20:22 

Ангел в кругу демонов (часть 2)

Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Не смотря на вечерний пир и обильные подготовки к нему, Беор и Игевар нашли и привели в мой подвал несколько демонят. Абимеру прочистили голову и после отмывания-переодевания он сам на себя не был похож. Ошейник подействовал прекрасно – у бывшего демоненка торчали ангельские крылья, которые он не мог скрыть, но и воспользоваться магией он не мог. Игевар проверял, потребовав от него словами и мыслями открыть замок на решетках.
Найдя все запасы Сегофора и порезав руку своего ангела, я смог наполнить целый ящик ампулами с кровью. Юные демоны, которых нашли, в основном безродные бродяжки, так что их потеря ничего не значила. Поэтому я безжалостно травил их, делая глубокие надрезы на разных частях тела и обливая их ангельской кровью. Но меня постигали неудача за неудачей. Подвал уже был засыпан трупами, но ни один из них даже не думал пошевелиться. Когда партия стала заканчиваться, мне на ум пришла мысль о том, что это мой башенный ангел мог дать им что-то, от чего они бы стали ангелами. Но что?
Решив проверить, я связал пару, завернув в ковер, и утащил их в башню, стараясь не попасться никому по пути. К счастью, мне это удалось, и, едва заперев дверь, я развернул ковер и вытряхнул мальчишек на пол. Мой ангел оторвался от книги, а демонята вжались друг в дружку, испуганно глядя на него.
– Что ты делаешь? – спокойно спросил он.
– Ты что-то сделал с Абимером и тот выжил. Сделай с ними то же самое!
– Я ничего с ним не делал.
– Делал! Иначе все остальные бы тоже выжили!
– Нет.
Его упрямство выводило меня из себя. Подойдя, я вырвал книгу у него из рук и отвесил ощутимую пощечину. Едва удержавшись в кресле, он схватился а горящую щеку. Но даже после этого он отрицательно качнул головой.
– Прекрасно. Тогда эти двое на твоей совести. – прошипел я.
Достав меч, я направился к мальчишкам, собираясь избавиться от ставшего бесполезным материала. Как и ожидалось, мой ангел обнял меня за руку, не давая убить детишек из ада.
– Прекрати. Хочешь убить кого-то, убей меня. Они ни в чем не виноваты.
– Они ответят за то, что ты не хочешь превратить их в ангелов.
– Почему они должны за это отвечать?
– Потому что иначе они просто ненужный мусор. Безродные бродяжки, которые сдохнут от голода. Тебе не кажется гуманнее просто убить их?
– А что с ними будет, если ты осуществишь задуманное?
– Станут личными игрушками моих самых верных людей.
– Как я? Ты хочешь сказать, что вольных птиц посадить в клетки гуманно?
– Мы сами хотим… – послышался тихий голос снизу.
– Вы хотите жить взаперти и удовлетворять похоть влиятельных демонов?
– Лорд Беор сказал, что нас будут кормить... И заботиться о нас... Мы сами пошли…
Я издал смешок, наблюдая за молчаливой мольбой детишек и сомнениями на лице моего ангела.
– А если скажешь, что раньше был демоном, то и сам сможешь покинуть эту башню. – шепнул я ему, наблюдая за его реакцией.
– Зачем? Я прожил тут почти всю свою жизнь.
Он понял что-то для себя и отпустил мою руку, опустив голову. Я наблюдал за ним, он понял, что мне зачем-то нужны юные ангелы. Но ничего хорошего в этом не видел. Вполне возможно, он прочел что-то в моей голове и с силой заставил себя обернуться, но один из демонят схватил его за руку своими.
– Пожалуйста… Сделайте с нами то, что ему нужно…
Я издал смешок, наблюдая, как он сомневается. Он как будто ломал сам себя, думая, что совершает худшую ошибку в своей жизни. Я видел, как отчаянно юный демон сжимает его руку. Понимая, что не сможет иначе помочь, мой ангел поднял мальчика за руку и наклонился. Одна из его рук легла мальчишке на голову, погладив, а другая – на грудь. На лице сплошное сожаление, вполне в его стиле. Медленно убрав руку с головы мальчика, он поднес согнутые пальцы к своим губам и закрыл глаза. Так же медленно он вернул ее обратно к нему на голову, и, не открывая глаз, приоткрыл губы. Какой-то дымчатый поток, вырвавшись из ангела, быстро проник в рот юного демоненка. Я понял, что это что-то, связанное с силой ангела. Убрав руки, мой ангел открыл глаза и пошатнулся, едва не упав. Подхватив его под руку, я почувствовал, что он значительно ослаб от этого. Но вот с тела демоненка исчезли все увечья, полученные от бродяжнической жизни. Но кроме этого – ничего.
Отпустив своего ангела, я дал ему упасть в кресло. Мне стало ясно, почему он мог сделать подобное с Абимером. Оставался только шаг второй. Резко двинув мечом, я насадил на него демоненка, после чего выдернул, дав упасть. Эта рана затягивалась медленнее, давая мальчишке истекать кровью. Выудив из своего кармана пузырек, я вылил на рану кровь ангела. Демоненок тут же начал кричать и извиваться в конвульсиях, пока не замер бездыханным, с широко открытыми от ужаса глазами. Настало время ожидания, в течении которого кожа мальчишки медленно светлела, а рана едва заметно затягивалась. Прошло, наверное, не меньше пары часов прежде, чем он закрыл глаза и закашлялся.
Другой юный демон все это время либо тихо рыдал, либо смотрел на приятеля. Но едва то пришел в себя, как он замер, не зная, как реагировать. Я взял его за шкирку и кинул своему ангелу.
– Действуй. – приказал я.
– Не могу. – прохрипел он.
Юный демон, поняв, что его жизнь висит на волоске, сам схватил ангела за руку и прижал к груди. Он и не догадывался, что мне нужны были именно двое помимо моего ангела, который в итоге сдался и сделал то же самое со вторым. На сей раз я нанес удар по спине, разрезав кожу и плоть до кости, а после падения с пинка развернул и вылил кровь ангела на разрез. Первый стал приходить в себя и я быстро вскипятил его мозги, стирая всю память и вырубая его от болевого шока. Но, обернувшись на своего ангела, я подумал, что надо мной явно кто-то издевается. Он обмяк в кресле, а из глаз, носа, рта и ушей капала кровь. Встряхнув его несколько раз, я не смог заставить его прийти в себя. Но ощупав шею и придержав пальцы у носа, почувствовал, что он жив.
Все получилось, как я и планировал. Разве что мне не пришлось вырубать своего ангела. Дождавшись прихода в себя второго подопытного, я стер память и ему, после чего завернул всех троих в ковер и отнес в подвал. Не прошло и часа, как Беор пришел проведать меня.
– Виктор, все готово и Данигор уже близко. Что это? – он заметил трех ангелов, сваленных в отдельной камере.
– А ты думал, что Данигор сделал мне больше, чем вы с Игеваром? Или что я все-таки не создам себе идеал? Тот, что поменьше Игевара, средний твой, а беловолосый мой.
– Странно, не видел такого.
– Это доброволец. Я стер ему память после того, как заставил выпить ангельской крови и поэтому он «умер» от боли. Я, правда, не уверен, что на его рассудок это не повлияет, но с таким телом думать не обязательно.
