20:51 

Ангел в кругу демонов 2 (часть 1)

Tonio Treski
Хэппи Энда не будет, Всегда Ваш, Tonio Treski =^_^=

Автор: Tonio Treski
Фандом: ориджинал
Категория: слэш
Рэйтинг: NC-17
Жанр: слеш
Описание:
Небеса и Ад разрушены, ангелы разбиваются при падении с небес, демоны погибают, выбираясь из разрушенного ада. Но один из демонов, изгнанный намного раньше, помогает соплеменникам выжить и находит неожиданный "сюрприз", не похожий на типичного ангела, но явно свалившийся с небес.


Начав существовать и впервые открыв глаза, он увидел, как того, кто его создал, уносят в бессознательном состоянии. Его закрыли на долгое время, предоставив самому себе. В памяти остались только белоснежные крылья тех, кого он видел. А в тот момент, когда он увидел своего создателя в сознании, хоть и измотанным, началось его обучение.
Создатель, Унаэль, назвал его Албаэлем. Он никогда не ходил, выставляя крылья напоказ, как другие ангелы. А когда Албаэль, едва осознавший себя одним из них, явил свои, то Унаэль его пристыдил, сказав, что крылья являются только средством передвижения, и являть их без необходимости – то же самое, что подогревать свою гордыню, что является грехом.
Унаэль стал учить Албаэля жить на благо других, а не себя, развивать его способности. Сам же Унаэль никогда не демонстрировал не только свои крылья, но и свои силы. Кто-то говорил, что предводитель ангелов лишился всего, когда создал себе подобного из света. Сам же Унаэль говорил Албаэлю, что ему суждено пройти его путь, а Унаэлю суждено погибнуть и возродиться, забыв все и отойдя от вечной борьбы с демонами.
Албаэль не верил в предсказания гибели Унаэля, хотя ему постоянно снились кошмары-видения об истекающем кровью и умирающем предводителе ангелов. Не верил ровно до тех пор, пока не почувствовал тьму на небесах.
Младший ангел впервые в своей жизни увидел демона, явившегося, как будто напрямую из своих кошмаров. А Унаэль, как будто в подтверждение, выслал его вместе со всеми, освободив демона и оставшись с ним наедине. Не в силах справиться с собой, он приоткрыл дверь и увидел свой кошмар в реальности: демон материализовал меч и пробил спину Унаэля. У Албаэля крик ужаса застрял где-то в горле.
Ангелы в коридоре попадали, все вокруг задрожало, потом исчезло в свете. Когда свет угас, Албаэль понял, что летит куда-то вниз, а вокруг, по ночному небу, летят другие ангелы, в большинстве взрываясь вспышками света и исчезая в темноте.
Резкий удар спиной выбил возможность дышать и заставил начать хватать ртом воздух. Вокруг был лес, падали горящие белые перья, ангелы продолжали взрываться, не долетая до земли. Вся картина как будто продолжала ночной кошмар. Албаэль вдруг оказался один, не в силах пошевелиться, но всем своим существом желая явить крылья, взлететь и удержать ангелов от разбивания о неизвестное препятствие.
Услышав какие-то звуки, Албаэль повернул голову. Из под земли рвались демоны, сначала представая почерневшими скелетами, потом обретая плоть и рассыпаясь прахом. Кто-то едва показывал голову и руки, а кто-то почти успевал вылезать, но все, как один, рассыпались, как и ангелы, но черным пеплом, а не светом.
Нескольким все же удалось полностью выбраться. Рассыпающиеся, восстанавливающиеся, и снова рассыпающиеся чудовища. Кто-то подошел и стал пытаться помогать чудовищам выбираться из под земли. Несколькие и вправду выжили и пытались вдохнуть, ведомые наставлениями незнакомца. Только Албаэль знал, что незнакомец – демон, схожий по силам с тем, кто уничтожил его создателя.
Теперь до Албаэля стали доходить его пророческие сны, слова Унаэля и то, что он должен пройти по его пути мучений и выживания на благо других. Но он просто не мог в это поверить, глубоко в душе оплакивая Унаэля, других ангелов и небеса, при падении с которых выжил только он один.


