохранения, и он кинется на меня, то я буду готов. Что бы он не попытался предпринять, я убью его раньше.
Но он сидел на том месте, куда я его скинул и держался за отбитую щеку. На лице у него при этом было написано такое удивление и непонимание, как будто я первый, кто его ударил в жизни. Резко рванувшись, я пнул его в солнечное сплетение, заставив упасть на спину и закашляться, схватившись другой рукой за место удара. Не похоже было, что он собирается атаковать, защищаться или убегать. Я не мог понять, что такое с ним не так. Не может же быть такого, чтобы у него действительно настолько отсутствовало чувство самосохранения?! Да у меня в голове не сходится, что он, обладая огромной силой, не пользуется ей вообще. Но если бы он читал мои мысли и знал бы, что я хочу его убить, то наверняка бы воспользовался своей силой! Что тогда? Как он угадывает? Читает эмоции?
– Сегофор мертв. Я отрубил ему голову. – усмехнулся я, держа меч наготове и пытаясь его провоцировать.
– Теперь ты пришел убить меня? Ты живешь убийством других? – его ответ буквально завел меня в тупик.
– Да.
– Тогда твоя жизнь бессмысленна. В конце концов ты уничтожишь сам себя.
– С чего бы это вдруг?
– А что тебе еще останется делать, когда ты убьешь всех людей и демонов?
– Тебя это так волнует или это твое предсмертное желание?
– Ты не убьешь меня.
– Ты так в этом уверен, что готов рискнуть своей жизнью? Почему же я не убью тебя?
– Тебе слишком интересно и ты меня почему-то панически боишься.
Последнее меня взбесило. Не столько его знание, сколько такое наглое заявление. Чтобы новый король демонов боялся ангела, который даже не собирается себя защищать?!
Кинувшись на него, я сдавил шею, не давая дышать, но он слишком медленно задыхался и я стал бить его головой о каменный пол, пока он не потерял сознание. У меня в этот момент просто невероятно чесались руки убить его, но сбить с него это бесконечное спокойствие мне казалось куда более интересным. Сделать настолько больно, чтобы он рыдал у моих ног и молил убить его.


Последующие несколько дней, наплевав на пиры, и доверив казни своему заместителю, я перерывал старую библиотеку Сегофора. Входить кому-либо я запретил под страхом смерти, решив, что если меня застанут за изучением ангелов, которые считаются истребленными, то сочтут безумцем и попытаются свергнуть. Я даже нашел дневники Сегофора, который неоднократно захватывал ангелов в плен и пытал до великой войны. Но найти дневники после нее или какие-нибудь упоминания об ангеле в башне мне не удалось. Но зато удалось обнаружить способ причинить худшую боль ангелу, которую вообще возможно представить. Изнасилование. Ангелы, которых Сегофор отдавал на растление демонам, умирали от отравления. Так же любой контакт с более сильным существом причинял им боль. И кровь демонов, насильно залитая в горло нескольким ангелам, отравляла их и отправляла на тот свет в агонии. Так же мне удалось наткнуться на ответ на вопрос, почему за пару месяцев после смерти Сегофора ангел не умер от голода. Как выяснил старый демон, голод убивал только слабейших демонов. Сильных же от длительных голода и жажды погружало в глубокий сон, при котором расходовались их силы, но тела сохранялись в целости и невредимости.
Я захлопнул книгу и стал подсчитывать. Я четыре месяца на троне и около двух месяцев назад был в башне. Тогда он не поднимался сам, вполне возможно, не мог, не смотря на ту силу, которую я в нем ощущал. Выходит, что сейчас его силы на исходе и как только они иссякнут, он умрет. Но если он в это время будет спать, то это будет совсем не так уж и забавно. Мне хотелось увидеть страх в его глазах, услышать крики от боли.
Чудом дождавшись ночи и убедившись, что за мной никто не следует, я пробрался в башню и запер дверь. Ангела я обнаружил на том же месте, на котором оставил. Он снова спал. На белоснежных волосах и каменном полу вокруг головы засохла кровь. Но даже не смотря на это он был безумно красив, что облегчало мою задачу.
Резко схватив за предплечье, я рывком поднял его на ноги. Мое касание снова разбудило его, но спокойствия во взгляде не изменило. И убытка сил я практически не ощутил. Я швырнул его на кровать и навис, ухмыляясь, но он не собирался сопротивляться.
– Что я чувствую, ангел? – усмехнулся я, поднимая его голову за подбородок.
– Страх, гнев, жажду убийства, жестокость и что-то еще. – все так же спокойно ответил он.
– Что?
– Я не знаю. Сегофор никогда не приходил ко мне с подобными эмоциями.
Я не удержался от смеха. Выходит, Сегофор хранил последнего ангела, обладающего невероятной силой и заключенного в столь красивое тело, но никогда не пытался воспользоваться им по назначению? А может старик растил его, как сына?
– Теперь ты испытываешь еще и удивление. – спокойно пояснил ангел.
– То, с чем старик к тебе не заходил, зовется похотью. – усмехнулся я.
– Почему ты испытываешь похоть?
– Потому что собираюсь тебя изнасиловать.
– Зачем?
От подобного вопроса я расхохотался. Было такое ощущение, что я разговариваю с неопытным ребенком. Ангел явно понимал смысл моих слов, но его спокойствие и полнейшее нежелание сопротивляться просто выводили меня из себя. Я разорвал на нем всю одежду, скинув ее на пол, но он никак не попытался мне помешать, создавая впечатление, что он не из мира сего и все, что я делаю, просто пустяки и не имеют к нему никакого отношения. Но я собирался доказать ему обратное.
– Похоть в тебе подогревается гневом и жестокостью, затмевая разум. – спокойно констатировал факт ангел, пока я возился с собственной одеждой.