– И то верно. Благодарю за подарок, Виктор.
– Это моя благодарность вам двоим за службу. Отдай приказ отмыть всех троих, надеть ошейники и моего отнести в мои покои.
Беор кивнул и удалился отдавать распоряжения, а я поднялся к себе. Мне и самому следовало отмыться и переодеться перед пиром.
Встреча моего старого друга, поддержавшего мой захват власти еще во время правления Сегофора прошла прекрасно. Много влиятельных демонов, столы, полные вина и угощений. Все банально и обыденно. Но стоило только мне огласить подарок и слугам сдернуть навес с клетки, как все замерли на своих местах. Гордое оглашение того, что на основе гнилой ангельской крови мне удалось превратить юного демона в юного ангела и внимания нам с Абимером было предостаточно. Меня не решались спрашивать, как я добился такого, но, с разрешения довольного Данигора, все стали подходить к клетке, совать руки и трогать ангеленка, убеждаясь в том, что он действительно ангел, а не обряженный демон. С трудом дождавшись затишья и после шокового молчания, я огласил, что каждый за верную службу сможет получить такой подарок и что я так же наградил подобными ангелками Беора и Игевара.
Необходимый эффект был получен. Какие бы эмоции не отражались на лицах моих подданных, все и каждый хотели себе такую игрушку. К тому же Беор постарался и на подарке почти не было одежды, выставляя напоказ светлую кожу, идеально гладкую и без единого намека на шрамы.
Беор и Игевар, присутствовавшие в зале, поняли, что неплохо бы поддержать мою щедрость и Игевар удалился, вскоре ведя мальчишек в оковах. Но что-то шепнув Беору, он отдал одного из ангелков и Беор, подойдя ко мне, склонился к моему уху.
– Твоего Игевар не смог разбудить.
– Я перестарался. Отвлеки внимание, а я им займусь.
Беор кивнул и подал знак Игевару, после чего те выпустили своих ангелов в центр зала, а Данигор забрал Абимера из клетки, усадив возле себя на пол. Каждый так и рвался потрогать, приманить или накормить ангелов чем-нибудь. Мне это показалось забавным, ведь ангелы воспринимались не как личности, а именно как детеныши экзотических зверушек.
Убедившись, что ангелы в центре всеобщего внимания, я удалился, быстро направившись в свои покои. Отмытый и переодетый в мало что скрывающую повязку на бедра, мой ангел лежал на моей кровати. Ошейник, надетый на его шею, явил мне его белоснежные крылья. Я не удержался и провел по ним рукой, ведь видеть их мне удалось впервые. После этого я снял одно из колец, а остальные замаскировал магией. Как и ожидалось, он открыл глаза, в которых было полнейшее непонимание того, где он и что происходит.
Заметив и открыв шкатулку на столе, я понял, что ее сюда принес Беор. Внутри были украшения, подходящих для моего ангела размеров. Как и ожидалось от Беора, он решил, что раз мой ангел отличается от других, то и выглядеть должен по-королевски..Переместив шкатулку на кровать, я надел на беловолосого несколько браслетов, один на предплечье, пару золотых цепей и несколько браслетов на щиколотки.
– Зачем это? – спросил он.
– Ты идешь на наш пир. Даже не думай сверкать там знаниями о своей жизни в башне или о Сегофоре. В ином случае мне придется убить всех, кто там будет находиться, демонов и ангелов.
Мой ангел промолчал, но явно понял. Схватив его за одно из запястий, я потащил его в зал. Как и ожидалось, прибытие более взрослой игрушки вернуло всеобщий интерес к моей персоне и моему ангелу. Но после объявления его моей собственностью никто не решился подойти к нему. А я наблюдал за ним, видел, насколько ему некомфортно в зале. Если другие трое ангелов напоминали детей в куче малознакомого народа, то мой ангел, впервые оказавшись на всеобщем обозрении практически нагим, буквально замер. Я видел в его глазах такой страх, как будто он был единственным ангелом в зале, полном демонов.
Немного помучив его стоянием за моей спиной, я усадил его к своим ногам, после чего он немного скрылся крыльями, мелко дрожа. Я опустил руку и слегка погладил его по волосам, успокаивая, и протянул яблоко. Я мог бы отправить его к другим ангелам, но пожалел. А окружающим себя демонам объяснил его замкнутость неудачным стиранием памяти. Пару шуток на тему того, что чем старше они, тем дольше должен кипеть мозг, и на его состояние уже никто не обращал внимания. На осторожные вопросы по поводу знакомства и прикосновений к нему я пустил пару шуток о том, что собираюсь провести незабываемую ночь с этим телом и он должен чувствовать только мои прикосновения, пока не привыкнет.
Вскоре пошла пьяная пляска и всего несколько демонов обсуждали, стоит ли подрезать ангелочкам крылья или лучше эмоционально привязать их к себе. Создавалось такое впечатление, что они уже владеют собственными ангелами. Мне это показалось бы весьма смешным, если бы мой ангел хоть немного принимал участие в пиршестве. Если бы он хотя бы с интересом наблюдал за ним. Но его что-то серьезно беспокоило. Настолько серьезно, что он не мог ни съесть поданное мной яблоко, ни поднять головы.
Когда веселье стало подходить к концу, мне стало настолько скучно, что я взял бокал с вином, приподняв рукой подбородок своего ангела и тал поить того. Пара кувшинов вина и мой ангел напился, облокотившись спиной о мой стул и упав головой на колени. Я издал смешок, думая, что так-то лучше. Пусть лучше перепившая игрушка спит у своего хозяина на коленях, чем депрессивно сидит в ногах. К тому же видя, что мой ангел пьян и спит, большинство потеряло к нему всякий интерес. Но кто-то все же не упустил возможности подчеркнуть, что если он спит головой на моих коленях, значит признал во мне своего хозяина. Других ангелов, кстати говоря, тоже неслабо напоили. Ангелу Игевара поплохело и он увел его, извинившись, ангел Беора уснул и тот приказал отнести его. Ну а Абимер, проразвлекав толпу дольше всех, уснул у стены и его унесли в покои, приготовленные для Данигора. Только я своего не собирался никому доверять, прекрасно понимая всю бесценность вида его тела.
Едва пир закончился, я отдал распоряжения по уборке, и, подхватив своего ангела, понес его в свои покои, где уложил на кровать. Сняв с него все драгоценности, я повременил с ошейником, взяв одно из крыльев за изгиб и расправив его. В размахе каждое из крыльев превышало его рост и если бы он хотел, то мог бы быстро улететь хоть на край света. Для меня было настоящей загадкой то, что он не являл свои крылья, которыми ангелы всегда гордились и всегда выставляли напоказ. Так же вызывали вопросы его нежелание бежать с их помощью, нежелание покидать башню или поведение на празднике. Бояться ему было нечего, но, вполне вероятно, он стыдился того, что я заставил его создать. Или что с ангелами обращаются, как с игрушками. Хотя возможно и что его напугал сам пир или десятки демонов вокруг. Кто знает, что творится в его голове.