Албаэль, отчасти заинтересованный зрелищем и переставший испытывать страх, был вынужден понять, что оказался один. Он не чувствовал других ангелов, зато чувствовал множество демонов вокруг. К тому моменту, когда демон, которого восстающие называли Никбаром, закончил помогать остальным выбираться, небо перестало освящаться падениями ангелов, а все упавшие перья сгорели.
Никбар же, заметив неподалеку странного парня, отправил свою стражу выяснить, в чем дело. Албаэля подняли за предплечья и принесли к лидеру:
– Ангел. – отчитался один из стражников.
– Обыщите окрестности, он может быть не один. – приказал демон.
– А как поступить с этим?
– В темницу на цепи и внимательно следите, у него вполне могли остаться силы или союзники.
– Где мы? – подал голос Албаэль.
Получив от одного из стражников удар по лицу, он в страхе дернулся, вызвав у демонов смех. Но стоило Никбару подойти и наклониться, как смех тут же стих. Ангел же отпрянул, насколько позволяли державшие, и вжимая ушибленную щеку в плечо. Демон с любопытством взял его за подбородок и силой повернул лицом к себе, с удовольствием отмечая покраснение, которое вскоре должно было стать синяком.
– Любопытно. Тебя раньше ни разу не били? – спросил он.
– Нет. Ангелы своих не бьют. Это низкое развлечение для демонического отребья. – ответил ангел не думая, невольно зажмурившись от повторного движения руки стражника.
Но удара не последовало, Никбар жестом остановил стражника, с любопытством изучая ангела.
– Полегче со словами, малыш. Теперь ты на земле, в окружении, так называемого тобой, «отребья». И если не научишься вежливости и почтению, то проживешь здесь очень недолго прежде, чем кануть в бездну небытия. Если я верно понял, то небеса и ад разрушены и теперь смерть означает то, что ты перестанешь существовать вовсе. А твоя слабая человеческая оболочка только добавит пыток. В этом мире даже царапина может убить, и с таким длинным языком, как у тебя, я не уверен, что смогу сдержать своих новых подданных от расправы над тобой. – медленно произнес демон, наслаждаясь коктейлем страха на лице своего пленника.
Ангел чувствовал, что демон что-то замышляет, буквально читал по глазам и мечтал проснуться от всего этого кошмара. Он не мог поверить, что его худший кошмар сбылся и Унаэль мертв, а теперь сбываются предсказания о мучениях ангела. У Албаэля по-прежнему ломило все тело от падения, не давая стоять ровно, а теперь его еще и трясло от удара.
– Я передумал. Отмыть, раздеть и приковать в моих покоях. – скомандовал Никбар.
Четверо стражников кинулись выполнять, еще десять-двенадцать ушли обыскивать окрестности, остальные двадцать шесть демонов остались помогать двум сотням выживших и выбравшихся демонов, исполняя приказы Никбара.
Стража же, связав и перекинув через седло ангела, повезли его в замок на холме, по пути шутя, переговариваясь и делая насмешливые ставки на то, сколько минут после прибытия господина в замок протянет ангел. Албаэль же только и видел, что землю и траву под копытами коня, не зная, куда его везут и не желая верить слуху и предчувствию о жестокости демонов.
По проезду через лес и ворота, стражники сняли его с седла, но не дали разглядеть замок, тут же передав прислуге и передав распоряжения своего господина. Его буквально проволокли по коридорам и, не развязав до конца, кинули в корыто с холодной водой. Албаэль, невольно хлебнув, дернувшись и закашлявшись, попытался выбраться, но ему не дали. Срезая с него одежду и хохоча, демоны схватили ангела в тазу и стали вертеть, не давая сориентироваться в пространстве, царапая кожу жесткой щеткой и не упуская возможности опустить с головой под воду и смеяться над тем, как он откашливается от воды.
Веселье прекратилось в тот момент, когда ангел судорожно дернулся и перестал вырываться. Его наспех вынудили выкашлять всю воду и привели в чувство, потом обтерли тряпками и поволокли за руки и ноги куда-то наверх. В странном помещении с кроватью, горящим камином, столом, креслами диванами и кучей стеллажей со странными предметами, его руки и ноги сковали железными наручниками с цепями, которые были закреплены к железному кольцу в стене.
Едва прислуга ушла, ангел невольно сжался на полу. Длина цепей позволяла доползти почти до середины комнаты, но не позволяла приблизиться ни к одному предмету мебели или ковру у камина. Все, что оставалось Албаэлю, так это смотреть на горящий камин и пытаться согреться в ожидании своей участи.
До ангела вдруг стало доходить, что он вполне может умереть и перестать существовать среди этой армии демонов и даже вспомнить о нем будет некому. Если верить Унаэлю, он был таким же, единственным ангелом, в замке, полном демонов. Он старался следовать наставлениям своего создателя «живи для других», но он был один, и жить ему было не для кого. Это добавляло паники и правдивости к словам демона о том, что в случае смерти он просто перестанет существовать. Прямым подтверждением слов демона были и оковы, давящие своей тяжестью на запястья и щиколотки, и холод, который он испытывал, не в силах согреться.
Албаэль невольно признался себе, что правила резко изменились и теперь ему, единственному ангелу среди демонов, придется всеми способами бороться за выживание своей слабой оболочки и, подобно Унаэлю, придумать, как возродить ангелов на земле.