Издав смешок, я наслюнявил руку и провел по собственному возбужденному органу, а потом, наслюнявив пальцы, провел рукой между его ног, ягодиц и резко ввел внутрь два пальца, наслаждаясь коктейлем на его лице. На нем помимо спокойствия сначала отразилось непонимание, а потом боль и он рефлекторно схватил меня за руку, выгнувшись. Мои пальцы тем временем сдавило горячее, тесное тело, доказывающее, что Сегофор его явно не использовал.
Это буквально сносило крышу, заставив несколько раз рывками вогнать в тело ангела пальцы, наблюдая за его сжатыми зубами и гримасой боли. Вынув пальцы, я широко раздвинул его ноги и приподнял за поясницу, прижавшись головкой своего возбужденного члена к плохо растянутым мышцам. Мой резкий толчок долгожданно сопроводился его криком боли. Мне удалось сломать его маску спокойствия. Пара последующих толчков, пока я проникал в его тело до упора, так же сопровождались криками. Из его глаз потекли слезы, подтверждая мою победу. Какую бы силу я в нем не ощущал, едва почувствовав боль сильнее пощечины, которой не ощущал ни разу в жизни, он сдался и сломался.
Теперь он рыдал, кричал и стонал от боли, упираясь ладонями в мою грудь и пытаясь меня остановить. Но он не знал, что это только подогревает мой пыл, заставляя двигаться быстрее и с большей силой. Хотя, вполне возможно, и знал, но не знал, как меня остановить. А я только наращивал обороты, чувствуя, как меня сдавливает его тесное тело и наслаждаясь его красивым, заплаканным личиком, полным боли и непонимания того, за что с ним так поступают.
К моменту моего оргазма он уже охрип от криков и обессилел от попыток борьбы и рыданий. Излившись в него на замедляющихся толчках, я вышел, сев в изножии кровати, переводя дыхание и наблюдая за его последующими мучениями. Сначала он замер, пытаясь успокоиться после изнасилования, потом выгнулся, захрипев, и упал на бок. Мне было прекрасно видно, как по его белоснежному телу растекается мой яд, заставляя вены и артерии темнеть. Из глаз снова потекли слезы, а изо рта потекла кровь, придавая хрипу булькающие звуки. Все тело ангела стала бить судорога, я чувствовал, как остатки его силы бунтуют внутри.
Вскоре он замер, отключившись от болевого шока. Поняв, что развлечение закончилось и ангел уже не жилец, я встал и привел себя в порядок. Сказать по правде, я не прочь бы еще поразвлечься с его телом, однако некрофилией я не страдаю. Я обернулся к нему, чтобы полюбоваться красивым, хоть и мертвым телом напоследок, но обнаружил, что он дышит. Не поверив собственным глазам, я подошел ближе и обнаружил, что его вены возвращают свой изначальный цвет. Положив руку на грудь, я прислушался к ощущениям и понял, что не смотря на слабость, сил бороться с демоническим ядом у него хватает. Но в отличии от прошлых раз, в этот от одного моего касания он не пришел в себя.
– Интересно, как долго ты продержишься, – усмехнулся я, но ответа, как и ожидалось, не последовало.
Выходя и запирая башню, я понял, что нашел себе прекрасное развлечение. Во всяком случае, до тех пор, пока он сможет себя исцелять и противиться. А еще, что при следующем посещении я наверняка увижу в его глазах страх в награду за содеянное.
***
Очередные казни тех, кто может попытаться восстать против моего правления заняли почти два месяца. Едва настала спокойная ночь, как я снова поднялся в башню, надеясь вылить злобу на свою новую игрушку. Он, как и ожидалось, лежал на том же месте, где я его бросил. Снова спал. Едва закрыв дверь, я подскочил к нему, хватая за предплечье и рывком усаживая на кровати. Но на сей раз он не проснулся, безвольно повиснув у меня в руках. Более того, силы, которые я в нем раньше ощущал, на сей раз не чувствовались.
Битье по щекам ничего не дало и я попытался понять, каким образом моя игрушка, которая не смотря на свою плачевность пару месяцев назад, ломаться не собиралась, сейчас настолько слаба, что не может прийти в себя. И тут до меня дошло, что прошло пол года со смерти Согофора. За это время я дважды приходил, бил и насиловал его, однако ни разу за это время не додумался покормить!
– Дьявол тебя подери! Так просто ты не сдохнешь, ангел! – прошипел я ему, но ответа не последовало.
Однако я заметил кое-что. На предплечье, за которое я его держал и на щеках, по которым бил, темнели ожоги. Исходя из того, что я прочел, находясь в аду и имея так мало сил, он не может противиться моей силе, разрушающей его одним касанием. Нужно было что-то придумать, иначе искать мне новую игрушку, которая врят ли будет интереснее последнего выжившего ангела, которого так приятно ломать.
Но едва мне удалось раздобыть еды и воды, как возникла новая проблема – как накормить того, кто даже в себя прийти не может? Наколов на вилку и сунув ему в рот кусок мяса, я попытался вызвать глотательный рефлекс, но только обжог ему шею касанием рук. Плеск воды на лицо едва не остановил его дыхание, заставив перевернуть тело на бок и добавить ожогов.
Гнев и бессилие рвали изнутри, грозясь дать мне добить его. Чтобы ослабить эту вероятность, я потянулся за демоническими кольцами и тут меня осенило. Кольца! Одного достаточно, чтобы обычный демон сдох при попытке колдовать! А на пальцах ангела их четыре и он еще против воли восстанавливает себя, еще больше истощая силы!
Едва я снял одно из колец, как понял, почему Сегофор надел их ангелу. Ожоги исчезли, а глаза открылись. Такую силу мог заметить кто угодно, я надеялся только на то, что барьеры на комнате ее не явят наружу. У ангела снова было отсутствующее выражение лица, но надевать кольцо и снова доводить его до предсмертного состояния я не стал. Мне вдруг стало безумно интересно, насколько его можно приручить и усилить. Дав серьезную пощечину, я заставил его обратить на себя внимание и, к собственному удовольствию, заметил в серебряных глазах страх.