Утро меня встретило неожиданным весельем. Вернее, я хохотал, как одержимый – мой ангел впервые в жизни напился, и с утра этому всемогущему создателю своих собратьев стало так плохо, что он несколько раз спрашивал меня, не отравили ли его вином и не умирает ли он. Он даже неосознанно стал жаться ко мне и пытаться спрятаться в крыльях, как будто это могло спасти его от головной боли.
Насмеявшись вдоволь, я все же отпоил его водой, намочил платок и положил на лоб. Через некоторое время он успокоился и снова задремал, а я наблюдал за ним, вновь думая, что же ему такое снится. В день после пира дела были отложены заранее, а слуги неспешно убирались в замке и приносили гостям необходимое. В этот день я мог отложить дела хотя бы по причине плохого самочувствия своего наложника.
Через пару часов мой ангел более-менее начал приходить в себя. Даже глаза открыл. Но продолжал вчерашнее молчание. Первые несколько минут мне было все равно, но потом начало раздражать.
– Ничего не хочешь мне сказать?
– Зачем я здесь?
– Ты мой наложник.
– Я был им и в башне.
– Теперь о тебе знают все и мне не нужно скрываться.
– Мог бы просто сказать, что я в башне.
– С какого Дьявола ты так рвешься в свою башню?! И даже не думай отговариваться тем, что провел там всю свою жизнь! Это не настоящая причина, так что рассказывай все или я тебя на нашей площади в клетке поселю!
– Тут слишком много демонов. – после длительной паузы выдавил он.
– И тебя вчера это так пугало?
– Да.
– Почему?
Ангел промолчал. А меня это злило, мне нужен был ответ.
– Почему тебя беспокоит большое количество демонов, ангел? – рыкнул я на него, встряхнув за плечи.
– Ты сам ответил.
– И что с того? Прожил всю жизнь единственным ангелом в замке демонов, и только сейчас тебя это стало так беспокоить?
– Не всю.
– И как это понимать?
Снова молчание. Меня это стало всерьез злить. Перевернув его на спину, я навис сверху, планируя душить или бить его до тех пор, пока не ответит. Но он меня удивил. Избегая ответа он взял мое лицо руками и коснулся своими губами моих, приглашающее раздвинув ноги. Не сказать, что я не рад тому, что мой наложник раздвигает передо мной ноги едва я окажусь сверху. Но когда он это делает, чтобы что-то скрыть, я готов убить его.
Схватив за одно крыло, я потянул его вниз, выворачивая и заставляя ангела изогнуться, чтобы избежать перелома.
– Отвечай!
– Ты никогда не заставлял меня являть крылья, пока не объявил своей игрушкой.
– Дело только в этом?
– Нет.
– Тогда в чем?!
– Последний раз я видел пирующих демонов, когда лежал под телами мертвых ангелов и не мог выбраться.
От удивления я отпустил крыло, дав ангелу упасть на спину. По его щекам текли слезы и я вдруг понял, что ему снится. Ему снятся сцены из прошлого. Башня, в которую его заточил Сегофор, не только защищала его от демонов, но и давала надежду на то, что все произошедшее в его детстве просто кошмарный сон. Но только ли поэтому его спокойствие испарилось? Он просто расклеился и с тех пор, как принимал участие в создании ангелов, не мог сдержать эмоций. Это самое логичное объяснение. После встречи с Абигором он беспокоен или улыбается. А после создания сразу двух ангелов я не видел на его лице привычного спокойствия. Раньше его могли выдать только глаза, а теперь он путается в собственных реакциях.
Положив руку на грудь ангела, я смог убедиться в своих догадках. Он не просто давал юным демонам ангельщины. Он вкладывал часть того, что у него внутри. Если рассудить, что вся сила ангелов, находящаяся у него внутри, лишала его эмоций, то отдавая ее, он получает их обратно, но не знает, как с этим справиться.
– Ангел, успокойся. – как можно более спокойно сказал я.
Сев, я усадил его к себе на колени и прижал, водя рукой по голове и пытаясь успокоить. Часть головоломки в его голове я разгадал. Но впереди, я чувствую, еще целая мозаика. И следующим кусочком должен стать метод его успокоения, потому как истерика затягивается.
– Странно. Я голый, ты голый, но мы не трахаемся. В первый раз твои рыдания меня не остановили, а сейчас останавливают. Странно, правда, ангел?
Сквозь всхлипы я услышал смешок. Мой ангел успокоился и поднял голову. Я стер пальцами слезные дорожки.
– Унаэль. – тихо сказал он.
– Что?
– Сегофор назвал меня Унаэль.
– Боюсь, тебе придется поменять имя.
– Почему?
– Сегофора нет и ты не «единственный». Теперь вас, как минимум, четверо.
Не подумав, я снова расстроил его своими словами. Я уже успел забыть, что Сегофор был не только старым демоном, истребившим ангелом, но и вырастил моего ангела. Не зная, чем его еще отвлечь, я вновь повалил его на спину, вцепившись в губы жадным поцелуем. Его ноги уже были по бокам от меня, на мгновение оторвавшись, я наслюнявил руку, проведя по своему возбужденному члену. Унаэлю было не впервой спать со мной, всего парой толчков я вошел на всю длину, начав быстро двигаться. Перемены коснулись не только его эмоционального плана. Мой ангел стал чувствительнее. Он поморщился и сжался, но вскоре начал отходить, глухо постанывая и вцепившись руками в мои плечи. Но наслаждаться долго мне не удалось, послышался звук открываемой двери.
– Доброе, Виктор. Я не помешал? – послышался насмешливый голос Данигора.
– Ничуть. – хрипловато усмехнулся я, замедляя движения, но делая их более размашистыми.
Уж кого-кого, а старого друга я не смущался никогда. Что уж нельзя сказать об Унаэле, который буквально весь сжался, невольно постанывая при толчках.
– Ты хотел поговорить?
– Да. Насчет твоих ангелов. Ты же не оживил их?
– Нет, конечно. Я их создал.
– Из крови ангелов?
– Из нее. И из демонов. Бесхозных.
– Из бродяжек?
– Твой был разносчиком еды. В моем замке. Мордашка подходящая. Да и безродный.
– А твой?
От резкого толчка Унаэль застонал громче обычного и мне пришлось замереть, схватив его за основание члена, чтобы он не кончил раньше меня.
– Он сам ко мне пришел. Пришел проситься на работу в замок. Мне понравилось его тело. И я предложил ему стать моим наложником. С небольшой трансформацией.
– С небольшой?
Я издал смешок. Почувствовав, что Унаэль немного расслабляется, я сжал его член сильнее, надавив пальцами на головку, и возобновил изначальный ритм, быстро ускоряясь. Данигор спокойно ожидал ответа, наблюдая. Я уже чувствовал, что Унаэль не кончает лишь потому, что я держу его и не даю ему это сделать. Ускорив движения и силу до максимума, я почувствовал подкативший оргазм и отпустил его, позволив выплеснуться. Замедлившись и передохнув пару раз, я покинул его тело и сел в изголовье.
– Какая разница, насколько сильны изменения? Мне захотелось диковины с красивым телом.
– Если он ангел, разве он не должен сейчас умирать от яда, которым ты его отравил?
– Он бывший демон. Хоть один демон при тебе умер от спермы другого?