К моменту появления Никбара, Албаэль успел заснуть, замученный собственными мыслями. Демон сперва не обратил на него никакого внимания, отстегнув и сняв мантию, он расстегнул пояс и снял меч, повешав все на крюки на стене. Только обернувшись, он вспомнил, что после долгой разборки и размещения новоприбывших его ожидало неплохое развлечение.
Неспешно ступая, он подошел к стеллажу и оглядел свои игрушки. Рука сама собой дернулась к знакомым хлыстам с металлическими вставками, которыми наказывали за проступки на его землях. Но, оглянувшись на съежившуюся на полу фигуру, он решил начать с чего попроще. Вопросов впереди было много, а первоисточник должен был оставаться в сознании как можно дольше.
Выбрав многохвостый кожаный хлыст и любимый конский кнут, Никбар неспешно подошел к голове ангела, поднял и расправил прядь лежащих на полу белых волос, еще влажных после мытья. На вид ангел был вполне взрослым парнем, но вел себя, как сущий ребенок, к которому ни разу в жизни не применяли мер по воспитанию.
Убрав волосы с шеи, Никбар неспешно провел по ним и намотал на кулак, после чего резко рванул вверх и выпрямился, свободной рукой опустив хлыст на спину ангела. Как и ожидалось, не проснувшись до конца, он ощутил боль и закричал. Не дав привыкнуть, демон дернул ангела за волосы вперед, натянув цепи и лишая всякой возможности защититься. Немного взмахнув хлыстом в воздухе, он снова порадовал свой слух отчаянным вскриком, прежде чем начать допрос.
– Почему небеса и ад разрушились? – жестким голосом поинтересовался Никбар, взмахнув хлыстом для верности.
– Не знаю! – со слезами на глазах вскрикнул ангел, зажмурившись.
– Неверный ответ. – усмехнулся демон и нанес еще один удар по спине ангела, насладаясь его криком, а потом повторил свой вопрос.
– Я не знаю! – в отчаянии вскрикнул ангел, пытаясь дергаться и уворачиваться.
– Что произошло наверху?!
– Демон… Демон убил… он убил Унаэля… и я оказался… оказался здесь… я не знаю… не знаю, почему… почему небеса… разрушились… – сквозь всхлипы произнес Албаэль.
У Никбара в голове мелькали предположения, но он твердо решил выбить из мальчишки все, что тот знает. Едва малосвязная речь переходила в рыдания, он поддавал ангелу пару ударов вместо вопросов и из того буквально сыпалась информация.
Албаэль, сам того не понимая, рассказал демону обо всем, что знал. Что ему снились кошмары со смертью Унаэля и они сбылись. Что Унаэль его создал. Что предводитель ангелов предрекал свою смерть и прохождения Албаэлем его пути единственного ангела, возрождающего себе подобных среди армии демонов.