– Ешь. – приказал я, указывая на поднос.
К моему удивлению, он подчинился. А я наблюдал, продолжая думать о своем. Он был просто прекрасной проституткой, чем я его и приручил, заставив себя бояться. К тому же из него можно было сделать прекрасное оружие, если я сумею усилить его еще больше. Сегофор был глупцом, если нужно будет, я поселюсь здесь, заставляя его питаться и не расходовать силы сном. А если все получится, то даже если про него узнают, то стоит ему снять кольца и все вокруг преклонятся перед нами.
– О чем я думаю? – спросил я его, с трудом дождавшись, пока он поест.
– Ты тщеславен и горд. – тихо ответил он мне.
– Одевай кольцо обратно. – приказал я.
Он взял кольцо со стола и вернул на палец. Как и ожидалось, давящее ощущение силы исчезло, а ангел упал на кровать, но на сей раз не отключился. Подойдя ближе и положив руку ему на грудь, я не смог не отметить про себя, что он вздрогнул и в глазах снова мелькнул страх, мое касание не оставило ожогов и я, хоть и слабо, но ощущал в нем силу.
– Ты больше не хочешь меня убить. – прошептал он.
– Но теперь ты меня боишься. – усмехнулся я, уходя.


Последующие несколько ежедневных посещений ограничивались только подкидыванием подноса за дверь. В ином случае я мог попросту его прибить. Слишком много недовольных моим правлением оказалось. Всего за месяц я собственноручно подавил три восстания и перебил больше восьми сотен демонов. Но самым неприятным фактом был тот, что кто-то мог посметь сбежать на землю, где укрылся от моего гнева в человеческом облике. Руки так и чесались снять с ангела все кольца и выпустить его в толпу демонов. Зачем? Показать силу, способную их всех уничтожить. Но вот как заставить ангела показательно убить хоть нескольких из них, я не знал. Поэтому бесился еще больше, стараясь не смотреть на него, чтобы ненароком не убить.
Однако как-то раз мне пришлось зайти. Когда открывал дверь, я ощутил, что он стал сильнее. Это могли вскоре заметить остальные и начать задавать вопросы, принуждая меня уничтожать союзников. Ангел уже не спал в мое отсутствие. Зайдя в комнату, я обнаружил его сидящим на кровати с книгой в руках. Он явно обернулся на звук, но до тех пор, пока дверь была открыта, я его не видел. Однако сейчас я с удовольствием любовался страхом в его серебристо-белых глазах. Но сегодня мне было не до забав, как бы прискорбно это ни было.
– Ешь. – вновь приказал я, поставив поднос на стол.
Пристально наблюдая за его неторопливой едой, я чудом сдерживал злость, чтобы не прибить его на месте за медлительность. Едва дав ему закончить, я схватил его за руку и одел очередное кольцо, подмечая про себя, что без него теперь мне дискомфортно прикасаться к нему. Повинуемый любопытством, я дождался, пока он ослабеет и сдавил его руку своей. Как и ожидалось, он поморщился от боли.
– Что ты чувствуешь? – спросил я его.
– Боль. – ответил он.
– Конкретнее!
– Твоя рука… обжигает…
Я отпустил. На его руке остался четкий след моей руки, начавший медленно сходить. Его состояние было таким же в тот день, когда я его нашел. Но теперь на нем пять демонических колец. Выходит, мне удалось сделать его сильнее. Но так же выходит, что он постоянно чувствует дискомфорт в моей компании. Вот, что подразумевается под понятием «ангелы и демоны несовместимы». Но как он тогда так долго терпел Сегофора возле себя?
Я вдуг посмотрел в его глаза. Он почувствовал мое замешательство и немного расслабился. Это разозлило и в его глаза снова появился страх, вызвавший у меня злорадную улыбку. До меня вдруг дошел тот факт, что он изучает меня так же, как я изучаю его и его способности. Схватив его за шею и придавив к кровати, я только убедился в этом. Я видел в его глазах не только страх, но и попытки скрыть его. Что, черт возьми, происходит в его голове?! Он дрожит от страха, но упрямо смотрит мне в глаза, пытаясь не выдать эмоций за маской спокойствия! Он не сломался! Он пытается научиться мной управлять!
От вспыхнувшего во мне гнева он снова испугался. Но мне было наплевать. Он достаточно быстро восстанавливался. Рывком перевернув его на живот, я забрался на кровать и навис над ним. Его заколотила дрожь, показывающая, что он знает, что я снова собрался его изнасиловать и он боится этого.
– Второй раз будет проще. Если сумеешь расслабиться, разумеется. – усмехнулся я, возясь со своей одеждой.
Наслюнявив пальцы, я развел его ягодицы и протолкнул внутрь сразу два, слыша сдавленный звук. Но сегодня я хотел поиздеваться над ним как следует. Не просто изнасиловать, а унизить. Расслабиться он не хотел или не мог, но я и не собирался быть нежным. Придавливая его одной рукой к кровати, я протолкнул пальцы другой глубже, наблюдая за его реакцией. Когда он дернулся и невольно простонал, я понял, что попал в нужную точку и надавил сильнее. Он снова не смог сдержать глухого неровного стона. Я чувствовал, как дрожь и давление мышц усиливается от его осознания, что его тело мне подвластно и он ничего не может с этим сделать. Вытащив пальцы, я рывком поднял его задницу, попутно широко разводя ноги. Наслюнявив ладонь, я пару раз провел по своему возбужденному органу и приставил головку к его сфинктру. Рефлекторная попытка уйти только подогревала мой пыл, указывая на беззащитность жертвы. Схватив за бока, я не дал ему отстраниться, медленно проталкиваясь в него и не обращая никакого внимания на его сопротивления. Меня снова сдавило тисками, заставит ускориться и насадить его на себя до упора. Он боялся меня настолько, что не мог расслабиться и сам того не зная, против воли обслуживал меня лучше любой демонической проститутки.