Мы рассмеялись. Данигор не скрывал своего любопытства насчет Унаэля, разглядывая его до мельчайших деталей нашего секса, размазанных по его бедрам и животу.
– То есть с моим ничего не произойдет, если я с ним пересплю?
– А зачем ты думаешь я их создал? Ты только полегче, а то память стирать постоянно нельзя. Вот у своего я до стирался.
– Поэтому он все время молчит? Мне казалось, он просто замкнутый получился.
– Чем они старше, тем сложнее стирать их память. Поэтому я подарил вам троим таких юных. Их память почти не забита и не сильно страдает, если ее стирать. Их еще многому можно обучить после этого.
– А твоего?
Я взял Унаэля за запястья, заставив сесть ко мне на колени. На его лице отобразилось непонимание. К тому же он явно боялся присутствующего, хоть и не выдавал этого. Но я чувствовал по мелкой дрожи в его теле. Успокаивающе проведя рукой вниз по спине, я проник в него двумя пальцами, быстро найдя то, что искал. Унаэль выгнулся, застонав и вцепившись руками в мои плечи. Его крылья рефлекторно подернулись.
– Он понимает язык удовольствия.
– Я вижу.
– Если он чувствует себя в моих руках прекрасно, то доверяет мне. Если бы я его бил или насиловал, он бы пытался сбежать или улететь.
Я надавил сильнее, вновь заставив своего ангела застонать, но потом вытащив пальцы. Немного спустившись по кровати, я придвинул его ближе и приподнял, медленно насадив на свой возбужденный член. Унаэль, поняв команду, начал двигаться.
– Судя по всему, ты с ним хорошо обращаешься.
– Мне нужно, чтобы моя игрушка работала только в моих руках.
– Хочешь сказать, что ни один другой демон его так не приласкает, чтобы он к тебе не стремился?
– Ну а ты бы смог быть максимально ласковым больше суток?
– Смотря с какой целью. За такое красивое тело я бы мог годами из себя саму нежность строить.
Не удержавшись, я хрипло расхохотался.
– Ты со своим сначала умудрись поладить?
– Никто не отменял метод кнута и пряника.
– Ну-ну. Смотри, как бы твоей новой игрушке память не пришлось стирать от каждого кнута.
– Ладно. Если я полажу со своим, то я пробую поладить и с твоим, идет?
– Предлагаешь мне сделку?
– Нет. Пари. Если я сумею приручить своего ангела, то ты мне дашь сутки на то, чтобы поладить с твоим.
– Но мой реагирует на боль криками и слезами. И если я услышу такую реакцию, то твои сутки истекают в тот же момент.
– По рукам.
Данигор хлопнул в ладоши и ушел, а Унаэль замер и впервые я увидел на его лице выражение обиды. Едва шаги стихли, как он сполз с меня. Но я его отпускать не собирался. Распластав на животе, я вновь проник в его тело, сделав несколько резких толчков.
– К чему обида на твоем лице? – спросил я, замерев, склоняясь и приподнимая его лицо.
– Ни к чему… Умственно… отсталому… наложнику… ни к чему… обида… Я для тебя… совсем… шлюха?... Может… тогда… пустишь… меня… по рукам… всего… замка?... – прохрипел он.
– Во-первых он не сможет приручить Абимера своей теорией за время пребывания. Он сорвется раньше. Во-вторых, что мешает тебе закричать, если он тебя просто схватит?
– А если… не схватит?...
– Придумаешь повод закричать.
– А если…
Мне надоело слушать его в перевозбужденном состоянии и я продолжил, заставив его закончить фразу стоном.


Как бы я не радовался победе и всевластию, было и несколько омрачающих вещей. Во-первых, я не мог создавать больше одного ангела в неделю, а то и в месяц. Унаэль слишком быстро выдыхался, и ему не нравилось то, что я делаю с его помощью. Более того, он отказывался покидать мою спальню, как будто выбрал себе новую башню для заточений. Меня это безумно бесило, хотелось держать его в поле зрения, особенно из-за экспериментов, после которых он был эмоционально неустойчив. Он то замыкался в себе, не давая мне достучаться до себя, то рыдал или смеялся, как безумный. И каждые пару дней он молил меня снять с него ошейник и дать возможность скрыть крылья. Я не мог его понять, ведь впервые видел ангела, который не хотел показывать свои крылья как гордость своего положения. Как-то он даже попросил меня придумать, как сделать его демоном.
Данигор слишком часто стал посещать мой замок. С одной стороны, он всегда серьезно подходил к спорам и вполне мог пытаться добиваться моего ангела. С другой мне стало казаться, что он что-то разнюхивает. Эти мысли меняли мою уверенность в его преданности, но я знал, что так просто он не бросит мне вызов. Если он что-то и задумал, то это что-то было хорошо спланировано на длительный срок. Он стратег и предпочитает карать медленно, наслаждаясь процессом.
Все же психологическое состояние Унаэля стало меня всерьез беспокоить. Он был настолько нестабилен, что я попросил Беора приглядывать за ним в мое отсутствие. Само собой, я оставлял его спящим в эти периоды, а его участие в экспериментах объяснял тем, что хочу исправить ошибки, которые допустил при его создании. В то же время мне нужно было создавать ангелов, чтобы не возникало вопросов и это еще больше подкашивало его. Он по-прежнему разделял со мной постель, но теперь, не видя его спокойствия, мне стало казаться, что его мысли путаются.
– Сир! Ваш ангел… – в мой кабинет влетел запыхавшийся Игевар.
– Что еще? – как можно безразличнее поинтересовался я, хотя внутри все перевернулось в догадках и ожиданиях худшего.
– Он проснулся… и стал резать себя… разбил тарелку… и без конца произносит ваше имя… Беор пытается его успокоить… – сбивчиво протараторил демон.
Сорвавшись с места, я полетел в свои покои. Застал я странную картину – Унаэль, хохоча и рыдая одновременно, рвался из хватки Беора, который пытался разжать его пальцы на осколке. Выглядел ангел и вправду не очень – весь изрезанный, подбитый. Если бы не доверял Беору, то подумал бы, что демон его бил. По всей комнате были следы крови и перья с ангельских крыльев.
– Унаэль, брось осколок. – приказал я.
Ангел разжал пальцы и кусок керамики упал на пол, разбившись на еще более мелкие осколки. Ангел перестал дергаться и безвольно повис в руках Беора, рыдая. Демон, убедившись, что мой ангел успокоился, усадил его на кровать и отошел. Унаэль же стал вырывать перья на своих крыльях, заставив меня подойди и взять его за руки, останавливая.
– Виктор, ему лучше стереть память и попробовать заново. – предложил Беор.
– Нет. Я уже говорил тебе, это не обсуждается. – отрезал я.
– Потому что это твой первый эксперимент и потому что он верит только тебе? Он не может понять, кто он. Пока ты не явился, он кричал, что хочет вернуться в какую-то башню. Что он не ангел и никогда им не был. Его психика уже нарушена, сотри ему память и начни все с начала.
– Нет. Я исправлю все и так.
– Виктор, ты стал слишком зависимым от этого ангела. Он становится твоей слабостью и это слишком опасно.
– Мне все равно. Уходи.
Беор явно собирался что-то сказать, но только сплюнул и ушел, прихватив Игевара. Но я знал, что он прав. Унаэль постепенно становится моей слабостью в глазах остальных демонов.