От последнего Никбару стало смешно. Ровно настолько, чтобы перестать бить и отпустить волосы ангела, позволив ему неуклюже отползти к стене. Ангел рыдал от боли в разодранной спине, а демон не мог заставить себя перестать смеяться, опустившись на кресло напротив сжавшегося в углу парня. Теперь не было смысла в плети, ангел и так был перепуган на смерть и мог выдать все, что знал. Но, отложив хлыст, демон все же расправил кнут на коленях.
– И как же ты собрался возрождать ангелов в моем замке? – поинтересовался он, подперев кулаком подбородок.
– Не знаю… – едва слышно и куда-то в стену ответил ангел.
– Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! – рыкнул Никбар, для верности щелкнув хлыстом об стену возле головы своей жертвы.
Албаэль в страхе дернулся, соприкоснувшись спиной со стеной и невольно простонав от боли. Но все же нашел в себе силы посмотреть в глаза демона. Его покрасневшие глаза и влажные дорожки от слез радовали глаз. Сколько бы Никбар не наказывал демонов или людей-рабов, в их взгляде в момент наказания никогда не было подобного животного страха. Ангел боялся его всем своим существом.
– Я не знаю… – на выдохе повторил Албаэль, стараясь заставить перестать свой голос дрожать или хотя бы сглотнуть ком в горле.
– Как ты думаешь, знал ли твой создатель, что ты будешь сидеть и рыдать от боли перед демоном? Как ты можешь возродить ангельский род, если и себя-то защитить не способен? – усмкхнулся Никбар.
Ангел на какое-то время отвел взгляд, задумавшись или вспоминая, но потом отер лицо тыльной стороной руки, взял себя в руки и с улыбкой произнес:
– Не знаю, как, но я смогу. Мой создатель не ошибается. Возможно, мне поможет его Создатель или я сам все пойму, но предсказания Унаэля всегда сбываются. Ангелы возродятся и отправят демонов в подобающее им место.
Едва успев договорить, Албаэль получил удар по лицу и ударился головой об стену у которой сидел. Никбар сам не заметил, как вскочил с кресла и нанес удар, но вид сжавшегося ангела, пытающегося защититься от него руками, его развеселил. Он был похож на подбитую игрушку, но хотел возродить свой род и разбить демонов.
– Ты один. Ты никого не сможешь воссоздать или воскресить. Ты просто моя игрушка, которая будет жить, пока мне не надоест. А когда надоешь мне, я отдам тебя солдатам и они разорвут тебя на мелкие кусочки. – почти ласковым шепотом у самого уха ангела произнес Никбар.
Оставив ангела в углу давиться беззвучными всхлипами, он убрал свои игрушки по местам, разделся и лег в кровать, засыпая под шмыганье носом и неровные выдохи своего пленника, довольствуясь своими, хоть и слабыми, но мерами воспитания.
Албаэль же не мог заснуть еще долго. Демон крепко спал, но продолжал мучать его своим видом и напоминанием о словесной дуэли, в которой он проиграл. Его снова сковал страх от того, что он не сможет оправдать ожидания Унаэля или наскучит демону и погибнет раньше, чем сможет хоть что-то сделать.