Я стал двигаться, рывками насаживая его на себя и с наслаждением наблюдая, как он хватается руками за простыню и утыкается лицом в кровать, пытаясь подавить рыдания. Но одного насилия мне сегодня было мало. Замедлившись и склонившись ниже над ангелом, я изменил угол проникновения в его тела и за волосы оттянул голову назад, не давая ему глушить любые звуки в кровати. Возобновив и ускорив темп и силу, я наслаждался его рыдающими стонами и чувствовал, как он сдается. Явно не зная ничего о сексе, он не мог сдерживаться и не знал, как мне удается им управлять, но явно чувствовал мое торжество, смешанное с похотью. Его тело отзывалось на мои проникновения, заставляя его ощущать боль и удовольствие одновременно.
Сам того не заметив, я всерьез разогнался, с силой вбивая ангела в кровать и доводя себя до оргазма. Но сумел сдерживаться и не травить его до тех пор, пока не почувствовал и не услышал, что ангел кончил. Не смотря на боль, он не смог противиться и не сумел сдержаться. Изливаясь в него на замедляющихся толчках, я чувствовал вкус победы в его дрожащем подо мной теле.
Однако на сей раз отпустив и начав приводить себя в порядок, замечательной картины его конвульсий я не увидел. Более того, мне показалось, что яд не успел распространиться по телу перед тем, как начать исчезать, однако ангел все же отключился.
***
На следующие несколько ночей мне пришлось приводить его в чувство, чтобы заставить поесть, однако дневные дела изматывали достаточно, чтобы у меня не оставалось сил над ним измываться. И как только он вновь начал бодрствовать в мое отсутствие, как я снова переставал заходить к нему вовсе, ограничиваясь только забросом подноса с едой и уборкой старого.
Необходимо было выдвигаться в дальние земли, чтобы указать демонам, что я не собираюсь щадить тех, кто пытается распустить обо мне оскорбительные слухи. Но я не знал, сколько это продлится и не окажутся ли мои старания по развитию и приручению ангела напрасными из-за столь долгого отсутствия.
Но выбора не было. Вооружившись и взяв несколько союзников, я расправил крылья и взлетел, направляясь к нужному месту и всматриваясь в реакцию демонов, над которыми мы пролетали. Несколько поселений все было прекрасно. Боясь расправы, демоны скрывались в домах или в ужасе наблюдали за нашим полетом, молясь Дьяволу, чтобы мы летели не по их души. К ночи нам даже удалось найти ночлег.
Однако такое простое предоставление ночлега не могло быть благотворительностью. Зайдя в комнату, я не сразу лег спать, хоть и погасил свет. Ничего не происходило и никто не пытался зайти. Через некоторое время мне даже удалось задремать в кресле. Незадолго до рассвета я услышал тихий скрип лестницы и проснулся, неслышно встав, пройдя за дверь и вытащив меч. Вскоре дверь открылась и кто-то неспешно стал прокрадываться в комнату. Я лениво прислонил меч к шее зашедшего, заставив того замереть.
– Дернешься – убью. Зачем явился? – произнес я.
– Сир, вы уже проснулись? А я завтрак принес.
– Сам сперва попробуй.
Послушался легкий звон столовых приборов по посуде, чавканье. Я убрал меч, дав владельцу ночлежки поставить поднос на стол и зажечь свечу.
– Вашим людям я тоже отнес завтрак, сир. Вы можете поесть перед тем, как двинуться в путь.
– В чем подвох? – я убрал меч и скрестил руки на груди.
– Что вы, сир, никакого подвоха.
– Я не первый день живу. Говори, что ты хочешь от меня за еду и ночлег?
– Ничего, сир. Разве что вы изволите одобрить пару сделок на людские души?
– Одну, не более.
– Спасибо, сир! Я немедленно подготовлю вам все необходимое в дорогу!
Едва за демоном закрылась дверь, как я с облегчением вздохнул. Демоны слишком корыстны, чтобы заниматься благотворительностью. Но не попроси он ничего, я бы решил, что либо не заметил, как он перебил всех моих людей, либо что он решил отравить меня, а сам заранее принял противоядие. Но едва я сел за стол, как ворвался один из моих соратников.
– Виктор, не ешьте!
– Все в порядке, Беор, он потребовал сделки. Все чисто.
– Нет же! Новенький, Игевар, обладает способностью видеть мысли, с которыми в последний раз держали тот или иной предмет.
– Я слушаю. – я отложил вилку с куском мяса.
– Едва он начал есть, как выплюнул кусок, заявив, что там снотворное.
– Что за чушь? Если бы им хотелось убить нас спящими, то они бы убили нас ночью.
– Но сир, многим известно, что вы крайне редко спите достаточно крепко.
– Вели нашим собираться. А трактирщика и всех, кто в доме, убить, чтоб неповадно было. И еще разузнай, насколько Игевар мне верен.
Беор кивнул и покинул комнату. От кипящего внутри меня гнева все вокруг начало трясти. Но я думал о том, сколько еще покушений будет на моем пути и что будет, если Игевар благодаря своей способности случайно узнает о том, что я не собираюсь открывать остальным? Но в то же время мне было безумно интересно узнать, о чем думал Сегофор, когда запирал ангела в башне. И как он вообще допустил, чтобы хоть один ангел выжил? Так ли он ненавидел ангелов, когда голосил об этом не одно столетие до великой войны? Или он хотел оставить двоих и разводить их в качестве рабов, но вот ангел женского пола по какой-то причине сдохла? То, что тот ангел, что в башне, остался единственным, я знал наверняка. Иначе в нем не было бы столько силы, сколько может быть только в последней особи в своем роде.