– Чего ты хочешь? – спокойно спросил я его, крепко держа за руки.
– Верни меня в башню… пожалуйста… сделай так, чтобы никто обо мне не знал… или убей меня… умоляю… я не могу так больше… – сквозь всхлипы ответил он мне.
Взяв его руки в одну свою, я снял с него ошейник. Крылья исчезли, и мне показалось, что он испытал от этого облегчение. Во всяком случае, его руки ослабели, и я смог его отпустить. Но его рыданий это не остановило. Я стал думать. Раньше он только сидел в башне и читал книги. Постоянно. Иногда к нему приходил Сегофор, а потом стал приходить я, потом Абимер.
– Хочешь, я верну тебе твою прежнюю одежду? И покажу, где в замке библиотека. Ты будешь выходить, когда все спят, и читать в одиночестве, как раньше. – стал предлагать я, пытаясь понять его эмоции.
– Как раньше… уже не будет…
– Почему?
– Сегофор умер… Ангелы вымерли… но с моей… помощью… ты создаешь… ангелов… для постели… с ними обращаются… как с игрушками… они… несчастны… растеряны… напуганы…
– Ты чувствуешь их через такое расстояние?
Унаэль едва заметно кивнул. Теперь я понял, почему он сходит с ума. Раньше он мне не говорил этого. Я создавал ангелов с его помощью и знал, что за участь им уготована. Но то, что мой ангел будет все это чувствовать вне зависимости от расстояния, я не знал. Выходит, что теперь ему снится все, что с ними происходит и он все это постоянно чувствует. Вполне возможно, что даже на себе. И чем больше ангелов я создавал, тем больше их боли он чувствовал.
– Я прекращу создавать ангелов. И заставлю своих соратников лучше с ними обращаться. Если ты пообещаешь мне, что больше не попытаешься себя изувечить.
Его последующие действия ввели меня в ступор. У него как будто что-то замкнуло в голове. Схватив меня за руки, он прижал их к своей шее и посмотрел мне в глаза с такой мольбой, которой я раньше не видел.
– Убей меня… пожалуйста… Виктор… убей меня… тебе нужно… мое тело… убей меня… тогда я… не буду… сопротивляться… убей меня… умоляю… я не могу… больше так…
– Я не собираюсь тебя убивать.
– Почему?... Тогда сотри… сотри мне память…
Неожиданно он замолк. Я могу поклясться, его взгляд замер где-то сквозь меня и он перестал дышать. Потом отпустил мои руки, резко схватил за них, скинув со своей шеи, и стал царапать ее, ловя ртом воздух. Я застыл на месте, не зная, как быть, а он упал на кровать, задыхаясь. Он бился в конвульсиях и расцарапывал себе горло, пытаясь скинуть невидимые руки и вздохнуть. Глаза закатились, все тело покрылось холодным потом, а сердцебиение такое, как будто у него сердце взорвется в любой момент.
Не зная, как быть, и как помочь, я вложил все свои силы в заклинание Сегофора, быстро накладывая его заклятие из башни на собственную спальню. Меня это сильно подкосило, но в самый последний момент я заметил, что мой ангел судорожно вдохнул. Потом погрузился в обессиленную темноту.


Приходя в себя, я не смог открыть глаз. Немного погодя, я понял, что меня окружает темнота. Более того, попытавшись встать, я понял, что не могу этого сделать, в нескольких сантиметрах от моей головы был потолок. Ощупав все вокруг, я понял, что лежу в деревянном гробу. Силы полностью восстановились, как физические, так и демонические. Разрушив заклятьем все над своей головой, я полез вверх по земле. Но выбравшись на волю, я не смог поверить собственным глазам.
Ад напоминал небеса, какими я их в последний раз в жизни видел. Всюду лежали окровавленные тела демонов, замок, видневшийся неподалеку, был разрушен. В землю, из которой я выбрался, был воткнут камень с выбитыми словами «Виктор. Возродитель ангелов.» и подписанными кровью «проклятый виновник новой войны, возомнивший себя богом!». Протерев глаза, я попытался проснуться. Я, конечно, мог вырубиться на какое-то время, истощив все силы заклинанием, но как ангелы могли возродиться? Почему никто не стал ждать, пока я проснусь? Я же не мог проспать вечность! И почему меня похоронили заживо? Приняли за мертвого? Я настолько истощил себя, что не дышал и не подавал никаких признаков жизни? Но демоны всегда чувствуют, спит их противник или действительно мертв. Если, конечно, меня не хотели похоронить заживо.
Я явил крылья и взлетел, оглядывая свои земли и пытаясь понять, выжил ли кто-нибудь. Подо мной не было никаких движений. Только разрушенная местность, которая не казалась знакомой и трупы демонов в разных стадиях разложения. Было такое впечатление, что я проспал миллионы лет и за время моего отсутствия все разрушилось. Оставалось только гадать, что на земле творится при подобном раскладе.
Неожиданный удар магии по одному из крыльев обдал жгучей болью и заставил меня резко терять высоту. В ходе хаотичного падения я заметил серьезную пробоину с обожженными краями, но не смог заметить того, кто мог это сделать. Едва скорректировав свое падение единственным целым крылом, я упал на полуразрушенный дом, проломив еще одну дыру в крыше. Убрав крылья, я выбежал в коридор, избегая открытых мест и пытаясь понять, кто меня подбил. Это должен быть кто-то с серьезной магией, иначе меня бы даже не поцарапало. Но почему этот кто-то не нападает снова? Я открыт, стоит только поджечь дом, и я буду вынужден выйти на открытую местность.
Не успев подумать, я почувствовал запах огня. Крыша горела, вынуждая меня спуститься ниже, а немного позже и вовсе выбежать из дома. Даже применив магию, я не смог погасить пламя. Но я не вышел в парадную дверь, а выпрыгнул в окно, оглядываясь и держась спиной к дому. Вновь никого поблизости не было. Из звуков только треск горящего дома. Я стал с опаской обходить дом, но у парадного входа или поблизости никого не было.
Все походило на абсурд. Я провокационно отдалился от дома и вышел на открытое место, оглядываясь, но новых нападений не было. Решив, что нападали из другого места, я направился к дороге. Неожиданно по спине ударило, заставив меня пролететь несколько метров и пробить остатки стены при падении. Я попытался вскочить, но меня придавило. Не чем-то материальным, кто-то давил на меня силой, не давая пошевелиться.
– Так-так-так… беглый демон? Приятель, ты серьезно влип, решив себя обнаружить. Глупо было изображать из себя птичку. – услышал я голос за спиной.
– Ты тоже себя обнаружил, идиот. – усмехнулся я.
Сосредоточив силы, я пустил волну в сторону голоса. Меня перестало давить и я вскочил на ноги, быстро оборачиваясь. За мной стоял ангел, гордо держа крылья. Но я таких не создавал. Этот был достаточно взрослым, одет в ангельские доспехи и держащий меч. И я чувствовал исходящую от него силу, хоть мы и были в аду, который должен был его истощить.
– Перед своей смертью поведай мне, что тут произошло? – усмехнулся я, уверенно приближаясь и создавая в руке меч.