Утро встретило Никбара новыми проблемами, по руководству, а Албаэля испугом от неожиданного появления демона в спальне. Еще больше ангела испугал приказ Никбара накормить и тщательно прочистить его к вечеру. Ангел, впервые с момента падения, почувствовал эмоции демона и это добавило паники.
Предводитель демонов же, усмехаясь про себя про «тщательную очистку», которая его пленнику явно придется не по душе, отправился разбираться с проблемами. Но едва он успел разобраться с распрями новых собратьев на своих землях, как кто-то из прислуги влетел в обеденный зал, прервав беседу за столом.
– Сир! Ваш ангел отказывается от еды! Мы не можем его заставить! – с порога выкрикнул слуга, за что получил затрещину от стражи.
Пав на колени, как и полагается, демоненок рассказал, что при любой попытке накормить ангела или впихнуть еду в его рот, он давится и явно не способен есть сам. Свиту Никбара это развеселило – ангел, который не умеет есть. Никбар же, дожевав кусок мяса, отер руки и встал из-за стола, подав жест остальным не отвлекаться.
Неспешно добравшись до подсобных помещений, он застал забавную картину: ничем не связанный ангел зажимается в угол от пытающейся его накормить прислуги. Велев принести свой хлыст, он подошел к ангелу.
– Тебе не по вкусу мясо с овощами, так любезно приготовленное моей прислугой? – спросил он.
Не дав ангелу ответить, демон схватил глиняную тарелку и размозжил о голову ангела, забрызгав его всего подливой.
– Не хочет есть, как человек, принесите похлебку для собак в кувшине. – приказал Никбар.
Прилюдно схватив ангела за волосы и как следует пройдясь по его спине хлыст и добившись абсолютно беззащитного и подавленного состояния ангела, демон приказал схватить его, а сам сдавил большим и указательным пальцами мышцы челюсти своей жертвы, не давая закрыть рот и стал неспешно вливать настой из мяса и овощных очистков.
Ангел задергался, кашляя и пытаясь увернуться, на его глазах появились слезы. К концу мучительной процедуры он все же хлебнул отвратительного настоя и окончательно выбился из сил.
– Не хочешь учиться есть, как человек – будешь хлебать, как собака. – усмехнулся Никбар, отпуская обессиленное тело ангела и оставляя его на попечении своих слуг.
После завершения застолья и всех своих дел, демон отдал нужные распоряжения и вернулся к себе, застав неожиданную картину:
– Разве убийство – не грех? – с усмешкой поинтересовался он, наблюдая за своим пленником.
Ангел стоял прямо напротив него, нацелив его же меч к горлу демона. Но не сказать, что Албаэль был уверен в своем решении. Он хотел убить демона и вырваться на свободу, но его руки с зажатым мечом, как и он сам, дрожали.
– Выпусти меня отсюда. – хоть и дрожащим голосом, но потребовал он.
– Или что? – поинтересовался Никбар с усмешкой в голосе.
Ангел приподнял меч, указывая острием на горло демона, но его усилившаяся дрожь выдавала панический страх к тому, что он задумал. Никбар подумал о том, что в следующий раз надо приказать сковать его, чтобы сам себя не поранил. Сделав шаг вперед и закрыв дверь за спиной, он с удовольствием убедился, что ангел отступает, боясь что-то предпринять.
Неспешно преследуя ангела до тех пор, пока тот не споткнулся и не осел в кресло, Никбар схватил за рукоять и выдернул меч из рук Албаэля, вернув в висевшие на крюках ножны. По пути он вставил в камин принесенное с собой клеймо со знаком «N» для скота и рабов, означающих его собственность.
– Зачем я тебе? – тихо спросил ангел, не глядя в сторону демона.
– Просто для развлечения. Скажем так, пока ты полезен или интересен, ты будешь жить. Но если утренняя сцена с кормежкой еще раз повторится – будешь жить со скотом, и любой мой подданный сможет пользовать тебя, как захочет.
Ангел не ответил и демон придвинул клеймо поближе к центру пламени, чтобы быстрее раскалилось. Можно сказать, он оттягивал момент своего развлечения на этот вечер, не зная, что ангел уже сосредоточенно изучал его эмоции.
Когда все было готово, демон неспешно подошел и схватил ангела за волосы, связав их в кулак, чтобы не спалить свою игрушку раньше времени. Затем он потащил свою слабо сопротивляющуюся жертву к огню и поставил на колени. Достав раскаленное клеймо из огня, он стряхнул и сдул пепел с поверхности, а затем прижег заднюю часть шеи своего пленника.
Крик Албаэля, казалось, отдался во всем замке, но оборвался через несколько секунд, когда он потерял сознание. Никбар отстранил раскаленный металл, с удовольствием отметив четкий след, который еще долго будет причинять его жертве боль. Отставив клеймо на пол у камина, он неспешно поднял ангела с пола и переложил на кровать, лицом вниз.
Подложив под живот пару подушек и убедившись, что никто из его подчиненных не посмел подпользовать ангела, он вынул из шкафа ящичек с маслами и разделся. Опустившись на кровать и любуясь своей работой, он неспешно подготовил тело ангела, заткнув растянутые мышцы небольшой кожаной пробкой и ожидая, когда тот очнется. Никбар решил, что не позволит своей жертве пропустить подобный момент дрессировки. Да и если бы ангел просто безвольно лежал в процессе, то какой был бы интерес в пользоватии его тела? Никакого. Вот Никбар и ждал, пока его жертва откроет чуть закатившиеся от болевого шока глаза и вкусит всю силу подчинения.