Около пары веков назад мы истребляли низший класс смешанных существ. Все было бы ничего, да когда остался один – он изменился как внешне, так и внутренне. Мы перебили сотни, но всего один, последний, сумел перебить армию. Такова судьба – последний в своем роде наследует все силы погибших соплеменников. Но как бы смешно ни было, ангел в башне не только не пользовался своими силами, но и ограничивал себя демоническими кольцами, рискуя погибнуть. Это делает его интересным не только как постельную игрушку или тайное оружие. Я не дам ему сдохнуть, пока не смогу понять, что творится в его голове.
Снизу доносились крики и грохот, но мне было наплевать. Я спустился лишь после того, как все стихло. Потерь среди наших не было и я отдал приказ выдвигаться. Времени разорять кого-либо ради припасов не было, да и очередное поселение враждебно настроенных демонов мне не было нужно. Достаточно того, в которое мы держали путь. Вот уж едва с ним закончим, как можно будет не только накормить воинов, но и выспаться, а потом собрать оставшееся добро и отправиться дальше.
Я и не думал в тот момент, что наведение порядков в моих землях займет больше года. Но и нескольких новых союзников мне принесет, которых я смог оставить следить за порядком.


Игевар оказался весьма полезен. К тому же чутье Беора не подвело и он был мне предан. Больше двух сотен демонов пало за прошедший год, но бояться меня ровно настолько, чтобы и не думать об измене, стало намного больше. Не смотря на длительность похода по преисподней и поход на небеса к беженцам, я добился своей цели. Однако по возвращению меня ожидало еще больше работы, хоть и менее кровавой.
В первые несколько часов после возвращения я погрузился в сон. Потом, проснувшись глубокой ночью, решил проведать ангела. Я знал, что он наверняка погрузился в сон и надеялся, что он додумался снять хоть одно из демонических колец. Но все равно не исключал вероятности его глупой обессиленной смерти.
Поднявшись в башню и закрыв за собой дверь, я понял, что что-то не так и обернулся. Мой ангел не только не умер или не лежал на кровати обессиленный, но и бодрствовал. Но странности на этом не закончились. Он был отмыт и одет. Его волосы стали сероватыми, а белые глаза отдавали серо-голубым оттенком. И к тому же на его пальцах я насчитал целых семь колец!
– Какого Дьявола тут происходит?! – прошипел я.
– Успокойся. – спокойно ответил он мне.
Он даже не встал с кресла и не закрыл книги. Не шарахнулся от меня и я не заметил, чтобы он вообще испугался. Это было не дело. Это был бунт против того, чего я добивался! Я кинулся на него, схватив за шею, с силой сжимая и собираясь начать допрос с пристрастием, но замер на месте. Послышался звук открываемой двери, заставивший меня обернуться. Ни у кого не могло быть ключа, иначе я давно знал бы об этом! И когда дверь открылась, я не видел, кто зашел. Предположив, что видимость будет только после закрытия двери, я собирался застать врасплох того, кто рискнул сюда зайти и избавиться от лишнего свидетеля.
Раньше, чем мне удалось отпустить ангела и выхватить меч, он схватил меня за руку, не давая отстранить. Покосившись на него, я понял, что он знает, кто пришел. Наверняка тот же, кто и кормил его, приносил воду и одежду. Но не смотря на то, что он вцепился в одну мою руку, другая была свободна и я выхватил меч.
Дверь закрылась и явила затылок какого-то ребенка с подносом.
– Унаэль, не поверишь, король Виктор вернулся в замок! – радостно огласил он, запирая замок и оборачиваясь.
Лет 10 на вид, совсем еще младенец. Ему же хуже – он абсолютно беззащитен и даже сопротивляться не сможет. Какого Дьявола он смог войти, общался с ангелом и смог войти к нему в большее доверие, чем я?!
– Абимер, беги. – тихо произнес ангел, обеими руками вцепившись в мою и явно не собираясь отпускать.
Ринувшись на демоненка, я не смог сразу отцепить от себя ангела. Послышался звук упавшего подноса и разбитой посуды, а потом щелчки замка и хлопанье двери. Но ангел вцепился в меня с такой силой, что я не успел вовремя прибить демоненка. Какого дьявола он защищает его, если год назад и себя-то защищать не видел необходимости?!
– Какого черта ты творишь?! Он теперь раззвонит на всю округу и тебя убьют, а меня свергнут! – заорал я, снова хватая его за шею и вбивая в стену.
– Успокойся. Ты неадекватен. – прохрипел он, но руки немного ослабил.
– Я неадекватен?! Как он сюда попал?! Какого черта ты с ним общаешься?!
– Он ребенок. И до сих пор никому не говорил.
– И не скажет. Я об этом позабочусь.
– Если тронешь его, я убью тебя.
Я буквально задохнулся от злости. Все мои планы летели к чертям. Теперь мой ангел собирался защищать какого-то дьяволенка, но продолжает безразлично относиться к собственной жизни. Более того, он собирался убить меня за какого-то недоноска!
– Выходит за его жизнь ты добровольно ляжешь под меня? И ни сопротивлений, ни рыданий? – усмехнулся я.
Как я и ожидал, в его глазах мелькнул страх, но потом они закрылись и он убрал руки с моей, сжимающей его шею.
– Моя жизнь в твоих руках. – спокойно произнес он.
Я видел, что ему снова стало страшно. Он старался выглядеть спокойным, но все равно дрожал. А я злился. Злился на то, что не я тот демон, на защиту которого он хочет направить свою силу. Что, черт возьми, творится у него в голове?! И когда он успел перестать меня бояться и привыкнуть к боли?!
– Прекрасно. – усмехнулся я, отпуская его, – Раздевайся и ложись на кровать. Заплатишь мне своим телом за его жизнь.
К еще большему моему гневу, он, хоть и с явным внутренним сопротивлением, подчинился. Медленно раздевшись, он обошел меня и лег на кровать, закрыв глаза и явно смирившись со своей участью. Меня это просто выводило из себя. Ровно настолько, чтобы ему снова как следует досталось от меня. Не сумев остаться равнодушным к его очередной маске спокойствия и прибавившемуся к этому смирению, я ударил его, надеясь сменить выражение лица. Затем еще и еще, удар за ударом заставляя его голову откидываться из стороны в сторону по подушке. То, что он без сознания, я заметил не сразу. Но сумел заставить себя остановиться до того, как пробью ему голову.