– Перед моей смертью? Ну надо же. А ты наглец. Пожалуй, я не убью тебя, а подарю тебя Игевалю или Поэнелю, если будешь дурить. Поверь, у последнего ты долго не проживешь. – усмехнулся ангел, все же немного отступив.
– Какое имя выбить на твоей смертной плите? – усмехнулся я, сокращая расстояние и держа меч наготове.
– Я Клодиэль и я присматриваю за адом.
Пару шагов отступив, он ринулся на меня, а я кинулся на него, делая выпад. Он увернулся и сделал выпад в ответ, который я парировал. Несколько ударов мечами и мне удалось выбить его меч из рук. Но он рассмеялся и схватил мой меч рукой. Рукоять моментально раскалилась добела, обжигая руку и заставляя меня отпустить. Не придумав ничего лучше, я ударил по нему энергией, заставив отлететь и подняться в воздух. Запоздало я понял, что в этом у него передо мной преимущество. Он в ответ ударил меня волной своей энергии, заставив снова упасть. Я образовал щит и поднялся на ноги, но сила ангела каким-то образом разрушала его.
Неожиданно он вздрогнул и все прекратилось, дав мне выдохнуть. Ангел рванулся рукой к себе за спину и вытащил окровавленный нож. Кровь на нем шипела, а ангел схватился за грудь. Еще пара кинжалов пролетела мимо него, взмывшего высоко вверх. Ко мне подбежала пара демонов, схватив под руки и потащив куда-то. Я собрался потребовать объяснений, но взамен взлетевшего было видно пару летящих в нашу сторону ангелов. Демоны быстро помогли скрыться куда-то в подземелье, укрытое магией.
– Да что происходит, Дьявол подери?! – возмутился я.
– Ты идиот? – спросил один из демонов.
– Нет! Я не понимаю, кто создал тех ангелов, какого черта они так сильны в аду и какого дьявола напали на нас?! Ангелы должны быть просто постельными пустышками!
Демоны остановились, переглянувшись. Один повертел пальцем у виска, а другой пожал плечами.
– Ведите меня к главному, может он умнее и проявит должное уважение! – потребовал я.
Новое пересечение взглядов и тот, что молчал, буркнул:
– Черт с ним, он силен. Может и пригодится.
Мы спустились еще ниже. Готов поклясться, даже в моем замке не было таких глубоких катакомб. Но, к моему удивлению, в итоге мы вышли в небольшое поселение. Судя по виду, оно было защищено сильной магией от посторонних глаз. Один из демонов ушел, а другой повел меня вглубь, радуя видом нескольких демонов. Хотя сам их внешний вид оставлял желать лучшего – все грязные, в рванье с доспехами, шрамах и подпалинах.
– Господин Беор, мы нашли сильного демона. – сказал ведущий меня, постучавшись в дверь одной из хижин.
Не поверив своим ушам, я оттолкнул демона и влетел в дом.
– Беор, какого Дьявола про… – я невольно замолчал.
Мой верный заместитель был с изрезанным шрамами лицом, без одного глаза и правой руки. Не веря, что это действительно Беор, я взял его за левое плечо.
– Беор… Что произошло? – не своим голосом прошептал я.
– Ты умер, а твой ангел взбесился. – спокойно ответил он.
– Как это произошло? Что здесь вообще происходит? Когда это все началось?
– Почти половину тысячелетия назад. Твой ангел разрушил замок и повел остальных войной на демонов, обращая часть в ангелов.
– Подожди, Унаэль слишком слабый и неуравновешенный для подобного…
– Ты даже не знал, что творится в его голове. Может вид твоего мертвого тела его спровоцировал, может он давно вынашивал планы, возможно, Данигор тому причиной. Унаэль после разрушения замка обессилел настолько, что его бы убили, но за красивое тело Данигор пустил его по рукам своих подданных, пока ангел не стал захлебываться ядом и собственной кровью.Но у твоего ангела что-то в мозгу замкнуло и он на пороге смерти исцелился и поднял всех остальных на бунт, а затем и на войну с последующим истреблением демонов.
– Подожди, при чем здесь Данигор? Он жив?
– Мертв. Он убил своего ангела и ехал к тебе за новым, когда все случилось. Поняв, что к чему, он схватился за власть и издал указ об истреблении ангелов, а потом и на войну, в которой Унаэль его собственноручно прикончил, назвав источником зла. Сейчас ангелы истребляют демонов. Около сотни лет назад они перестали брать пленных и обращать их. Но моего друга, Игевара, они забрать успели. Теперь он Игеваль и ему промыли мозги достаточно, чтобы он поддерживал Унаэля во всем.
Я осел на стул, а Беор вываливал на меня все новые и новые кошмары. Все напоминало прошлую войну ангелов и демонов, но на сей раз под реальной угрозой истребления были демоны. Судя по рассказам Беора, Унаэль превратился в свою полную противоположность. Он стал лидером с такой жестокостью и хладнокровием, каким я никогда не был. Хотел быть, но все же не был. Небеса вновь принадлежали ангелам, а ад они захватывали, чтобы истребить демонов. Я не мог поверить своим ушам настолько, что по завершению рассказа Беора у меня был всего лишь один вопрос.
– Беор, как мне проникнуть на небеса?


Беор скрыл от своих же, кто я есть на самом деле. Большинство выживших демонов обвиняли мое правление в случившемся. Поэтому мне не следовало указывать на свое бывшее положение. Из моего времени правления остался только Беор, все остальные были слишком молоды, чтобы знать, как я выглядел. Но доверие моего бывшего заместителя заставляло их верить мне.
Мы облазили все обходные пути на небеса, убедившись, что не только парадный вход охраняется. Клодиэль, постоянно летающий с несколькими ангелами по небу ада, только вставлял нам палки в колеса, не давая возможности к открытому передвижению. Оставалось только допросить с пристрастием одного из его подручных, выбрав самого слабого. А слабого должен был приманить слабый.
Выследив одного из ангелов, женщину-воина, мы выпустили мальчишку-демона на открытое место в полуразрушенном селении. Сами же затаились под магическими барьерами, скрыв свое присутствие. Чем еще было выманить женщину, как не ребенком?
Филиар бегал по деревне, как загнанная котом крыса, боясь, что мы не успеем вовремя. Ожидать долго не пришлось, его отшвырнуло в одну из стен, и на землю ступила ангел. Выхватив меч, она быстро направилась к демоненку, явно собираясь покончить со всем побыстрее. Но приблизившись, она заколебалась. Филиар очнулся и побежал в нашу сторону, а она полетела за ним, не дав добежать всего пару метров до границ барьера и занесла меч.
– Не надо! Пожалуйста! Я хочу жить! – взмолился Филиар.
Ангел засомневалась, а я понял, что пора. Вырвавшись за границы барьера, я ударил ее волной энергии и отправил через несколько стен. С той стороны из барьера выбрались еще несколько демонов и быстро сковали ангела заколдованными оковами, оглушили и понесли в подземный ход. Я похлопал Филиара по спине, убедился в том, что нас не преследуют, и отправился следом. Ангела бросили в одну из камер, заковав по рукам и ногам. Потом ее привели в чувство и один из демонов начал допрос с пристрастием, сопровождая каждый непонравившийся ему ответ резней, и пролитием демонической крови на раны. Это не давало ответов и они перешли к открытому изнасилованию, вымещая на ней всю свою злость на ангелов. Несколько часов слышались ее крики по подземелью, но потом она отключилась, так и не дав толковых ответов.