– Дотронешься и я отрублю тебе руку. – усмехнулся демон, с удовольствием отмечая, как не до конца пришедший в себя ангел замер на месте.
Забавное было зрелище, жертва Никбара, полностью готовая к пользованию и имеющая клеймо, как его собственность. Сам же демон, держащий себя в узде уже пару часов, неспешно приблизился сзади и вынул пробку, с удовольствием отметив, как ангел сжался от страха.
Взять его, проникнуть в его дрожащую плоть, оказалось проще простого. Сложнее было удержать задергавшееся тело и сохранить здравость рассудка. Схватив ангела за изгиб шеи, и слегка надавив на свою работу, демон с удовольствием отметил, как он сжимается и стонет от боли.
– Не дергайся! А не то себе же хуже сделаешь! – прошипел Никбар на свою жертву.
Его глаз порадовало, что ангел в страхе сжал пальцами ткань, на которой ему предстояло быть растерзанным. Демон же, перехватив другой рукой за бок, стал двигаться, резкими рывками пробиваясь в скованное страхом тело.
Только после первой разрядки, которой он столько прождал, в голове немного прояснилось. Теперь он смог немного передохнуть и подумать, прежде чем продолжить пользование своей новой игрушкой.
Перевернув ангела и убедившись в том, что тот искусал губы в кровь, сдерживая рыдания, он невольно усмехнулся про себя, заметив очередную гримасу боли. Соприкосновение обожженой кожи на задней стороне шеи с тканью и волосами явно не убавило дискомфорта. Сам же Албаэль не мог и посмотреть в сторону своего мучителя, отводя взгляд в сторону.
– Посмотри на меня! – приказал демон.
Ангел не послушался, и демону пришла в голову идея для новой игры. Если ангел решил играть в невозмутимость, то у Никбара были свои сценарии по его окончательному сломлению. Снова раздвинув дрожащие ноги ангела в сторону, демон влепил ему пощечину, затем сдавил рукой челюсти, не давая закрыть рот. Он накрыл его своим, не давая нормально дышать и изучая языком рот ангела. В какой-то момент демон пожалел, что не может использовать рот ангела по назначению, но тут же нашел свободной рукой кольцо его мышц, не успевшее окончательно сомкнуться, и вновь им завладел.
На сей раз, двигаясь чуть медленнее, но так же резко, он терроризировал рот ангела, начавшего отбиваться руками. Но едва демон схватил его за руки, как его жертва прикусила ему язык, за что получила звучную пощечину. Ангел, почувствовав заминку, задергался, но демон сдавил его запястья одной из своих рук, а другой принялся мучить его член, подразнивая и заводя сквозь боль.
Албаэль невольно затих, не зная, как справиться с новыми ощущениями, а демон продолжил в него проталкиваться, попутно дразня член ангела одной рукой и крепко держа его запястья другой. Как бы ни был растерян ангел, но зубы сжал достаточно крепко, поэтому демон довольствовался тем, что есть – кусал за уши, шею, изгиб плеча, грудь, соски. Если ангел начинал дергаться, демон вцеплялся зубами в его плоть так, что появлялся металлический привкус во рту, и ускорял движения и мастурбацию ангелу.
За счет неопытности своей жертвы, демону удалось добиться почти одновременного оргазма, означающего его полную победу. Ангел даже вымученно простонал, дав демону новый повод схватить его за изгиб челюсти и снова заняться пыткой рта. Никбар получил, что хотел, но продолжал игру, чувствуя сопротивление и попытки оттолкнуть его от себя. Ангел слабо пытался бить его, отталкивать, даже языком пытался вытолкнуть язык демона из своего рта, но мучитель знал, как играть и не давал возможности даже вдохнуть, перехватывая дыхание и придавливая к кровати своим весом.
Но, даже когда демону надоело, он не собирался просто взять и уйти. Он отстранился от ангела и сел, позволив тому повернуться на бок и откашляться. Но передышка в несколько секунд закончилась несколькими сильными ударами рукой демона по замученной заднице ангела в нужном месте и сбрасыванием жертвы на пол.
– Ты первоклассная шлюха, ангел, держи в том же духе и проживешь какое-то время, пока не надоешь. – усмехнулся демон.
С пола послышался всхлип, а демон неспешно натянул на себя одеяло и закрыл глаза, зная, что ангел еще половину ночи будет мучиться от боли в свежем клейме, вытраханной заднице, и полученных ударов во время его легкого развлечения. Никбар заснул с мыслями о том, что на небесах или в аду их поцелуи со вкусом крови отравили бы обоих, но в человеческом мире это неплохая причина попробовать поизмываться над ангелом поизощреннее.
Албаэль же почти не чувствовал собственного тела от боли и морального унижения. Демон сделал с ним то, к чему Албаэль даже названия не знал, но знал, что это грех и до смерти боялся, что этим мог прогневать высшего Создателя. Боялся, что после этого не сможет выполнить поручение Унаэля, своего создателя. И больше всего боялся признаться себе в том, что что-то из насильственных и греховных деяний демона заставило все его тело ощутить… нечто страшное, но приятное, хоть и вкупе с болью…

Продолжение следует...

@темы: фанфик, слэш, высокий рейтинг, ориджинал

URL
   

Tonio Treski

главная