Кровь никуда не исчезала, но я видел, как он, хоть и медленно, но исцеляется. Его тело обмякло на кровати, практически лишая меня интереса. Но, быстро разобравшись со своими штанами, я широко раздвинул его ноги и рывком вошел, тут же начав рывками двигаться. Обмякшее тело пропустило меня легче, чем когда ангел перепугано бился, но ему и этой боли от неподготовленности хватило, чтобы вновь прийти в себя. Едва вскрикнув от боли, он вспомнил, что обещал и тут же зажал себе рот рукой, другой спешно стирая слезы и всеми силами пытаясь не издавать ни звука. Однако его тело, сжавшееся от боли, говорило красноречивее любых криков.
Быстро получив то, что хотел, я слез с него и привел себя в порядок, наблюдая. Но привычной картины отравления не было. Ангел не отключился. Он неровно дышал, пытаясь успокоиться, но явно не собирался забавлять меня своими мучениями. Это бесило и не давало должного удовлетворения.
– Ты будешь убивать за меня. – приказал я.
– Я не убийца. – прошептал он.
– Значит твои угрозы убить меня были пустыми.
– Если тронешь Абимера, то я почувствую это и убью тебя, а потом отвечу за содеянное.
– Спешу тебя заверить, что как только он узнал о тебе, он перестал быть жильцом.
Я направился к двери, но меня едва не сбило с ног вспыхнувшей силой. Дышать стало тяжело, а тело буквально сдавливало. Кое-как обернувшись, я увидел, что ангел и сам не может подняться, находясь под ударом собственных сил. Его глаза светились праведным гневом, но он едва мог пошевелиться и практически не дышал, явно не зная, как направить выплеск энергии на меня.
– Сначала научись управлять своими силами, а уже потом угрожай убить кого-то. – со смехом в голосе сказал я.
Через некоторое время он одел снятые два демонических кольца обратно и закашлялся, как будто до этого не мог дышать. Мне было безумно интересно, не одноразовая ли он бомба, но я не мог рисковать собственной жизнью. А он явно усвоил урок и я мог уходить.
– Если я не почувствую Абимера, то сниму все кольца и будь, что будет. – услышал я его хрип перед уходом.
– Ты взорвешься, а мне ничего с этого не будет. – усмехнулся я в ответ и покинул помещение, запирая его внутри.
***
Отдохнув, я первым делом отдал приказ разыскать мне демоненка по имени Абимер. К моему удивлению, он вскоре пришел сам, хоть и сопровождаемый одним из моих подручных демонов.
– Неужели ты не боишься, что я убью тебя? – усмехнулся я, едва нас оставили наедине по моему приказу.
– Унаэль сказал, что нет смысла унижаться за собственную жизнь. – хоть и со страхом в глазах, но вполне уверенно ответил он мне.
– Почему же ты тогда сбежал?
– Унаэль велел,
– Как ты вообще туда попал? Как обошел барьеры и замки?
– Я попросил дверь открыться.
– Как это понимать? Это твоя способность?
– Я не знаю. Я прошу запертые двери открыться и иногда они открываются.
– Почему ты зовешь его Унаэлем? Это его имя?
– Он сказал, что его так звал Сегофор. Собственного имени, с которым родился, он не помнит.
– Что еще он тебе рассказывал? Что он помнит о своем прошлом? Что насчет Сегофора?
– Он помнит только как очнулся в светлом, но мертвом месте возле Сегофора. Он читал мне книги про преисподнюю и небеса. Сегофор заботился о нем до вашего появления.
– Что он думает о том, что я убил Сегофора?
– Я как-то спросил его и он сказал, что ему жаль.
– Что он рассказывал тебе про меня?
– Ничего. Сказал, что вы иногда приходите к нему.
– Почему ты приносил ему еду и воду, но не выпустил его оттуда?
– Он не может оттуда выйти. И не хочет.
– Ты рассказывал кому-нибудь о нем?
– Нет.
– Почему?
– Он сказал, что нельзя о нем рассказывать. Что это к добру не приведет.
Я не смог сдержать смеха. Ангел сумел настолько запудрить мозги юному демоненку, что еще немного и того самого можно будет в ангелы переводить.
– Как заставить его подчиняться? Как заставить его убивать за меня?
– Я не знаю, сир. Он не хочет убивать. Он думает, что все равны, и он считает убийства непростительным явлением.
Я вновь не смог сдержать смеха. Однако закончив веселиться, я задумался. Я не всегда могу приходить и кормить-поить ангела. Все же у меня есть обязанности. Но в его развитии я весьма заинтересован. Однако и велик риск, что мальчишка может проболтаться. Разве что ангел продолжит пудрить ему мозги.
– А теперь слушай, Абимер, ты будешь продолжать ходить и кормить ангела. Замок при этом ты больше никогда не покинешь без моего ведома. Для всех остальных ты будешь помогать на кухне. Если кому-нибудь проболтаешься про ангела в башне, то я лично тебя убью, понял?
– Да, сир.
– И еще. Если я зайду, чтобы сваливал оттуда и не заходил, пока я не выйду. Проваливай. Иди на кухню.
Мальчишка сбежал, а я подумал о том, что либо одной проблемой меньше, либо тысячью проблемами больше мне будет от этой затеи.


Чтобы вопросов не возникало, Абимер разносил еду по всему замку. Не только я был занят бумажной волокитой, несколько моих демонов развивали свои способности в уединении или учились обращению с оружием. В то же время ни у кого не возникало вопросов, если мальчишка бегал с подносами по всему замку. И я мог интересоваться состоянием своего ангела и отправлять ему книги практически в любое время. К тому же едва я появлялся, как Абимера как ветром сдувало, а мой ангел молчал и никак не сопротивлялся тому, что я с ним делал. А стоило мне только пригрозить расправой над мальчишкой, как он стал пытаться отвечать мне в постели, хоть и был крайне неопытен и неуверен в этом.