– Я с ней закончу. Возвращайтесь. – сказал я.
Но когда демоны ушли, я снял с ангела все оковы и вынес на поверхность. У меня был свой план, о котором не знал даже Беор. Я вышел с ангелом на руках на открытую местность и стал ждать. Долго ждать не пришлось, передо мной приземлился уже знакомый Клодиэль.
– Отдай Териэль и я сохраню тебе жизнь. – предложил он.
– Меня не устраивают такие условия. Все же я украл ее у своих и обратно мне лучше не соваться.
– Чего ты хочешь?
– Стать ангелом.
Воцарилось молчание. На лице ангела читалось такое удивление, как будто я ему небеса открыл.
– Зачем тебе это?
– Я жить хочу. Признай, вас намного больше и демонов со дня на день истребят. Так почему бы мне не принять выигрывающую сторону? К тому же я знаю, где их последние прибежища.
– И ты так просто нам их выдашь?
– Ну почему же? Я стану ангелом, лично их уничтожу и поднимусь вверх по карьерной лестнице,
Клодиэль задумался. Я понял, что он сам планировал подобное. Так же я знал, что ангелы никогда не доверяли демонам до своего истребления и нынешние вряд ли сильно отличаются в этом. Но появившиеся в небе ангелы, спускающиеся за спину Клодиэля и настороженно смотрящие в мою сторону, заставляли его быстро принять решение.
– Отнесите Териэль для исцеления, а демона в оковы.
У меня отобрали девушку и сковали по рукам и ногам, оставив практически без сил. Потом они взлетели, потащив меня на цепях. Через некоторое время они завели меня тайной тропой на небеса. Как я и ожидал, небеса выглядели, как процветающее королевство, а количество ангелов ужасало. Меня вели по границам, но все равно ото всюду слышались крики «дьявольское отродье» и сыпалось все, что под руку попадалось. Неудивительно, что к месту заключения меня не повели через парадный вход.
Но бросив меня в местную тюрьму, ангелы уши. Меня сторожили снаружи, это я знал точно, но внутри никого не было. Я стал ждать. Меня никто не посещал и не приносил еду пару дней, а потом меня снова куда-то повели. Мне надели какой-то мешок на голову и я ничего не видел. Но я знал, куда меня ведут. На меня одели ошейник, подавляющий силу, которые мы раньше нацепляли на ангелов.
Через несколько минут мы остановились.
– Снимите с него все и уходите. Он ничего мне не сделает. – услышал я знакомый голос.
Меня отпустили, сняв оковы, а мешок сдернули с головы. Я оказался в библиотеке. Ангелы удалились. В кресле у одного из стеллажей сидел Унаэль. Вновь без крыльев, с белоснежными волосами, которые, наверное, отросли до самого пола. Я бы не сказал, что он сильно изменился, хотя видно было, что он стал старше. Закрыв и отложив книгу, он встал с кресла и медленно приблизился ко мне. Подняв руку, он взял меня ладонью за лицо и выдохнул, закрыв глаза. Судя по его виду, я как будто был привидением или чем-то нереальным.
– Виктор… ты жив… это и правда ты… – выдохнул он, обнимая меня.
Я засомневался в своем плане и знал, что эти сомнения он почувствует и все провалится в любой момент. Но поделать с собой я ничего не мог.
– Зачем ты истребляешь демонов? – спросил я, пытаясь найти уверенность в правильности задуманного.
– Я защищаю от них ангелов. О чем ты думаешь?
– О том, что защищаю демонов.
Материализовав меч, я вонзил его в спину ангела, прижав его к себе сильнее и почувствовав, как он дернулся от боли.
– За что? – прошептал он.
– Это все было ошибкой. – ответил я.
Я осел на пол, придерживая его и наблюдая. Я пробил ему легкое и артерию, и он медленно захлебывался собственной кровью. Судя по тому, что в библиотеку никто не явился, обратная связь от Унаэля к ангелам существовала, заставляя их ощущать то же, что и он.
– Я бы не хотел, чтобы ты мучился. Но иначе война не закончится никогда. – сказал я.
Это была правда. Он мучился и истекал кровью у меня на руках и мне было неприятно наблюдать за этим. После того, что я с ним сделал, он продолжал мне верить. И он со временем стал моим слабым местом. Если бы я не стал создавать ангелов с его помощью, он бы оставался в своей башне всю жизнь. Если бы не дал слабину и стер ему память, он бы не был собой, и, возможно, ничего этого бы не было.
А сейчас он вынужден был умирать так медленно и так мучительно, как только мог, чтобы за ним последовали все ангелы. И я не знал, как облегчить его участь. Я держал его на руках, придерживая голову и водя большим пальцем по щеке. Он неотрывно смотрел мне в глаза с непониманием. Он уже задал свой последний вопрос, но я не хотел на него отвечать. Я чувствовал, что он все меньше сопротивляется. Ангельские силы покидали его тело, а все вокруг как будто теряло стержень. Новые небеса держались на нем и погибали вместе с ним.
Вместе с тем ко мне постепенно приходило осознание того, что я слишком сильно к нему привязался. Я чувствовал сожаление от его смерти и больше не хотел править адом. Мне уже было все равно и я чудом сдерживался, чтобы не плюнуть на все и не исцелить своего ангела.
Его замученное дыхание постепенно прекратилось, а глаза замерли. Внутри меня что-то оборвалось. Разом поднялась злость. На всех, на ангелов, слепо идущих на смерть за свою веру в несуществующего создателя. На демонов, истребивших ангелов. На ангелов, восставших и истребляющих демонов.
– Доволен?! – заорал я куда-то вверх, – Он мертв, а с ним и все твои творения! Да чтоб ты сам сдох, сукин ты сын! Ты никакой не Создатель! Ты мразь, которая развлекалась войнами своих творений! И знаешь что?! Больше не будет никаких войн!
Собрав все свои силы, я связал себя с горсткой оставшихся демонов. Потом закрыл глаза Унаэля и крепко прижал его к себе. Сомнений не осталось, у меня в мозгу что-то щелкнуло и я дернул меч, вогнав в тело ангела до рукояти и пробив себя заодно. Теперь настал мой черед задыхаться. Кровь моего ангела, оставшаяся на мече, травила меня изнутри. А со мной и всех выживших демонов.
Я решил для себя, что если проклятый Создатель существует и по его плану я должен был возглавить демонов, то я заберу всех с собой, как Унаэль забрал с собой ангелов. Если по чьим-то планам должны были выжить либо ангелы, либо демоны, то умрут все. Не будет ни тех, ни других.
Я взял ладонью лицо своего ангела и поцеловал холодеющие окровавленные губы. Последним на ум пришло осознание того, что я просто хотел быть с ним. Не держать его взаперти, а предоставить жизнь, которую он заслуживал. Но если уж так вышло, что ему пришлось погибнуть, то и мне не было причин выживать.


– Да какого черта?! Если вы присылаете кого-то, то уж будьте добры, позаботьтесь, чтобы ваш человек приехал вовремя! – орал я в трубку.