Неполадки с низшими демонами на окраинах ада сходили на нет. Мои единомышленники уже праздновали победу и подчинение всех земель. Только мне казалось, что что-то не так. Не могли все сдаться после пары кровавых походов. Все-таки Сегофор правил не одну сотню лет, перебил небеса и у него наверняка больше единомышленников, чем мы убили. Хотя с другой стороны мне понадобилось поднять всего кучку демонов и мы его свергли. Он даже не воспользовался ангелом, которого держал. Хотя из учета его сил тогда, думаю, ангела бы попросту разорвали на части в толпе.
– Сир?
Я оторвал взгляд от окна. В пороге стояли Беор и Игевар, держащий за шкирку Абимера.
– Что? – спокойно спросил я, предполагая худшее.
Игевар верен мне и Беору, но умеет чувствовать последнего, кто держал предмет в руках. И Абимер в его руках явно ни чем хорошим не сулил.
– Сир, он воровал еду и книги. – начал мой заместитель, – А Игевар уверен, что мальчишка бегал на небеса.
Не удержавшись, я рассмеялся. Абимер на павших небесах? И чем он там занимался? Проповеди над сгнившими трупами читал?
– За кражу выпороть как следует. А что насчет небес, то это все чушь. Низкосортному демоненку туда просто не попасть.
– Но сир, Игевар уверен в том, что чувствует.
– И какая в этом логика? Хочешь сказать, что в замке есть ангельская комната? Или что кучка ангелов в ожидании возмездия прячется где-то в подземельях нашего замка?
– Нет, но сир, как объяснить, что от него и правда несет небесами? Даже если Игевар ошибается, что-то тут нечисто.
– Может мы нечисты, потому что демоны? Вздор! Игевар, выпори мальчишку, а ты, Беор, найди краденное и верни на место.
– Слушаюсь, сир.
Демоны, склонившись, удалились, а я задумался. Не проявил ли я в глазах своих подчиненных мягкотелость? Если бы не вся эта чушь в башне, то я просто бы разрубил «воришку на части. Но ангел ясно дал понять, что жизнь демоненка ему намного дороже собственной. Не привлечет ли это подозрений в мой адрес? Никто не пытается бросать мне вызов лишь потому, что считают это самоубийством.
Выудив из стола пузырек, я направился в подвал. Как и ожидалось, Игевар и Беор хлестали Абимера плетью, с пары ударов рассекая кожу. Мелкий демоненок рыдал и кричал от боли, но не противился. Что было довольно странно.
– Сир? – удивленно обернулся Беор, а Игевар замер, – Вы решили отменить порку?
– Нет, я нашел кое-что получше. – с усмешкой ответил я.
Приблизившись к мальчишке, я открыл пузырек и вылил кровь ангела на изувеченную спину демоненка. Кровь вспенилась, а Абимер зашелся в крике, вывернувшись из рук Беора и упав на пол. Демоненка стала бить конвульсия, изо рта пошла черная кровь, глаза закатились. Пара минут и демоненок перестал проявлять признаки жизни.
– Сир, откуда у вас кровь ангела?
– Нашел в столе Сегофора. Просто сунуть ему в глотку было глупо, он бы отравился и помер. Но когда яд бродит в крови, это уже достойное наказание за воровство в моем замке. Избавьтесь от тела.
– Да, сир.
Сохраняя довольную улыбку на лице, я покинул подвал. Свою репутацию я сохранил, а ангел просто не почувствует мальчишку. Да и вообще, какая мне разница до того, что он предпримет, когда узнает? Он просто забавный эксперимент и моя постельная игрушка в одном флаконе. Что бы он там себе не воображал, именно мне он обязан быть благодарным за каждый свой вздох. И если он мне надоест, то умрет. От моей руки или я его просто выброшу в толпу, как диковинное развлечение.
Едва настала ночь, я поднялся в башню. Мой ангел мирно спал в кровати. Заперев дверь, я задумчиво лег рядом, наблюдая за ним. Он спал обычным сном, а не своим мистическим. Это было ясно по слегка подергивающимся векам. Мне стало интересно, что ему снится и я положил руку ему на лоб. Резкий вздох и он проснулся, с некоторым испугом посмотрев на меня, но потом снова приведя лицо в спокойно-безучастное выражение.
На его пальцах были уже все кольца из коробочки, что меня не устраивало, потому что достать новые было весьма проблематично. Проведя рукой по его лицу и остановив на груди, я понял, что надолго этого не хватит. Более того, возникало впечатление, что чем больше я его сковываю кольцами, тем больше сила внутри него. Злится и бесится, как дикий зверь, загнанный в клетку. Интересно, он сам чувствует это или и не догадывается, что что-то внутри него готово высвободиться, разорвав его на части, как людская бомба.
Истолковав мои действия неверно, он неспешно взял мое лицо в руки, неуверенно соприкоснув мои губы со своими. Я не ответил, а он замер, ни продолжая, ни отстраняясь. В его глазах отчетливо читалась помесь непонимания и страха, что если я не отвечаю, то придумал что-то еще худшее, чем обычно. А я задумался о том, как сильно я смог изменить его. Сначала я думал, что маска спокойствия будет на его лице даже если я изобью его до смерти. Но стоило только найти рычаг давления и он стал покладистым. По-правде говоря, глядя на него, я понимал, почему ангелы вымерли. Они никогда не боялись за свою жизнь. Они не ценили ее, бросая на алтарь веры и кого угодно, кроме себя. Что за само разрушительная логика? Жизнь за кого угодно. Самоубийцы. Мой ангел готов спать со мной и ублажать меня, как сможет, если я не трону его любимого демоненка. Но вот ведь новость, он уже мертв.
– Абимер мертв.
– Нет. Он жив.
– Что за чушь ты несешь?!
Рванувшись, я перевернул его на спину, нависнув сверху. На моем лице отчетливо читался гнев, а на его появилась улыбка. Какого черта он творит? Совсем слабоумный, что ли? Что творится в его голове?! Я ему сообщил о смерти его любимого демоненка, а он улыбается. Или он верит в то, что он жив? Да нет, я видел, как он захлебнулся собственной кровью вперемешку с ядом. Он был мертв, когда я ушел из подвала.
– Он выдал себя моим людям и мне пришлось его убить.
– Абимер жив.
– Он мертв! Я лично его убил!
– Демон мертв, а Абимер жив.
Мне начало казаться, что я его слишком часто бил по голове и он лишился рассудка. Как демоненок может быть жив и мертв одновременно?! Разве что допустить вероятность того, что отравление не удалось или пошло не так, как я планировал. Но тогда мне нужно только завершить начатое, пока никто не узнал.
Подорвавшись с кровати, я пулей вылетел из башни. Едва я домчался до коридоров первого этажа, как услышал шаги и заставил себя замедлиться.
– Сир! Вы не спите? – на меня буквально налетел Беор.
– Не спится. Что-то случилось?
– Да, можно и так сказать.
– Говори.
– Виктор, я не знаю, как тебе это описать. Ты должен увидеть это своими глазами.
Если Беор снова зовет меня по имени, значит дело действительно серьезное. Беор повел меня в тот же подвал, в котором мы несколько часов назад убили мальчишку. Но на сей раз оттуда несло ангелом. Как такое вообще возможно?! Неужели мой ангел заразил демоненка своей ангельщиной?!
Зайдя в подвал, я смог в этом лично убедиться. Абимер сжался, метаясь из стороны в сторону, а Игевар дергал его за предплечье, тряс и обильно раздавал пощечины, пытаясь выяснить, как тот выжил. У мальчишки значительно посветлела кожа, глаза стали светло-зелеными, а волосы светло-шоколадными. Но при этом он был в том же рванье, что и до этого. Игевар, заметив, что мы пришли, перестал издеваться над мальчишкой.
– Сир, он не признается, каким образом выжил или стал таким.
– Я вижу.
– Что будем делать, Виктор? Уже не один десяток лет прошел с тех пор, как ангелы вымерли и небеса пусты. – спросил Беор.
Я задумался. И вправду, как мне объяснить превращение демоненка в ангеленыша? И как при этом не раскрыть, что сам держу в башне ангела? Так, стоп. Начнем сначала. Абимер длительное время находился с ангелом, а потом я отравил его ангельской кровью. Что, если кровь демона вернет его в демоны?
Выудив кинжал и порезав свою ладонь, я зажал мальчишке рот, заполняя собственной кровью. Яд не пошел, обратной реакции тоже. Абимер только задергался, явно испытывая боль. Едва я его отпустил, как его вывернуло, а моя кровь в рвоте дымилась. Абимер разрыдался, а Игевар снова его затряс, требуя объяснений, но мальчишка не мог ничего произнести. На мое счастье он выжег себе язык моей кровью и уже явно не сможет ничего рассказать про ангела в башне.
– Похоже, что в той крови было что-то еще, помимо крови ангела. И, похоже, это необратимо.
– Думаешь, Сегофор придумал, как возродить ангелов? Но зачем, Виктор? Он же с ними пол века воевал и лично убедился, что истребил всех до единого.
– Сегофор, Владыка, под конец жизни совсем умом тронулся. Но если у вас есть еще такие пузырьки, то мы в серьезной опасности и их необходимо уничтожить.
Я задумчиво посмотрел на всех троих. Их сейчас прекрасно объединял страх. Беор боялся, что кто-то узнает и меня свергнут, а для него, моего заместителя, это ничем хорошим не сулит. Игевар боялся, что окажется в чем-то замешан или что на него скинут ответственность и казнят. Ну а Абимер, естественно, до смерти боялся того, что с ним могут сделать или убить. Хотя если бы он был не один и были бы определенные порядки на ангелов, то можно было бы не скрывать моего, который в башне.
– Найдите рабские ошейники и несколько демонят. А этого отмойте и прочистите память.
– Виктор, что ты задумал? – в голосе Беора отчетливо был слышен страх.
– А ты не считаешь, что если наштамповать несколько ангелочков-рабов, то можно подарить их как диковинную зверюшку? Скажем, самым верным подданным и владельцам союзных земель?
– Сир, а если бунт? – испугался Игевар.
– А мы создадим только определенное количество и будем вести учет. Если кто-то захочет второго ангела-раба, то сначала должен будет вернуть первого, живым или мертвым. И не больше пары ангелов одного пола на одно поселение.
Демоны замолчали, а Абимер сжался от страха. Это было прекрасной идеей. Все убедятся в том, что мне нет равных в магии и будут готовы на все, лишь бы получить от меня в качестве подарка за свою службу диковинную постельную игрушку.
– Отмойте его, оденьте в белое и нацепите ошейник и оковы. И найдите клетку с навесом, скрывающим силы. Завтра вечером у нас пир по случаю приезда Данигора с западных окраин. Он безо всякой помощи вершит там правосудие и поддерживает мою политику. Вот ему-то и достанется первый подарок.
– Сир, но разве не лучше будет оставить его себе? Вы покажете свое величие и изучите его, а когда поймете, что произошло, начнете раздавать их.
– Мне не нужен низкосортный демоненок, ставший ангелом. Я создам себе лучше. Выберу кандидата как раз, когда пойму систему создания. У правителя ада должен быт не первый удавшийся эксперимент, а лучшее из творений.
Конечно, я подумал о своем ангеле в башне. Если я пойму, что произошло, то на законных основаниях смогу поселить его в собственной спальне и ни у кого не возникнет вопросов. У всех моих заместителей будет по достойной игрушке на разных концах ада.

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал

URL
   

Tonio Treski

главная