– Мы ничего не можем сделать. Господин Лорсент прибудет непосредственно на место раскопок и там проведет расследование по его необходимости. – спокойно отвечали мне.
– То есть, вы хотите сказать, что мы приедем, начнем копать, а потом он приедет, посмотрит и решит, что раскопки там не нужны?!
– Расследование необходимости раскопок будет проводиться непосредственно на раскопках.
– То есть ваш бумажник будет сидеть и смотреть, думая, что мы попросту в земле копаемся?!
– Не говорите ерунды. Само собой, господин Лорсент профессиональный археолог и имеет множество рекомендаций. Вопрос решен, ожидайте его непосредственно на месте раскопок.
Послышались короткие гудки и я сжал телефон до треска. Вся моя экспедиция была под угрозой. К тому же моим людям нужны были деньги, без которых они не будут работать. У них у всех есть семьи, которые нужно кормить. Мне оставалось только потратить все свои средства и кредитные лимиты на начало раскопок. Но этого было достаточно максимум на месяц с продажей всего моего имущества. Грубо говоря, если экспедиция провалится, то я сяду в тюрьму за долги перед банками. Но это был единственный выход. Черт бы побрал этого Лорсента! Я планировал подкупить его или убедить в том, что то, что мы найдем, с лихвой покроет все убытки. Но выходило так, что мне придется убеждать его уже потратив все собственные средства.
Тем не менее, я переночевал у брата, распродав остатки своих вещей и оставив все только самое необходимое. Он называл меня безумно верующим идиотом, но на самолет все же проводил, пожелав удачи. Несколько часов в воздухе и мы приземлились в аэропорту. Пара дней в гостинице на отдых для моих людей и все было готово. Мы выехали на внедорожниках к месту раскопок. На это должно было уйти еще пара дней.
Мой водитель остановился под вечер первого дня. Я отсыпался на открытом багажнике и проснулся от того, что мы стоим. Подняв козырек шляпы, я заметил, что моего водителя нет за рулем. Сев прямо, я отстегнулся, а потом встал и огляделся. Мои ребята курили и хохотали возле какой-то иномарки.
– Какого черта? – окликнул я их.
– Там пацан, которого мы за девчонку сначала приняли. – ответил мне Грег.
– И что с того? Своих жен мало?
– Да нет. Он колесо пробил и менять не умеет.
– И вы решили поставить под угрозу всю экспедицию, чтобы помочь кому-то с колесом?
– Он в ту же сторону едет. И у него бензин закончился к тому же. Мы ему колесо поменяем и на тягач возьмем.
– Быстрее. Мы уже отстаем от графика. Боже упаси, тот хрен приедет раньше нас!
– Ладно.
Я сел обратно, закурив и наблюдая. Среди моих людей и правда мешкался какой-то мальчишка. Мне было не особо хорошо видно, но я видел, что он худой блондин в майке и шортах, идиотской шляпе и огромных очках с толстыми стеклами. Типичный ботаник, которых мы в школах били и у которых списывали. Этот еще и все ронял, то и дело спотыкался и падал. Идиот одним словом. А дорогую машину ему явно богатенькие родители купили. Странно, что они ему лазерную коррекцию зрения и пластическую операцию не купили. А заодно новые мозги. Неудивительно, что мои ребята веселятся, наблюдая за ним.
Я снова сел поудобнее и опустил шляпу на лицо, собираясь поспать. Но надолго мне это не удалось, парня забросили в наш багажник, а Гарри сел за руль его машины, прицепленной к нашей. Я приоткрыл один глаз и искоса взглянул на парня. У него и правда было женское лицо, если снять очки. Он сидел и что-то печатал в ноутбуке. Я закрыл глаза обратно и задремал.
На ближайшей заправке мы расстались, парень остался у мастеров по колесам чинить пробитое и запаску, а мы заправились и поехали дальше. К моей радости, проверяющий еще не успел приехать. Мы смогли обустроиться, разметить поле и даже начать раскопки на следующий день. Потом, к моему удивлению, к нам подкатил от же парень на иномарке.
– Ты что-то забыл? – спросил я, поднявшись к нему.
– Вы Виктор Нойв? – спросил он.
– Да. А что?
– Я Уно Лорсент. Унаэль Лорсент, археолог и ваш проверяющий от компании.
У меня брови взлетели вверх, а он неудачно открыл папку и все бумаги упали, разлетаясь на ветру. Мои ребята, хохоча, стали ловить пролетающие мимо, а я, вздохнув, присел на корточки и стал помогать собирать не разлетевшиеся. Несколько минут спустя, у меня на руках была бумага с подтверждением его слов. Это наказание приехало нам помогать. Но тратить на него время я не собирался, в его бумагах я видел много чего, что мы искали. Значит нам нужно только найти хоть что-то и он отправит запрос на полную оплату экспедиции.
Пошли дни, мы копали, а этот Уно в основном листал бумаги и рылся в камнях, которые мы ссыпали с ненужной землей. Своей аккуратностью он уже умудрился испортить две машины из семи, свою и половину техники. В итоге я запретил ему приближаться к нашим инструментам и технике. Он стал сидеть на краю оврага и читать что-то, наблюдая за нами и делая пометки. Я как-то стащил его пометки и к собственному удивлению обнаружил там «состав земли соответствует необходимому возрасту. Предположение: в течении трех дней будет найдено искомое».
Меня это удивило настолько, что я пошел искать его, собираясь задать пару вопросов о том, как он определяет подобное. И почему отправляет положительные отчеты через ноутбук. Взломать его было просто – стандартный пароль ботаника «бог».
Нашел я его в овраге, который мы раскопали. Он разрывал землю каким-то детским совком.
– Что ты там делаешь? – спросил я.
– Н-нич-чего… – ответил он, выронил совок.
– Почему ты отправляешь положительные отчеты?
– Н-ну… я верю, что мы на правильном пути.
– И за свою веру ты готов разорить компанию?
– Моя вера меня еще ни разу не подводила. Иначе я бы просто закрыл вашу экспедицию даже не начав изучение материалов.
Он встал, отряхнулся и направился к лестнице. Но, не дойдя до нее пару шагов, споткнулся и упал, зацепившись за перекладину и схватившись за лицо. Закатив глаза, я спустился и дал ему платок. Он взял его и зажал разбитый нос, подняв голову. А я заметил, обо что он споткнулся и сел на корточки, разгребая землю руками. Пару раз подув, я обнаружил край глиняной тарелки.
– Смотри! Ларри, мы нашли! – от радости я схватил его за руку.
Мы оба замерли. Я собирался показать ему невероятное открытие, об которое он запнулся и которое давало нам точное место раскопок. Но что-то щелкнуло в голове и потом замкнуло.
– Унаэль… – выдохнул я.
– Виктор… – подтвердил он мои слова.
Я вспомнил все. Все, что с нами было и как мы погибли. Я дернул его за руку и прижал к себе, не веря, что мы оба живы и люди, и что все это реально.
– Но как?.. – спросил я, ничего не понимая.
Он убрал платок, стерев кровь, и улыбнулся, одним словом ответив на все мои вопросы:
– Создатель.

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал

URL
   

Tonio Treski

главная